Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0006

0031

0000

0024

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Зельеварения


Класс Зельеварения

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Класс Зельеварения находится в подземельях Хогвартса и представляет собой довольно большую, но чересчур заставленную комнату. В классе мало источников света. Вдоль стен стоят шкафы с ингредиентами для зелий, измерительными приборами, несколькими старыми учебниками. Здесь есть несколько столов для работы, умывальник и куча котлов.
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/53523.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/19939.jpg
Иллюстрации с Pottermore

+1

2

<----- Коридоры подземелий

И все-таки, может, переименуем «свидание» в «деловую встречу»?
— Деловую встречу? Боюсь, у меня нет к тебе никаких предложений подобного свойства. Если есть у тебя — расскажи. — Мальсибер зашел в кабинет вслед за Рей и запер дверь на защелку. Затхлый запах и слой пыли на столах напоминали о том, что три месяца здесь не проводилось никаких занятий. — Если боишься, что я тебе что-то сделаю, подумай о том, какой в этом смысл. — Парень прекрасно понимал, что страх Вайнбергер сейчас пришелся бы совсем некстати, и все равно испытывал удовольствие, чувствуя себя внушающим и вселяющим трепет.
Медленно и задумчиво он подошел к шкафу с ингредиентами, прошел вдоль всех полок, пытаясь углядеть нужное зелье. — У Розье однажды возникла такая же... проблема, прямо на уроке. — Рыбьи глаза в одной из банок, вопреки объективным условиям, двигались, словно кто-то прямо сейчас толкает шкаф. — Слагхорн даже не отправил его в больничное крыло, дал выпить одну штуку... которую я в упор не вижу. — Слизеринец обернулся к девушке, проверить чем та занята. — Не теряй надежды раньше времени. — Он лучезарно улыбнулся, отвернулся обратно и присел проверять нижние закрытые полки.
Копаясь в банках, издающих от этого время от времени глухое позвякивание, он наконец вскинул руку вверх. — Есть! — Встав и подойдя к Рей, он, не терпящим возражений, резким движением протянул девушке небольшой прозрачный пузырек с ярко-голубой жидкостью и пару перчаток. — Выпей. А это надень пока, оно не сразу пройдет. Теперь можно будет заняться чем-то более приятным.

+3

3

Коридоры подземелий <----

Единственной и вполне очевидной реакцией Рей на то, что Мальсибер строил из себя невинного агнца, не являясь, собственно, таковым – был тяжелый обреченный вздох. Атмосфера запыленного, кажущегося заброшенным кабинета угнетала, давила и вызывала настойчивое желание сотворить парочку очищающих заклятий. Настолько настойчивое, что аж рука чесалась. Или все-таки зуд был злосчастным действием Фурункулуса? Рей не знала, но факт того, что зелье ей нужно как воздух, вновь всплыл. И если она хочет его получить... Никаких использований Конфринго и прочих так любимых ею взрывных заклятий в ближайшие минуты. Магичка уселась прямо на одну из парт так называемой «галерки», предварительно потерев столешницу широким рукавом темной мантии. Не хватало еще ей потом ходить с побелевшей от пыли филейной частью.
Тут еще Мальсибер заманчиво повернулся спиной. Прямо идеально, чтобы оказаться мишенью для запуска в него чего-нибудь парализующего. Петрификуса Тоталуса, например, действие которого для любопытной колдуньи оставалось загадкой, и вновь натолкнув ее на размышления не по теме. Не укладывалась в ее голове полная парализация тела и возможность дальше продолжать существование после окончания действия заклинания. Ей думалось, что тут либо парализация не блокировала дыхание и сердцебиение, либо колдовство это заключало в себя еще и поддерживающие жизнь свойства. Спросить бы кого-нибудь очень умного на эту тему, да только страх, что у виска покрутят и скажут что-нибудь на тему того, что девчонка совсем сдурела о таких простых вещах спрашивать, был гораздо сильнее. За такими размышлениями ее внезапная коридорная паника улеглась окончательно, а со своей участью Рей даже смирилась, уговорив себя тем, что несмотря ни на что будет интересно.
Болтовня роющегося в шкафу британца заставила Вайнбергер вернуться из мыслей об особенностях заклинания-паралитика и уговоров самой себя в суровую реальность. Чистокровный, кажется, и сам понимал свою значимость для девушки и вполне осозновал факт неприкосновенности, хотя и невзначай оборачивался, рассказывая про случившееся с Розье, до которого колдунье было, что называется, до лампочки. Только фраза про то что «штуку» Мальсибер в упор не видит, заставила нервно пройтись большим пальцем здоровой конечности по остальным пальцам, сгибая их к ладони до хорошо слышимого хруста. Несомненно, Рей прошлась бы так и по второй, если бы не проклятые гигантские угри. Нервничающий разум тут же нашел замену хрусту костяшками,  в виде внезапно нашедшегося «заусенца» на коже нижней губы, но стоило только ей зацепиться за него зубами, как маг нашел искомое, оповестив белобрысую вскинутой рукой и радостным вскриком: «Есть!»
Вайни приняла из рук Мальсибера сначала перчатки, которые тут же осторожно надела на обе руки, и только потом уже зелье. Цвет был соответствующий для того, что излечивает фурункулы и прыщи, и ведьме только оставалось понадеяться, что это не какое-нибудь месиво такого же цвета, которое сделает из нее, например, берсерка из древнескандинавских легенд. На всякий случай задержав дыхание, Рей вылила в себя содержимое флакона, сморщилась от не самого приятного вкуса и передала пустую бутыль обратно чистокровному, чтобы тот ее куда-нибудь дел. Да, ей повезло, что у нее типично подростковых проблем с прыщами почти не было, так что вкуса зелья она не знала, а запах выветрился из памяти со времен первого курса. Угри у нее если и появлялись, то исключительно на лбу, прямо под линией роста волос, так что волосами же и прикрывались.
- Гадость какая. - Фыркнула австрийка, высунув кончик языка в дополнение к общей гримасе на ее лице, появившейся от исключительно неприятного вкуса зелья. И спрыгнув со стола решилась на предложение. - Может, уйдем куда-нибудь из этого рассадника пыли? У меня картишки с собой, вон, есть.
Тут-то ведьма ощутила неприятную щекотку в носу и вскинула уже здоровую руку, чтобы зажать ноздри и привычно чихнуть «в уши». Но не успела, огласив кабинет оглушительным «Апчхи!», успев только закрыть рот ладонью, чтобы в конец не опозориться.
Ну твою ма-ать, - тихо протянула колдунья, хлопнув себя по лицу все той же ладонью, изобразив жест, который в далеком будущем назовут словом «фейспалм». Впрочем, быстро отняла руку, чтобы осведомиться о будущих планах. – Прости, кажется, нельзя меня в пыльные помещения заводить. Валим, пока никто не прилетел сюда?

