Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0026

0000

0000

0000

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Женская спальня 6 курса Слизерина


Женская спальня 6 курса Слизерина

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Спальня девушек 6 курса Слизерина не сильно отличается от слизеринской гостиной или других спален этого факультета. Приглушенный свет от свисающих с потолка серебряных светильников, развешенные на стенах гербы со змеями и средневековые гобелены. Весь интерьер традиционно выполнен в зелено-серых тонах, включая четыре старинные кровати с вышитыми серебром покрывалами и свисающими со столбиков изумрудными балдахинами.
В комнате довольно просторно, на полу расстелен мягкий ковер. Огромные окна открывают взгляду подводное царство Черного озера. В светлое время суток за окном не очень темно: слизеринские подземелья не так чтобы очень глубоко и свет с поверхности водной глади равномерно освещает происходящее под водой. Ночью же темнота  занавешивает спальню лучше любых штор, которые, в отличие от комнат мальчиков, здесь присутствуют.
Возле каждой кровати стоит тумбочка для личных вещей, а рядом с дверью возвышается старинное зеркало в серебряной раме, позволяющее девушкам увидеть себя в полный рост перед выходом "в свет". Над зеркалом предусмотрительно парит дополнительный светильник.
В спальне чувствуется запах лаванды и прочие цветочные ароматы, используемые хозяйками комнаты.

+2

2

Класс Зельеварения <----

Выходя из исключительно неуютного, запыленного кабинета, Рей, прежде чем вытаскивать за собой следом своего спутника, по привычке воровато огляделась, чуть приоткрыв дверь. По привычке – потому что правила бабушкиного дома гласили, что после шести вечера есть нельзя (вычитав года три назад, что это вредно, не в меру впечатлительный, следящий за здоровьем домашний тиран не упустила возможности ввести новое правило), поэтому младшей Вайнбергер, любившей летом поспать до наступления этих пресловутых шести вечера, не один раз приходилось тайком пробираться на кухню.
Никого не заметив, австрийка распахнула дверь и, дождавшись, пока не выйдет Мальсибер, едва не закрыла от души дверь с пинка. Вовремя остановив уже скользнувшую вперед по каменному полу ногу, как культурный человек взялась за ручку и тихонько прикрыла дверь. Конечно, она до этого посещения была закрыта, но что поделать, если ключа нет? Будто бывалый вор, Вайни повела блондина по подземельям, замирая и прислушиваясь перед каждым поворотом коридора. Но приключения обходили «парочку» стороной, ни преподавателей-полуночников, ни даже других студентов на пути до гостиной не встретилось.
И вот, уже даже пройдя в гостиную, ведьма, в процессе судорожного придумывания причины уйти со свидания, резко остановилась, чуть пошатнувшись, негромко ойкнула, зажмурилась, и выпустив ладонь Мальсибера из своей, прижала пальцы к вискам. В голове будто кто-то использовал так любимое всей душой Конфринго, а «тараканы» побежали ломиться прямо через кости прочь от разрушений. Блондин, как и все присутствующие в помещении, мог заметить, как лицо Рей резко побледнело, а сама она тихонько зашипела сквозь зубы заковыристое ругательство на родном языке. Постояв так с десяток секунд, когда первый приступ раскалывающей изнутри боли поутих, а перед глазами перестали так рьяно плавать ослепительно белые пятна, колдунья решилась пошевелиться и разомкнуть веки.
Извини, кажется и карты, и свидание придется перенести на другой раз... – Не глядя на блондинчика, зная, что любое резкое шевеление головой вызовет повторение приступа, проговорила магичка со всем доступным разочарованием в голосе. – В лазарет не надо, не первый раз уже такое, само пройдет через пару часов... прости еще раз.
Конечно, с длительностью она преувеличила, длилось такое обычно не дольше десяти минут. Рей сделала несколько шагов в сторону спальни, зашипела и зажмурилась от ожидаемо повторившегося приступа, но останавливаться не стала, скоро скрывшись за дверью. А там уже прижалась к ней затылком на пару секунд, пережидая боль. Ставшая родной комната, за столько времени, проведенной в ней, встретила привычным, умиротворяющим набором запахов, уютной тишиной и темнотой, чуть разгоняемой зависшим над зеркалом светильником. Оторвавшись от столь приятной сейчас прохладной поверхности, колдунья прошла мимо зеркала, даже не заглянув в него, села на заправленную кровать, автоматическим движением переложив расческу с подушки на тумбочку, и легла на бок, закрыв глаза и оставив ноги свешенными на пол. В спальне было пусто, наверняка сокурсницы весело праздновали первый день учебы.
Пять минут и в голове будто ничего не происходило. Нехотя оторвавшись от подушки, Рей, решив лечь поспать, чтобы не клевать завтра носом на занятиях, уцепилась пальцами одной руки за кончики пальцев перчатки на другой, дернула и... ничего не произошло, «подарочек» Мальсибера остался на руке как влитой. Дернула еще раз, сильнее, но вновь результата это не принесло. В сознание закралась мысль, что ее использовали в качестве лабораторной мыши.
Вооружившись палочкой, Вайнбергер сделала знакомый с первого курса жест...
- Фините, - визуальные эффекты заклинания проявились, значит, перчатки не блокируют магию, ведьма отложила в сторону палочку, вновь подергала за пальцы и опять, ничего. Повторила комбинацию еще раз, на всякий случай. Ничего.
- Релашио, - и даже это заклинание не возымело эффекта.
Губы ведьмы расплылись в экспериментаторской, почти маньяческой улыбке. Она уже более резким движением схватила палочку. Этой ведьме бы быть ученым, только карьера ее будет яркой, но недолгой, поскольку понятие техники безопасности в ее голове напрочь отсутствует...
- Диффиндо.
Ничего, на перчатках ни царапинки.
- Инсендио.
Огонь окутал пальцы на мгновение и пропал. Улыбка же стала навевать еще больший ужас...
- Конфр... – и вовремя остановилась, прикусив язык. А внутренний голос взорвался отборной руганью, отчитывая нерадивую хозяйку за чрезмерное любопытство и порадовался, что она еще достаточно плоха в невербальной магии, чтобы не покалечить саму себя.
Рей тихонечко стравила воздух через зубы, решила для себя разобраться с Мальсибером и его чудо-перчатками завтра. Чутье подсказывало, что в ее книгах не будет ничего по теме и это означало необходимость похода в библиотеку, куда сейчас было нельзя. И к преподавателям идти, очевидно, тоже не вариант. Так что, переодевшись для сна и разобрав кровать, Вайни уснула, краем сознания отметив, что злосчастные перчатки почти совсем не мешают.