Отредактировано Ray Wainberger (26-11-2016 21:23:32)

+5

4

Мальсибер взял пустой пузырек и спрятал в карман, дабы не оставлять в кабинете никаких улик.
От слова «картишки» его лицо приобрело наикислейшее выражение. Что оказалось весьма кстати, так как секундой ранее парень еле сдерживался, чтобы не выкрикнуть «Да!» и не улыбнуться во все тридцать два.
— Знаешь, я не очень хорош в этой игре. Но если ты научишь, можно и сыграть, — он постарался придать лицу нейтральное выражение, чтобы довести дело до конца. — Есть что-нибудь, рассчитанное на нескольких человек? Мы тут в поезде как раз говорили с Эйвери и Уилкисом, что можно хотя бы попробовать. — Мысленно слизеринец восхитился собственным выдержке и остроумию. Ни слова лжи, всего лишь несколько непроизнесенных слов, и насколько меняется смысл сказанного. Сейчас Мальсибер чувствовал себя мастером изящных переговоров. Примерно такому его не раз пытались научить дома, жалуясь на излишнюю прямолинейность наследника.
Прости, кажется, нельзя меня в пыльные помещения заводить. Валим, пока никто не прилетел сюда?
— Уверена, что хочешь уйти так быстро? — Мальсибер приобнял Рей за талию одной рукой, а второй провел по ее щеке. Он не сомневался в собственной привлекательности для любой из девушек и решил, что было бы неплохо поддержать прикрытие со свиданием, — Пыль можно убрать заклинанием, но можем вернуться в гостиную, ребята будут рады послушать про карты прямо сейчас.
Глядя Вайнбергер в глаза с видом крайней заинтересованности в происходящем, парень думал о том, что же его друзья находят в грязнокровках ну или, как в данном случае, в предательницах крови. Как их можно хотеть? Они же как... животные. Понятно, если б других девчонок не было. Северус вообще бегал за одной из них добрых пять лет. Неужели она так хороша, чтобы уделить ей больше одного вечера? И что с ней в таком случае не так, если она выбрала для своих прагматичных планов Снейпа?
Как можно догадаться, слизеринец не горел желанием продолжать «свидание» в том русле, на которое сам же и намекал. Но столь безупречный план стоил свеч.

+6

5

Выражение на лице Мальсибера сменилось как направление флюгера от налетевшего шквала. Причиной же внезапной пропажи сдерживаемой радости (Рей была уверена, что ничем другим излишне резкие движения и слишком расправленные плечи не могли быть) послужило чудеснейшее и волшебнейшее по вызываемой реакции в обществе чистокровных снобов слово «картишки». Ну и следом блондин искренне попытался придать своему лицу выражение исключительной нейтральности, вроде даже начал говорить нормальные вещи, и вроде даже без подтекста, но взял и упомянул свою дражайшую компанию. Вполне очевидно, что Вайнбергер, и без того пропускавшая речи cлизеринца через многоступенчатый фильтр подозрений, вновь почти незаметно насторожилась.
Ну-у, я попробую научить. – Вполне спокойно протянула магичка, рассматривая, как смотрится сжатый кулак в перчатке, – Да и в покер как раз интереснее всего играть в компании.
Блондинчик опять распустил руки, приобнял колдунью за талию, вызвав на этот раз глухое раздражение, а голос из глубин сознания ласково и вкрадчиво предложил хорошенько пройтись этим самым так внимательно рассматриваемым мгновения назад кулаком по зубам Мальсу. Прикосновение к щеке же усилило это желание в несколько раз, добавив в него куда больше опасной осознанности. Бросив самой себе короткое мысленное «заткнись», Рей прикрыла глаза, будто бы оттого, что ей приятно, и одновременно разжала кулак. Во избежание. Все-таки лицо у чистокровного было вполне себе ничего, жалко портить.
Выслушав предложение, Вайни вновь открыла глаза и чуть склонила голову набок, будто бы серьезно задумавшись на пару секунд. Хотя ее выбор был очевиден. Дойдя обратно до гостиной можно под любым предлогом отлучиться в спальню и спокойно остаться там до самого утра.
- Давай лучше вернемся. Тут, знаешь ли, и так, несмотря на пыль, обстановка на любителя. Для свидания не слишком подходит.
Австрийка не стала выделять саркастичным тоном слово «свидание», как бы ей этого ни хотелось. Следовало продемонстрировать, что она купилась на все эти уверения, что это действительно оно, а не что-то другое. Во всяком случае, берсерком она не стала, а зуд в руке будто бы уменьшился, значит зелье было правильным.
- Пойдем отсюда, - мягко сказала волшебница, отстраняя Мальсибера от себя, легко уперев ему в грудь ладонь. А потом, взяв за руку, потянула его за собой на выход.
----> Женская спальня 6 курса Слизерина

Отредактировано Ray Wainberger (26-11-2016 21:26:10)

+6

6

<<< Территория у главных дверей

Дверь поддалась без заклинаний. Слагхорн совершенно не думает о безопасности.. Класс зельеварения был для Снейпа, пожалуй, самым спокойным и комфортным местом. Здесь он чувствовал себя гораздо уверенней, сюда можно было приходить после уроков и заниматься самостоятельно, попутно освобождая Горация от порой необходимой рутины. Поэтому такое попустительское отношение к охране во многом его же работы весьма раздражало.

– Люмос.
Кабинет обрел более четкие очертания от слабого света и Северус подошел к шкафу с зельями. Он отлично знал, как должно выглядеть искомое и нашел нужную колбу почти сразу. Сняв крышку, слизеринец на всякий случай поднес зелье к носу и тут же поморщился. Определенно оно. Нужно умыться.
Зеркала в помещении не было, из-за чего простой вариант очистить лицо заклинанием, сейчас превратился бы в цирковой номер.
Северус погасил Люмос, зажег несколько свечей и подошел к соседнему шкафу, где, помимо прочего, хранились чистые тряпки, используемые на уроках. Слизеринец взял одну из них и намочил водой из умывальника.
Вытирая холодной мокрой тканью грязь и кровь с лица, Северус вспоминал сколько раз он делал то же самое в своей комнате дома этим летом. «Мы друзья, как и раньше» – эти каникулы были самыми паршивыми в его жизни, но теперь все будет иначе. Теперь он не совершит такой ошибки и в следующий раз сможет приходить к Лили, чтобы позвать гулять, как и прежде. И все эти синяки не будут иметь значения.

Снейп оглянулся по сторонам. Кабинет выглядел весьма плачевно – затхлый застывший воздух, повсюду пыль. А это что? Машинально вытирая тряпкой руки, слизеринец сделал пару шагов вглубь класса, заинтересовавшись еле заметными размазанными следами на полу и очевидно наспех вытертым краем стола. Отпечатки ладоней с обеих сторон от очищенного места красноречиво напомнили о произошедшем пару часов назад в гостиной. Логично. Надеюсь, свидание удалось и в гостиной тебя уже не будет.
Северус вернулся к шкафу, взял еще один кусок ткани и вылил на него немного зелья. Следующие двадцать минут он провел попеременно прикладывая этот компресс то к глазу, то к губе, то к костяшкам пальцев, размышляя, что давно пора подправить рецепт и перевести такое зелье в форму мази.
Синяки и ссадины медленно и довольно болезненно отступали. Снейп отложил тряпку и сделал глоток укрепляющего раствора, примеченного здесь же на полке.
– Тергео, – следы его пребывания здесь исчезли, а чистая сухая ткань была возвращена на место. Теперь нужно добраться до своей кровати и еще раз взглянуть на книгу. Или наконец просто лечь спать.

>>> Мужская спальня 6 курса Слизерина

+7

7

Класс Защиты от Темных искусств <----

Вайнбергер, как ей неожиданно показалось, совсем разучилась ходить медленно. Когда-то еще умудрялась передвигаться в прогулочном темпе, озираясь и еле переставляя ноги (и каждый раз почти опаздывая на занятия), но последние пару лет она бегает по Хогвартсу будто ужаленная. Все для того чтобы заполучить больше времени для безмятежного отдыха на скамеечке. В этот раз ведьма тоже вихрем пронеслась по коридорам с третьего этажа до родных, но таких холодных и сырых подземелий. Добравшись до них, Рей поежилась от достаточно резкой смены температуры и закуталась в мантию, спрятав ладони в рукавах, как в муфте.
«Сейчас бы трансфигурировать эту самую мантию в одеяло, чтобы согреться...» — Но было понятно, что Слагхорн не оценит подобного вида на своем предмете, где уронить что-то со стола и без одеяла на плечах слишком легко. По пути до кабинета волшебница успела отчасти согреться (или попросту привыкла к холоду). Только теперь впереди была задача ужасающей сложности - требовалось вытащить хотя бы одну руку из тепла и открыть дверь. Тяжко вздохнув и сморщив лицо в наиболее страдальческом выражении, уверенная, что никто этого не видит, слизеринка совершила подвиг, вытянув все-таки руку и схватившись за дверную ручку. Передернувшись от леденящего ощущения от крадущего тепло металла, Вайни потянула дверь на себя и занырнула в класс. А проходя сквозь дверной проем, быстро вернула лицу нейтральное выражение, на случай если внутри кто-то есть.
Но внутри пока никого не было, что удивительно, даже Слагхорна. И хорошо, можно расположиться там, где только душа пожелает и расслабиться. Остается только надеяться, что урок сегодня будет не в парах и получится исполнить свой план без лишних вопросов. Блондинка шустро окинула кабинет взглядом, задержавшись на столе, на котором вчера сидела.
«Следов на нем уже нет, все-таки два урока здесь уже прошли. Интересно, декан заметил пропажу одного из зелий и те следы на пыли? Даже если и заметил, думаю, выявить кто это сделал не получится.» — Во всяком случае она на это очень надеялась. А еще на то, что с Мальсибером колдунье не придется столкнуться как можно дольше. Если с утра у нее еще было желание разобраться в сущности перчаток и узнать об этом из первых уст, то теперь, образумившись, вопрос хотелось решить как-то без его участия. Но сначала нужно закончить запланированный эксперимент.
Устроилась австрийка, по обыкновению своему, подальше от учительского места, в углу, чтобы другим ученикам было неудобно смотреть в сторону юной экспериментаторши, и никто не помешал утоплению перчаток в котле. Поймать тот самый момент, когда Гораций на что-то отвлечется сложно не будет, но мало ли, найдется сознательный гриффиндорец, что решит предотвратить катастрофу и громким выкриком привлечет внимание преподавателя. Пока что Рей снова не стала ничего выкладывать из сумки. Просто устроилась на скамье, сложив одну руку на стол и устроив на ней голову так, чтобы видеть вход. Спать теперь вроде не хотелось, хотя иностранка была уверена в том, что если она закроет глаза, то обязательно снова уснет просто потому, что ее внутренние часы уверены, что сейчас еще глубокая ночь. Обычная темнота этого класса только убеждала организм в правоте.
«Скорее бы уже пришел кто-нибудь, а то пока еще я чувствую себя выспавшейся, а если подремлю минут пять — может и потянуть прилечь снова... Надеюсь, будет практическое занятие и нам не скажут внезапно штудировать учебник, иначе я точно упаду носом в него. Спасибо Лафайету, что дал выспаться, радует, что хоть в котел головой я не нырну.» — Думалось Рей, пока она смотрела на дверь. Спасибо, хоть дверь не смотрела в ответ, а то в этой школе и такое может быть.

Отредактировано Ray Wainberger (08-05-2017 01:31:57)

+6

8

--->Коридоры башни Рейвенкло
Спускаться в подземелья было довольно быстрым, но неприятным занятием. Уже на входе кожу начинала пощипывать прохлада этого места, а сырость только усиливала эффект. Впрочем, разгоряченному парню, несшемуся вниз по лестницам и переходам и почти не замечающему никого на своем пути, было как-то не до этого.
Главное - сейчас не столкнуться с кем-нибудь из преподавателей, а то будет опять: "Мистер Дарк! Опять вы опаздываете! Быть может, стоит превратить вас в часы, чтобы вы всегда знали, который час?" - почему-то всплыл у него в голове образ профессора МакГонагалл и ее обычного способа запугивания новых студентов. Никто не сомневался, что при случае она действительно сможет превратить кого-то в часы, но еще не было ни одного случая, когда это действительно случалось. Впрочем, от этого угроза не переставала быть таковой.
Наконец оказавшись перед старой дверью, Джек позволил себе отдышаться. На это ушло немного времени, но Дарк успел прислушаться к тому, что творилось внутри. К его удивлению, не было слышно обычного гомона или даже скрипа перьев или голоса преподавателя. Старательно причесавшись рукой, что не произвело решительно никакого эффекта, Джек осторожно открыл дверь.
Внутри никого не оказалось. Ну, как никого - в темном углу сидела какая-то девушка, одетая в цвета Слизерина, а больше здесь не было никого. Одновременно обрадованный и немного разочарованный, Джек плюхнулся на первый попавшийся стул, откинувшись назад.
- Привет! - махнул он рукой незнакомке, закидывая ногу на ногу. - А где все? Невежливо так опаздывать на урок, - казалось, что он моментально забыл, как сам едва не опоздал, несясь по коридорам Хогвартса.
- Ну что же, значит, действуем по-старому: преподавателя нет 20 минут - значит, у нас окно. Тебя, кстати, как зовут. Меня, например, Джек.
Поскольку пока в помещении больше никого не было и заняться было нечем (ну действительно, подготавливаться к уроку - для слабаков), Дарк решил посвятить все свое внимание единственному живому человеку в этой комнате в данный момент времени.

Отредактировано Jack Dark (08-05-2017 17:02:53)

+5

9

<<< Класс Защиты от Темных искусств

В коридорах было полно народу. Студенты сновали просто повсюду, мимо проплывали призраки, а портреты, казалось, болтали без умолку. Первый учебный день накладывал свой отпечаток, что было не так плохо – хоть Снейп и отвык за лето от этого улья, в такой обстановке несложно затеряться в толпе и не привлекать лишнего внимания. Если, конечно, кто-то не привлечет это внимание к нему намеренно. В подобных случаях толпа имеет свойство оборачиваться к источнику шума.

Он шел быстро, придерживая в левом кармане полученную записку. Создавалось впечатление, что пробеги сейчас по лестницам стадо бешеных бизонов – это не заставит Северуса отклониться от намеченного курса. Но что такое бешеные бизоны. Спускаясь с первого этажа в вестибюль, слизеринец увидел Лили Эванс, беседующую о чем-то с двумя первогодками, и остановился, тут же чуть не навернувшись из-за резкого толчка в плечо пролетевшего мимо гриффиндорского верзилы.
Лили выглядела счастливой. Ей всегда нравилось помогать младшим и каждый раз, когда Снейп наблюдал подобное зрелище, эти мелкие ходячие недоразумения начинали обретать какой-то смысл в его глазах.
Первогодки ушли, гриффиндорка тут же скрылась за дверью, ведущей в подземелья, и Северус, теперь уже медленно, направился туда же. Что он скажет ей сегодня? И эта записка. Именно из-за такого общения его дорогая подруга, по ее же словам, оборвала дружбу в прошлый раз. Хочется есть.

Пока слизеринец тормозил, почти все, кто сновал в вестибюле, разбежались и у класса зельеварения тоже никого не было, зато в самом кабинете уже собралось достаточно народу во главе со Слагхорном.
Мистер Снейп, проходите скорее, – на лице профессора отражались смешанные чувства – он обращался к хулигану, который при всем при том очень нужен и не пойми зачем устраивает проблемы факультету. – Мне нужно уйти, – повернувшись к аудитории, оповестил всех Гораций, – Поэтому сегодня почитайте первые два параграфа учебника. Надеюсь, все взяли учебники? Кто по какой-то причине забыл – можно взять на полке или присоединиться к кому-то. Северус, мисс Эванс, очень попрошу вас последить за кабинетом.
Хорошо, профессор, – голос принадлежал Лили, которая, как оказалось, сидела совсем рядом с дверью. Слизеринец вздрогнул и посмотрел на нее, место рядом с девушкой пустовало.
Может он сейчас сесть рядом? Раз ответственность повесили на них обоих, наверное может.

Снейп закинул сумку под стол, с грацией железного дровосека усаживаясь рядом с гриффиндорской старостой, и Слагхорн покинул класс. Хлопнула дверь и на пару секунд воцарилась тишина.