Отредактировано Ray Wainberger (26-11-2016 21:23:11)

+6

3

Ночью ведьму не разбудили даже вернувшиеся из гостиной подвыпившие, и оттого шумные, сокурсницы. Она только накрыла голову одеялом и продолжила смотреть красочные сны о драконах и руинах старых европейских замков, тихонько посапывая в подушку.

А вот утро наступило внезапно и неприятно... Нет, ничего не случилось, Рей не проспала, никто не будил ее ведром ледяной воды, она даже выспалась. Просто после чудеснейшего летнего режима, столь ранняя побудка, мягко говоря, непривычна и вызывает легкое желание кого-нибудь покалечить. А стоило вытащить руки из-под одеяла, дабы потереть глаза, как вспомнился Мальсибер, и в том, чтобы встать с кровати появился смысл. Например, можно отхлестать его по лицу отданными перчатками. Надетыми на руки. Не снимаются ведь. И с этой воодушевляющей мыслью, недолго зло поулыбавшись в подушку, Вайнбергер легко поднялась с кровати. Быстро пробравшись мимо, по большей части угрюмых и пары страдающих от похмелья, сокурсниц, австрийка первой этим утром открыла дверь в ванну.

Как обычно после умывания прохладной водой человековредительские мысли в голове ведьмы успокоились, а на лице вновь появилась легкая отрешенность. Наскоро переодевшись и причесавшись, Рей собрала нужные сегодня учебники в небольшую сумку, чтобы не возвращаться после завтрака обратно, бегло глянула на себя по пути из спальни в зеркало и вышла под вынесенный вердикт внутреннего голоса «жить можно».

----> Класс Прорицаний и личные апартаменты профессора Мор

Отредактировано Ray Wainberger (26-04-2016 03:25:41)

+5

4

<<< Коридоры подземелий

Уже рядом с дверью в одну из спален слизеринских шестикурсниц Северус вспомнил рассказы Лили в первые два учебных года – о том, как лестница, ведущая в комнаты гриффиндорок, становится горкой, препятствующей наглым и возбужденным свободой особям мужского пола подняться наверх. Почему-то стало очень неловко. Если задуматься, он ни разу не был в женской спальне здесь, в Хогвартсе и всегда пропускал мимо ушей бесполезные разговоры однокурсников на подобные темы. Но что если и здесь будет какой-то подвох? Впрочем, Вайнбергер ничего не сказала на эту тему и вряд ли на слизерине такие неуважительные порядки касательно чистокровных наследников. На всякий случай, пока Рей открывала дверь, Снейп с сомнением и предельным вниманием посмотрел под ноги. Лестниц тут нет. Как бы там ни было, нужно все же заглянуть внутрь, чтобы потом Лили не винила во всем меня, если Мальсибер ее поджидает.