+7

10

<<< Гостиная Слизерина

Эстер суетливыми перебежками, которые она силилась подавлять, дабы не привлекать к себе излишнего внимания со стороны наполнивших всё и вся студентов, перемещалась по коридорам подземелья, с мнимой уверенностью продвигаясь в направлении класса Зельеварения. Пока слизеринка весьма смутно представляла себе, какой оборот может принять предстоящая беседа, да и масштаб висящей над ней - или не висящей, а лишь надуманной - угрозы стать не уступающей в пушистости своему прожорливому коту.

Эбсу, пожалуй, такой расклад мог бы даже понравиться.

Мысли девушки снова сбивались с насущной темы, растекаясь по множественным ответвлениям её прогнозируемого будущего и уже начавшегося покрываться легкой дымкой тумана прошлого. Оставаясь погружённой в собственные думы, хрупкая медововолосая колдунья на автомате обходила все образующиеся на её пути препятствия из снующих по коридорам студентов и проплывающих призраков. Последние, впрочем, не являли собой как такового материального препятствия, однако ещё с первого года обучения мисс Руж предпочитала уважать их личностную целостность и обходить наряду с другими чужеродными объектами. Шум от болтовни, доносившийся от первых, вторых и особо оживлённых на фоне её утренних брождений портретов Эстер попросту подавляла.

Наконец, аристократка достигла точки своего назначения и сразу же с разочарованием обнаружила дверь кабинета захлопнутой.

Похоже, не привлекать внимания в том объёме, в котором бы мне хотелось, всё же не удастся.

Девушка сделала глубокий вдох, задержала ненадолго дыхание и смиренно выдохнула. Бросать дело на текущем этапе она была не намерена, а, значит, наступила пора действовать. И, поскольку урок, судя во всему, только начался, лучше было не медлить.

Слизеринка подошла к двери и приложилась к ней ухом, пытаясь уловить хоть что-то из происходящего в классе и подгадать момент для вторжения. Не услышав голоса Слагхорна, да и в принципе не различив никакого шума, девушка собралась с силами и попыталась аккуратно приоткрыть дверь, тем самым создав себе, пусть и небольшое, но всё же поле для обзора кабинета. К сожалению, план волшебницы зарубился на корню - дверь издала предательски-неприятное поскрипывание.

Поскольку в сложившейся тишине противный звук подобного рода не мог не обратить на себя внимание сидящих в классе студентов - так, по крайней мере, подумала девушка, - мисс Руж, призывая на помощь всю свою девичью грацию, верхней половиной тела просочилась в класс, как бы оставаясь в то же время защищённой дверью и имеющей путь к быстрому отступлению. Девушка, поверхностно оценивая рассадку, быстро зацепилась глазами за искомое - Северус Снейп как будто решил сделать ей подарок и специально сел поближе к двери. Глаза маленькой Руж испытующе зафиксировались на юноше - взгляд, подобной тому, какой бросила фарфороволикая девушка на слизеринца, относится к той категории взглядов, на который ты оборачиваешься автоматически, не успев понять, зачем тебе вдруг понадобилось делать подобное телодвижение. Впрочем, после шума, произведённого дверью, прибегать к такому взгляду не было необходимости.

Эстер Руж, возможно, впервые за все годы обучения в Хогвартсе, смотрела глаза в глаза Северусу Снейпу. Казалось, прошла целая вечность, перед тем как девушка смогла совладать с собой и выйти из состояния смеси прострации с оцепенением. Не отрывая взгляда от юноши, Руж заговорчески-призывающе кивнула ему в сторону коридора, где по-прежнему пребывала большая часть её хрупкого девичьего тела, после чего поспешно полностью скрылась за дверью.

Слизеринка надеялась, что переданный сигнал, несмотря на его короткость, был достаточно понятен, и что ей не придётся предпринимать повторное неловкое внедрение в класс после и без того странной первой вылазки. В ожидании Эстер прислонилась к стене рядом с классом. Дыхание девушки замедлилось.

>>> Коридоры подземелий

Отредактировано Esther Rouge (27-06-2017 20:54:58)

+8

11

Стоило только закончить мысль, как в кабинет заглянул гриффиндорец. Ну у кого еще во всей школе может быть вид лихой и придурковатый, как говорил один маггловский правитель? Только вид у многих такой был не только перед «лицом начальствующим», как говорилось в цитате, а всегда. Ведьма из-под полуприкрытых век лениво проследила за тем как он, особо не выбирая, уселся на место и чуть ли не тут же обратился к ней.
Здравствуй, — австрийка решила быть вежливой, хотя ей очень хотелось проигнорировать обращение, напустить на себя образ высокомерной аристократки... но Рей знала, что не продержится и двух минут, — понятия не имею где, телепатической связью со своим факультетом, не обладаю, а с твоим подавно.
Долгому отсутствию слизеринцев было объяснение, кто-то мог остаться что-то спросить, кто-то просто принципиально никогда не торопится никуда, кто-то заглянул куда-то по пути с третьего этажа. Причин могло быть много, путь досюда был все-таки неблизкий. Но рассказывать все это, объяснять — лениво и бессмысленно. Блеснув познаниями негласных правил, Джек представился, вызвав у Вайни легкую усмешку.
Я знаю, как тебя зовут, на память не жалуюсь, — тянуло добавить «в отличие от некоторых», но ладно, не такая уж она яркая персона на своем курсе, всего-то в брюках ходит, подумаешь, каждая вторая девочка в Хогвартсе так одевается, — Рей.
«Приятно познакомиться» добавлять было бы странно. Конечно, на шестом году обучения, так сложилось, что они ни разу до этого не разговаривали. Со львятами иностранке всегда тяжеловато общаться, так что по возможности она старается избегать их, но каждый раз они сами ее находят...
От необходимости продолжать вежливую беседу содержания «ни о чем» спасли добравшиеся таки до класса студенты, на которых волшебница перевела взгляд. Их сразу пришло много, и она понадеялась, что внимание Джека обратится на кого-то более жаждущего бесед. И хорошо, что к ней никто не подсел. Буквально следом за учениками в класс зашел и Слагхорн, пока только поздоровавшись, но вел он себя так, будто не собирается надолго тут задерживаться. Вайнбергер насторожилась. Гениальный план с кипящим котелком и перчатками начал потрескивать и рисковал отложиться на неопределенный срок. Нервно похрустев пальцами, ученица внимательно следила за деканом, ловя взглядом все движения и анализируя их. Кажется, точно не собирается остаться...
И точно, как только в кабинет прошел отчего-то припозднившийся Снейп, Гораций сообщил чудесную новость и выдал просто невероятное задание. Полет на драконе не сравнится с его интересностью и увлекательностью, каждый маг мечтает заниматься этим всю жизнь, даже величайшие волшебники жалеют о невозможности совершить подобное! Да, задание было прочитать первую пару параграфов учебника. Девушка пребывала просто в неописуемом восторге, так радовалась, что как только учитель вышел сквозь зубы процедила «твою мать» и упала головой на парту, немного болезненно стукнувшись о нее лбом. Пожалуй, стоит достать книгу и использовать ее вместо подушки. И глядишь, по давнему ученическому поверью, что если положить под подушку учебник и свои конспекты — пока спишь, знания из них перетекут тебе. Вообще, стоило хоть глянуть что там за темы, на случай, если наш почтенный маг вернется до конца занятия и решит проверить как небольшая часть сдавших СОВ на достаточный балл разгильдяев выполняет его указания. Но потом, попозже.
Колдунья вздохнула и оторвала лоб от парты, украдкой глянула в сторону разговорчивого Дарка, с унылым видом извлекла из сумки и положила на стол учебник. Великий план, кажется, разрушился, и если не случится чуда или она ничего не придумает, быть эксперименту незавершенным. Обидно. Теперь одна часть сознания предлагала снова расслабиться и поспать, а вторая старалась придумать что еще интересного можно учудить с перчатками. Вайни раскрыла книгу, быстро, буквально за минуту, пролистала требуемые параграфы и отдаленно поняв, что хотел донести автор, вновь закрыла. Покосившись в сторону внезапно скрипнувшей двери и узрев заглядывающую пятикурсницу, она удивленно дернула бровью на проведенную пантомиму в адрес Северуса.
«Ну вот, что-то интересное и все мимо меня...»

+5

12

Судя по тому, как неприязненно посмотрела на него сидевшая в углу девушка, к дружеской беседе она была не особо расположена. Впрочем, гриффиндорцу и без этого было чем заняться - наконец класс хоть немного заполнился, а профессор, сославшись на необычайную занятность, оставил студентов предоставленными самим себе. Ну, на самом деле он сказал что-то про прочтение очередной главы учебника, но Джека это мало интересовало, да и самого учебника у него с собой не было. Занудная слизеринка сидела у себя в углу, рассчитывая, похоже, провести остаток урока в обнимку с книгой. Джек с радостью поступил бы так же, но во-первых - в подземельях довольно холодно, и во-вторых - собственно, учебника-то у него и не было. Оглядевшись по сторонам и заметив пару знакомых лиц, парень завел с ними непринужденную беседу, призванную скоротать время. Одновременно он поглядывал на слизеринцев, наблюдая, кто как отреагирует на это. Может, кто-то даже подключится? Несмотря ни на что, даже на этом факультете порой проскакивали неординарные или интересные личности, выбивавшиеся из общей массы. Но большинство из них только мрачно отводили взгляд и поджимали губы - дескать, не вашего поля ягоды. Дарк знал, с какого именно поля они все собрались, но все же был готов дать им второй шанс. Пока им никто не рискнул воспользоваться, что слегка огорчало.
Наконец гриффиндорцу надоело сидеть на одном месте, и он поднялся, пройдясь по классу в сторону книжных полок, доверху забитых разнообразной литературой по теме зельеварения. Часть из названий даже была знакома парню - он их видел на полках в небольшой домашней библиотеке. На самом деле его больше интересовала какая-нибудь книжка потолще, чтобы удобнее было лежать, но спустя мгновение его привлекли другие полки.
На стеллажах в конце класса хранились образцы реагентов, зелий и в целом всех возможных продуктов практического применения зельеварения. Некоторые были ему знакомы из школьных курсов, некоторые он помнил еще раньше, но больший интерес вызывали те, что он никогда не видел. Нечасто выдается возможность исследовать что-либо подобное, особенно без строгого надзора профессора. О том, что это нарушает и что может произойти, Дарк не особо думал - в его представлении, все, что не заканчивалось летальным исходом, можно было исправить. Однако он был достаточно благоразумен, чтобы не начать пробовать все самостоятельно - и сейчас он обводил класс взглядом, выбирая цель экспериментов.

Отредактировано Jack Dark (24-05-2017 14:53:42)

+5

13

Два первых параграфа учебника. Везение сегодняшним утром пока не подводило – с этим опозданием Северус никак бы не успел забежать за пергаментом, даже если бы снова не забыл о нем напрочь.
Не прошло и минуты как в классе начались разговоры-переговоры, никак, разумеется, не относящиеся к зельеварению. Лили тяжело вздохнула и выложила на стол книгу.
Снейп оглядел класс. Возможно, причиной вздоха стал Дарк, который как всегда развел балаган на пустом месте, а сейчас еще и подозрительно косился на всех слизеринцев по-очереди. Слизеринцы же, были явно заинтересованы возможным реалити-шоу с участием самого Северуса. Вся школа знала об эпичной сцене после СОВ, и теперь сокурсники, видимо, ожидали новую порцию зрелища с презрением и унижением.
Не все, разумеется – Вайнбергер выглядела сонной мухой. Похоже, перчатки не доставляли ей никаких неудобств. Может быть он ошибся и она надела их на спор или.. для красоты? Черт поймет, что в головах у девчонок.

Снейп отвернулся обратно, прислушиваясь к тому, что происходит у него за спиной. Не самое удачное место, но что поделать.
Ты, наверное, и так знаешь, что в этих главах, да? – Лили улыбнулась, и все тяжелые мысли выветрились как ни бывало.
– Нет.. Да.. Там ничего особо нового, ты читала? – Слизеринец открыл лежащий перед девушкой учебник и перевернул пару страниц. Раньше они часто читали вместе и рефлекс сработал до того, как Северус подумал достать из сумки свою книгу. Последовала пауза, Лили не ответила на вопрос и уставилась в текст первого параграфа.
Как ты сегодня?
– Хочется есть, хотя эльфы очень старались. Жаль, что дома таких нет, – говорить о вчерашнем, когда кто угодно может услышать – только лишний раз подставляться. Снейп едва заметно улыбнулся Лили и, как ему показалось, ее взгляд стал гораздо спокойнее и теплее, – Я недавно нашел у склона одну магловскую книгу, там..

Дверь кабинета со скрипом приоткрылась. Северус и Лили в полном молчании наблюдали, как в класс наполовину просочилась некая слизеринка, решившая, по всей видимости, одной половиной и ограничиться. За те пару секунд, пока девушка осматривалась, Снейп узнал ее – Эстер Руж, четвертый, теперь уже пятый, год, о ней не раз говорили сокурсники. Красива, чистокровна – что-то вроде того, только в других выражениях.
Уже пришла к кому-то. Это было неизбежно, сейчас начнется всякая возня по углам.
Северус уже было потерял интерес к происходящему, однако Руж уставилась не на кого-то из таких же «красивых и чистокровных», а на него.
Эм.. Что ей надо?
Немая игра в гляделки, казалось, продолжалась целую вечность, на лице слизеринца отразилось мрачное недоумение. Последующая пантомима призыва была бы очень смешной, если бы от всего этого за километр не понесло подставой.
Пятикурсница плавно всосалась обратно в коридор и Снейп посмотрел на Лили. Может ему показалось и звали кого-то другого? Мальсибер умрет со смеху от такой истории.
Тебе надо отойти? – Голос гриффиндорки звучал удивленно и тихо.
– Похоже придется.. – Обоим показаться не могло, да и никто больше выходить не рвался. – Сейчас вернусь. – Северус поднялся и вышел за дверь.

– Ты что-то хотела?

>>> Коридоры подземелий

+8

14

Джека Вайнбергер от себя успешно отпугнула и он, похоже, даже не обиделся. Хотя если так все-таки случилось, ничего страшного, на обиженных воду возят. Поиск нового собеседника у такого общительного парня много времени не занял. Зато у Рей возник интересный вопрос: «А имена гриффиндорцев-одногодок он тоже не помнит или это у него причуда такая, представляться каждый раз всем встречным и спрашивать их имена?» — И пожалела, что не услышала, провернул он это или нет. Бросания изучающе-вызывающих взглядов на слизеринцев ее забавляли. Он такой наивный и в самом деле думает, что кто-то из нашего серпентария подойдет к нему за жизнь поболтать?
Слизеринка устроилась поудобнее, вытянувшись вперед и сложив руки на столе. Посмотрела в который раз на перчатки в слабой надежде на то, что вдруг там чудесным образом появится надпись «можно снимать». Она уже готова была пообещать себе, что когда от них отвяжется, будет вести существование обычного прилежного студента у которого в моменты скуки не просыпается жажда приключений. И больше никогда не пойдет на свидание с кем-либо в школе. Ни за что. Но ни надписи, ни какого-либо знака о том, что если Рей их сейчас подергает, а они снимутся не было. И все-таки на всякий случай потянула за кончики пальцев, но те не сдвинулись ни на миллиметр. Жаль. И непонятно у кого просить помощи, что самое гадкое в этой ситуации. Хорошо хоть они удобные.
Дарк тем временем наговорился и подошел к книгам, не к тем, которые были в этом году по программе. Очевидно, ищет себе подушку по вкусу. Впрочем, Вайнбергер казалось, что на руках засыпать удобнее всего. После подушки, конечно.
От созерцания единственного активно двигающегося в помещении объекта ее отвлек выходящий Северус. И что-то интересное тоже ушло с ним за пределы класса. Следом не побежишь и к двери ухом не припадешь, чтобы приобщиться к чужим секретам, такими способами не солидно, а другие на ум сразу не приходят. Вот если бы слизеринка владела невербальной магией и могла незаметно усилить себе слух... но увы, тут только можно процитировать поговорку о теоретических аспектах выращивания грибов во рту.
Уронив голову на руки, Вайнбергер уже было собралась закрыть глаза и поспать, но ее внимание привлекло подозрительное передвижение Джека от книг к полкам со всякими ингредиентами. Дело было не в самом содержимом, которое при должном обращении вреда не причинит, а в до жути знакомом безумном взгляде искателя приключений, которым гриффиндорец окинул кабинет. Кто-то что-то задумал. И оно очевидно было небезопасно для всех находящихся в классе. Слизеринке показалось, что в воображении гриффиндорца сейчас перед ним за партами не маги, а лабораторные крысы.
«Хогвартсу надо было девизом сделать фразу „Ни дня без приключений!“ вместо „Не щекочи спящего дракона“, потому что именно этим, у нас тут ежедневно студенты и занимаются, образно говоря... И либо к нему старческий маразм так рано постучался, либо у него память как у золотой рыбки — три секунды. В кабинете сидит староста, а он что-то натворить собрался.»
Рей поднялась со стола и посмотрела на Лили, которая, недолго посверлив взглядом дверь, тут же обратила внимание на однокурсника, должно быть возомнившего себя вольной птицей.

Отредактировано Ray Wainberger (18-06-2017 06:00:09)

+9

15

<----- Коридоры третьего этажа

Начало игры

Спорт никогда не был сильной стороной Лили Эванс. Ускоренный шаг и неправильное дыхание довольно быстро сделали свое дело и рыжеволосая девушка, прислонившись плечом к стене, положила руку на грудь. Даже сквозь мантию Лили чувствовала как сильно бьется маленькое, размером с кулак, сердце. Бешеный ритм отдавался эхом даже в кончиках пальцев. Казалось, пульсировало все тело.
Блин, я не собиралась опоздать настолько, — нахмурилась Лили. Тяжело дыша, девушка расстроенно опустила голову. Амплуа прекрасной ученицы и так трещало по швам из-за неудачи на предыдущем уроке. Лили не оправдывала себя, но все её мысли до сих пор крутились вокруг двух ненавидящих друг друга брюнетов. Теперь же появилась перспектива разбить образ идеальной ученицы в глазах Слагхорна. Но в коридорах было на удивление многолюдно.
Лили огляделась. Ученики неспешно направлялись по своим делам, весело общаясь и совершенно не беспокоясь о чем-либо. Эванс растерянно посмотрела на свои наручные часы и её тут же накрыло мягким одеяльцем спокойствия и умиротворения. Да, из-за некоторых событий в голове рыжей творился полнейший бардак. Да, она совсем забыла, что каждое утро переводит часы на десять минут вперед, чтобы не опаздывать, а вечером переводит обратно (что и забыла вчера сделать). Да, она зря торопилась и изводила себя, ведь впереди у неё еще есть время. Но какая разница? Всегда приятно найти в старой одежде забытую денюжку, но еще приятнее получить дополнительное время. Не правда ли?
Она уже не опаздывает. Осознание этого принесло Лили такую легкость, что она сразу забыла о своем небольшом забеге. Её спина выпрямилась, плечи расправились, а походка стала легкой и непринужденной, словно девушка прогуливалась по саду. Собственная совершенно нелепая ошибка заставила мир заиграть новыми красками.
— Эмм... Простите, — двое первогодок, смущенно топчась на месте, неуверенно поглядывали на значок старосты, на груди Эванс. Лили захотелось рассмеяться. Поглядывая на ребят с высоты своего роста, рыжая никак не могла смириться с мыслью, что когда-то была такой же маленькой.
— Да? — Лили убрала прядь волос за ухо и мило улыбнулась. Она уже наперед знала, что эти двое просто не могут найти нужный кабинет. С такой проблемой сталкивался если не каждый, то почти каждый ученик этой школы.
Указав первогодкам путь, Лили спустилась в подземелья. За шестнадцать лет жизни девушка научилась не показывать свою неприязнь к чему-либо. Так, например, она сдержалась и не скривила нос, шагая к кабинету. Лили была дитем солнца, ей нравились тепло и свежий ветер, а вот сырое подземелье и затхлый воздух восторга у неё никогда не вызывали.
Занятие началось с приятной для многих новости — занятия не будет. Почти. Уходя, профессор дал ученикам задание, а кое-кому еще и дополнительные указания. Лили тяжело вздохнула и положила на парту книгу. Летом она её даже не раскрывала и теперь чувствовала некие угрызения совести. И тем не менее рыжая подарила подсевшему к ней другу легкую улыбку. Он выглядел гораздо лучше, чем она ожидала, а это уже очень хороший знак. Тем более, что Эванс выглядела не так хорошо, как привыкли видеть её окружающие. Она плохо спала ночью, крутясь на кровати и вновь и вновь переживая события у озера.
— Ты, наверное, и так знаешь, что в этих главах, да? — Лили не решилась начать разговор с того, что действительно её волновало. Она заерзала на стуле и, вцепившись в него руками, прикусила нижнюю губу.
— Нет.. Да.. Там ничего особо нового, ты читала?
— Как ты сегодня? — выпалила Эванс, едва Северус успел договорить. Ожидая ответа, она хмурилась и, казалось, даже не дышала. Беспокойство о друге пронзало её сердце насквозь, и эта боль не могла не отразиться на лице гриффиндорской старосты.
Ответ Снейпа её успокоил. Облегчённо вздохнув, Лили слабо улыбнулась и отвела взгляд в сторону. И сразу же увидела молодую особу, скромно, как показалось Эванс, заглядывающей в кабинет. Симпатичная слизеринка была Лили незнакома, но гриффиндорская староста старалась не жить по предрассудкам, на своем примере показывая, что не все на Слизерине — подлые говнюки, а на Гриффиндоре — заносчивые придурки.
— Тебе надо отойти? — тихо спросила девушка. Она никак не могла понять, что этой юной особе надо от её друга и даже немного волновалась. За последние два дня она столько волновалась, что должна была бы уже поседеть, но, видимо, витавшая в воздухе магия оберегала Лили от этого.
Несколько секунд смотря на только закрывшуюся дверь, Лили набрала полную грудь воздуха и, чуть приподнявшись, наклонилась вперед, словно так она смогла бы увидеть хоть что-то происходящее в коридоре. Не то что бы гриффиндорская староста была очень любопытной, но иногда людям просто тяжело сдерживать себя.
Тяжело вздохнув, Лили оглянулась в класс. Она вспомнила о просьбе присмотреть за кабинетом и как раз вовремя. Один из учеников, представителей, как ни прискорбно, её факультета, явно намеревался начудить. Лили не сомневалась в этом, ведь у Поттера был точно такой же взгляд перед тем, как он придумывал себе очередное приключение, а вместе с этим и новые хлопоты на чужую голову. Лили сощурила глаза так, что они стали похожи на узкие щели, на дне которых горел настоящий ведьмин огонь. Её ноздри сердито раздувались, а пальцы угрожающе сжимали волшебную палочку. Из приоткрытого рта должна была вот-вот вылететь фраза «Только попробуй», но Лили сдерживала себя. Пока она считала, что грозного вида достаточно.
Достаточно ли? — забеспокоился тоненький голосок сомнения, где-то в глубине сознания Эванс. Но грозный вид сразу же сменился секундным смятением и превратился в привычную невозмутимость, когда гриффиндорская староста поймала на себе взгляд Вайнбергер. Они могли бы поиграть в гляделки, если бы внимание Эванс не привлекли перчатки Рей. Ни погода, ни задание профессора не требовали наличия данного аксессуара. Тогда зачем? Дань моде? Вряд ли. Рей не была похожа на человека, слепо принимающего все правила, которые диктуют модные кутюрье маггловского или магического мира.
Взмах волшебной палочки — и мел сам начал выводить на доске ровным и красивым почерком название первого параграфа. Это все, что пока смогла сделать юная гриффиндорка, после чего плавно опустилась на стул и начала наконец вчитываться в текст.

+8

16

Вайнбергер облегченно выдохнула, когда кинутый старостой гневный взгляд достиг сознания Джека. Тот обернулся, кажется, осознал свою ошибку и буйная исследовательская деятельность на этом прекратилась. Надолго ли — неизвестно, но какое-то время можно дышать спокойно решила для себя Рей и вновь переключила внимание на Эванс. Самой слизеринке такому виду и взгляду еще учиться и учиться, в пору завидовать начинать. Ничего внушающего она изобразить не могла судя по реакции окружающих. Вместо угроз и предупреждений получалось что-то невнятное, как котенок промяукал.
«Такой талант на Гриффиндоре пропадает... из нее с таким взглядом вышел бы отличный преподаватель. Из тех, кого дети боятся и оттого прилежно учатся или хотя бы ведут себя хорошо. Любопытно даже кем она после окончания школы станет.»
Что только шляпа нашла в Рей, отправляя подземелья? По качествам «хитрые, амбициозные и находчивые» она, конечно, проходит. Но коллектив собравшийся там обладает дополнительным набором черт характера, которые в его рамках сейчас больше ценятся чем те, которые присвоили факультету во времена основания школы. Единственное оправдание, которое приходит в голову, что дело в особенностях воспитания последних поколений чистокровных магов в Великобритании в связи с местной политической ситуацией. Вайнбергер воспитывали несколько иначе, без привития необходимых для выживания в английском обществе качеств. Этакий королевский питон (в котором, вопреки названию, нет ничего королевского, у него милая мордочка и он любит сворачиваться в уютный шарик при любом беспокойстве) в террариуме с гремучниками и кобрами. Змея? Она самая, а нюансы не касаются распределяющей шляпы. Наличие таких размышлений в голове не мешало Рей соглашаться с тем, что она то еще «слизеринское позорище» и «нелепище» и продолжать глупые попытки подстроиться под местный коллектив весь последний год. «Хочешь показаться умным — молчи» — гласит жизненная мудрость, которую слизеринка додумалась нарушить, устав жить во снах и книгах и возжелав общения и приключений.
В процессе несвойственного погружения в думы тяжелый взгляд все сверлил спину гриффиндорской старосты. Рей это поняла только когда Лили обратила внимание сначала на нее, и следом на перчатки. Неудивительно, наверняка сейчас во всей школе она одна с таким аксессуаром. Да еще и со столь странными свойствами. Долго изучение не продлилось, гриффиндорка отвернулась и повторила на доске тему урока, наверное, для успокоения совести. Вайнбергер вздохнула, чуть сильнее навалилась на локти, лежащие на столе, и огляделась. Если бы здесь было окно, она бы с удовольствием в него уставилась и просидела так до конца урока. После стольких неудачных попыток прилечь спать окончательно расхотелось. Ничего необычного, ничего не происходит, а из коридора так ничего и не слышно.
Неожиданно зачесался нос. Обычное дело вроде бы, но при рефлекторной попытке поднять руку и почесать та осталась на месте, будто упершись во что-то неведомое. Другой рукой пошевелить тоже не вышло. По спине пробежался нехороший холодок.
«Перчатки?»
Стоило догадке проскочить и не то по своей злой воле, не то под непонятно чьим влиянием своя же собственная рука резким движением схватила Рей за горло, сжимая пальцы, всерьез пытаясь удушить. Сердце заколотилось как безумное от испуга, в глазах потемнело и слизеринка безуспешно пыталась вдохнуть, сжатие было настолько сильным, что не выходило втянуть ни капли воздуха. Слезы потекли сами по себе. От паники мысли сделать что-то адекватное даже не приходило. Можно было бы попытаться хоть немного успокоиться, чтобы не тратить воздух и продлить мгновения сознательности. В угол наверняка никто не смотрел, не зря же она выбрала это место. Стало совсем темно и паникующее сознание начала заволакивать подкрадывающаяся бессознательность. Все это время она честно старалась оторвать руку от себя.
«Зачем убивать меня так? За что?» — бежали мысли в угасающем сознании. В голове все перемешалось, будто сильно потрясли шарик со снегом. Непонятно откуда появилась мысль: «На что я потратила свою жизнь?»
И тут ладонь неожиданно отцепилась, обмякнув вместе с телом, которое перестало слушаться. Вайнбергер сумела наконец втянуть ртом так нужный воздух.
«Нельзя плакать, нельзя чтобы увидели слезы,» — возникло указание в почти не соображающем сознании, которое несмотря ни на что пытается сохранить достоинство владельца. Но что-то мешает собраться, сконцентрироваться на том, чтобы сделать непроницаемое лицо. Раньше это получалось, Рей никогда не плакала в школе как бы ни было обидно в те или иные моменты, но не в этот раз.
Вайнбергер тихо всхлипнула. Она все еще была в ужасе. Вдруг это повторится? Вдруг перчатки снова повторят неудавшееся удушение, прерванное чем-то неведомым? Нужно было скрыться от Гриффиндорцев и, главное, Слизеринцев. Товарищи по факультету наверняка до конца школы будут припоминать ей эту минуту слабости, если заметят. Голова кружилась, в мыслях все путалось поэтому Рей решила пока не вставать, чтобы не наделать шума, только спрятала лицо в ладонях, чтобы не было видно слез.

+8

17

Плавно скользя по воздуху, словно танцующие снежинки, бумажные самолетики летали туда-обратно под потолком кабинета. Лили молча игнорировала это. Ждать, что все послушно будут читать было совершенно бесполезно, а от этого занятия хотя бы вреда не было.
Гриффиндорская староста шумно выдохнула, переворачивая страницу учебника. Время от времени девушка подходила к доске, выписывала некоторые тезисы из текста, а после тихо садилась обратно на свое место. Так могло бы продолжаться до конца занятия, но тут сработало чутье... О, это знаменитое чутье старосты, легенды о котором ходили по школе уже не один месяц.
По затылку Эванс словно пробежали мурашки. Девушка еще не знала, что сейчас произойдет, но чувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Рыжая резко вскочила на ноги, сжимая тонкими пальцами волшебную палочку, и повернулась на 180 градусов.
 Ваддивази, — отчетливо произнесла староста, направляя палочку на летящий в неё самолетик. Бумажное изделие, не сбавляя скорости, резко сменил траекторию полета и полетел в светловолосого юношу, который до этого нагло улыбался, готовый в любой момент рассмеяться над своей глупой затеей. В следующий миг самолетик совершил резкое торможение, столкнувшись со лбом юноши. Парень вскрикнул от неожиданности и боли, закрывая лоб руками и положив голову на парту.
Триумф на лице Лили задержался ненадолго, превращаясь в натянутую, совершенно неестественную маску. Полными ужаса глазами Эванс смотрела как Рей, которую до этого не было видно за блондином, пытается оторвать от своей шеи свою же руку.
Время, казалось, плыло очень долго, но на самом деле прошла всего пара секунд. Лили даже не успела опустить руку с палочкой. Поглощенный насмешками над блондином класс ничего не заметил. Никто не увидел то, как на задней парте обмякла Вейнбергер, не обратил внимания на то, как тихо, словно кошка, рыжая проскользнула между рядами столов, остановившись рядом со слизеринкой. По пути Эванс заколдовала остальные самолетики, которые начали активно пикировать на голову горе-блондина, используя светлую макушку вместо мишени. — Лили просто отвлекала внимание учеников. И это ей удалось. Ученики взорвались новой волной смеха, когда, спасаясь от бумажек, ученик вскочил на ноги и начал отмахиваться от них, словно от назойливых мух. Не стоило нагонять на класс панику и давать повод для дурных разговоров.
— Слышишь меня? — Лили слегка похлопала Рей по щекам, таким образом пытаясь сфокусировать взгляд слизеринки на себе. Люди в шоковом состоянии — существа крайне хрупкие и Эванс в этом убедилась. Вайнбергер тихо всхлипнула.
— Милая, не плачь, — голос Лили был тихим и спокойным. Девушка пыталась успокоить однокурсницу, поэтому вложила в свой тон максимальное количество теплых ноток. На деле же рыжая и сама немало испугалась. Она не понимала, что произошло и лишь в мыслях благодарила школу и учителей за полученные знания и навыки.
Логично было бы расспросить Рей, но Лили не хотела сейчас беспокоить девушку. Сейчас ей нужно успокоиться и не думать о том, что она только что пыталась сама себя убить. Задача не из легких.
— Но почему? — размышляла Лили, поглаживая Вайнбергер по спине. — Заставить человека причинить себе вред непросто. Это должна быть очень темная магия. Может это был «Империус»? Но это слишком сложно для учеников. Хотя...
Лили нахмурилась, осматривая класс. Она искала взглядом возможных виновников, но никого не видела.
— Шуточки в стиле пожирателей. Или их подражателей,- сильнее нахмурилась Лили. Она не понимала, каким образом Рей могли заставить навредить себе и что бы этого никто не заметил. И тут взгляд Лили пал на лицо слизеринки. Вернее на её руки, которыми она закрывалась. Перчатки! Сознание гриффиндорки охватила такая злость, что она была готова сорвать их с девушки и топтать ногами, пока по полу не пойдут трещины и не задрожат стены замка. Но когда пальцы рыжей и перчатки разделяло всего несколько сантиметров, Лили одумалась. Она замерла, даже не дыша, а после медленно убрала руки, прижав их к груди. Не хотелось случайно тоже попасть под действие заклинания или проклятия. Рей она этим не поможет, только себе хуже сделает.
— Нам надо в Больничное крыло,- тихо произнесла Эванс, осторожно оттягивая руки Вайнбергер от лица. Делать это было крайне неудобно, ведь приходилось придерживать девушку за локти. - Я тебя провожу.
Лили посмотрела на входную дверь. Рыжая ждала Северуса, ведь было бы лучше, что бы Рей провел человек с её же факультета. К тому же Эванс казалось, что её друг может помочь. Но слизеринец сейчас был занят другим, вернее другой, поэтому Лили пришлось взгромоздить на себя роль сопровождающей.
— Боже, как же не хочется оставлять класс. Они же все разнесут. Может Сев не отходил далеко от кабинета? Надо будет с ним снова поговорить о его дружках. Эх, а мы ведь только помирились...

>>> Коридоры подземелий

Отредактировано Lily Evans (04-11-2017 17:06:19)

+8

18

Несмотря на все попытки успокоиться у Рей все еще предательски дрожали плечи, а слезы так и не собирались прекращать самовольно течь. Страх и паника не уходили, накатывали волнами и мешали отвлечься на что-то кроме них. Вид перчаток в опасной близости от лица заставлял Вайнбергер держать глаза закрытыми. Одного взгляда на это порождение темной магии было достаточно, чтобы подступил ком к горлу и приготовился хлынуть новый поток слез. А мысль о том, чтобы уйти и спрятаться где-то в укромном месте, дабы никто не заподозрил неладное посещала все чаще.
Но в данную секунду заподозрить что-то не могла уже она сама. Не видела ни летающих по кабинету бумажных самолетиков, ни отбивающегося от них сокурсника, ни подошедшей неожиданно Лили. Вздрогнула только от негромкого оклика и получила пару отрезвляющих легких пощечин, которые заставили сфокусироваться замутненным взором на гриффиндорке и кивнуть. Вдруг взыграла невесть откуда взявшаяся гордость с призывами отпихнуть незваную помощницу, послать ее прочь через самый темный и далекий лес, но быстро затихла. Ведь кто-то хочет помочь. Даже такой как она, слизеринке, несмотря на бесчисленные предрассудки и достойную легенд дурную славу.
От просьбы не плакать и непривычного обращения «милая», наоборот, защипало в носу и пришлось снова зажмуриться. Каждый раз, когда слизеринку просят не плакать с ней почему-то все случается наоборот, хочется разреветься еще сильнее. Но в этот раз Рей приложила все свое старание к тому, чтобы успокоиться. Набрала полные легкие воздуха, задержала дыхание ненадолго, тихо и медленно выдохнула и даже вспомнила одно дыхательное упражнение для успокоения. Угомонить панику выходило, конечно, не очень хорошо, но противный комок будто бы уменьшился и дышать стало легче.
Когда Вайнбергер снова открыла покрасневшие глаза и чуть отняла руки от лица, Лили явно о чем-то размышляла и в ходе дум даже с какой-то злостью потянулась к ее ладоням, но резко остановилась, застыла каменным изваянием.
«Она догадалась? Никто за утро ничего не спросил, а она сходу поняла, что дело в них?» — тут слизеринка совсем разочаровалась в своих товарищах по факультету, а гриффиндорка стала казаться идеалом на их фоне. — «С опозданием на пять лет до меня дошло, что слизеринцам ничего не нужно, пока дело не касается безопасности их собственного филе или не запахнет выгодой для него же. И все это время я пыталась обратить на себя внимание этих отмороженных эгоистов
Стало до ужаса неприятно. В душе заворочалась обида на тех, чье мнение Рей считала важным, чьего расположения пыталась добиться и наивно, как ребенок, старалась подружиться, подстроиться под их требования и запросы. А потом один из них еще и нарядил ее в эти проклятые перчатки. Снова защипало в носу и глазах, но она опять задержала дыхание, отвлекая себя же от роящихся мыслей и ощущений. Потом, все потом, сначала надо снять эту гадость.
Там, наверное, не помогут, — прошептала Вайнбергер дрожащим голосом, выслушав Эванс, — но выйти нужно.
Желания связываться с мадам Помфри и директором не было. Если они что-то узнают, Мальсибер не оставит просто так и придумает что-то поужаснее. Рей тоже посмотрела на дверь, не возражая и не противясь манипуляциям с руками. Где-то там Снейп и та пятикурсница. Можно только понадеяться, что они отошли достаточно далеко, чтобы не приметить выходящих из кабинета. Северус, может, и не расскажет ничего об очередном промахе слизеринского позорища, а вот на девчонку никаких надежд возлагать не стоило. Но оставаться в классе было страшней.
Слизеринка постаралась спрятаться за Лили как за живым щитом от взглядов и осторожно поднялась со скамьи, на всякий случай держась за стол. В голове еще все кружилось, но не так сильно, до выхода удалось дойти без проблем. Даже повезло не обратить на себя всеобщего внимания, безумие с самолетиками все еще продолжалось, правда, уже с новой жертвой авианалетов. В волосах какой-то девчонки торчали самолетики разной степени кривизны, будто цветы в прическе знатной дамы. В другое время Вайнбергер бы посмеялась над этим действом со всеми, но сейчас только наспех осмотрела класс и выскользнула за дверь.
----> Коридоры подземелий

Отредактировано Ray Wainberger (03-12-2017 07:52:33)

+9


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Зельеварения