Дверь распахнулась и Вайнбергер прошла в комнату. Северус сделал шаг вслед за ней и в этот момент услышал откуда-то сверху тихий скрип. Это было глупо думать, что тут ничего нет, глупо было смотреть только вниз и если бы только можно было отмотать время на пару секунд назад.. Все эти судорожные мысли, которые настигают нас каждый раз, когда совершенная ошибка становится очевидной, опасности уже не избежать и ничего не исправить. Слизеринец успел только машинально вскинуть голову вверх на источник звука, как оттуда хлынул мощный поток холодной воды, ударивший прямо в лицо и за мгновение окативший парня с головы до ног. Кажется, вместе с водой, его даже ударила по носу скользкая перепуганная рыба, но, когда Снейп посмотрел на тот небольшой филиал Черного озера, который образовался вокруг него, и частью которого он сейчас, несомненно, являлся, рыбы там не оказалось. Пользуясь случаем, Северус тихо выругался трехэтажным магловским матом из репертуара своего отца. Несмотря на то, что бурный поток иссяк также быстро, как ударил из потолка, вся одежда промокла насквозь, прилипла к телу и от холода по коже побежала мелкая дрожь. Не говоря уже о том, что выглядел он сейчас весьма комично – обтекая, с палочкой на изготове. Слизеринец огляделся вокруг, убеждаясь, что кроме Вайнбергер никто не видел его позора, и заклинанием убрал воду с пола, которая уже устремилась растекаться в сторону гостиной. После чего зло уставился на Рей.
– Шутить над тем, кто тебе помогает, это очень смешно.
Капли с волос стекали за шиворот, распаляя злобу. Если ее там ждет Мальсибер, пусть делает, что хочет!

Внезапная мысль о книге в сумке заставила сердце екнуть, а щеки покраснеть – но лишь на секунду. Хорошо, что сумка не промокает. На всякий случай, Снейп приоткрыл портфель, чтобы в этом убедиться. В волшебном мире вода зачастую оказывалась не просто водой – заклинания, действующие подобным образом, могли сбросить наложенные чары или еще чего похуже. Но здесь вряд ли стоило ждать подобного, скорее всего холодная вода из озера призвана остудить горячие головы будущих лордов, которым следует блюсти свою репутацию смолоду и не подмачивать ее в любом переносном смысле. То, что для этого существуют другие места, кроме спален, столь давние системы защиты, судя по всему, учитывать не призваны.

+7

5

Коридоры подземелий <----

Привычный звук поворачивающейся ручки и дверь открыта, просто и ненадежно, но ни Вайнбергер, ни соседки даже не задумывались о том, чтобы поставить какую-то дополнительную магическую защиту. Наверное, зря. За дверью, к счастью, никого не оказалось и слизеринка без страха прошла в спальню, вдохнув родной аромат лаванды.
«А я ведь просто когда-то разлила на балдахин целый пузырек масла, вместо пары капель, для лучшего сна...»
Вайнбергер уже приготовилась по обыкновению сбросить перед ковром туфли, как за спиной раздался шум воды и следом за ним диковинные английские ругательства. Рей резко обернулась и застыла в удивлении. Никакого ведра или бочки не валялось, а Северус вымок с головы до ног. Это очень... непонятная ситуация.
Ой... — пока Вайнбергер стояла раскрыв рот, сокурсник негодовал. — Прости, я и не знала, что тут что-то так умеет и такое вообще бывает! Сейчас, я тебя высушу!
Кто знал, что шанс вспомнить бытовые заклинания выпадет так скоро? Слизеринка засуетилась, вернула обратно в туфлю уже выпрыгнувшую пятку и подошла поближе. Собственная мантия никак не хотела отдавать палочку и несколько секунд Вайнбергер нелепо вылавливала ее в глубоком кармане, но все-таки вытащила. Ухватив не за тот конец, конечно же.
Мне только в дуэлях участвовать... Секунду.
«Так я его не высушу, надо его раздеть...» — Бездумный взмах палочкой и мантия сама снялась с плеч Северуса и повисла на краю зеркала. Мгновение тишины и Рей начала краснеть от осознания, что она сейчас поступила не очень правильно, вот так взяв и сняв с человека одежду. От прежнего разбитого состояния не осталось и следа, в игру вступило куда более мощное чувство —смущение.
«Раздеть? Чем я думаю?!» — Щеки запылали еще более ощутимо. — «Черт, я сейчас, наверное, цвета заката. Нет это точно, не вариант — если кто заглянет, а тут вовсю будет демонстрация прелестей худеньких мальчиков, возникнет очень много вопросов, на которые не будет ответов. Надо как-то посушить ничего не снимая... А, есть же одно заклятье!» — Вдох, палочку на изготовку, — Солус Писторус! — и из ее кончика вырывается яркий направленный свет, как луч солнца, пропущенный через лупу.
Небольшое пятно света замерло на плече Северуса и двинулось следом за шевельнувшейся в сторону рукой, оставляя после себя полосу высохшей ткани. Сосредоточенно закусив губу, слизеринка старалась не оставить ни одного шанса воде, пропитавшей одежду. Процесс напоминал то, как дети сидят за раскрасками, только вместо контуров — мокрые вещи, а вместо карандаша — заклинание. Вроде бы ничего такого, но после мыслей о раздетом Северусе — чем ближе к поясу спускался луч, тем больше слизеринка покрывалась румянцем. Штаны она досушивала пребывая уже в оттенке спелого томата. К этому моменту рубашка Северуса снова намокла, заставив Вайнбергер нахмуриться.
«Дуреха, надо же сначала волосы посушить, все от них промокает!» - Умная мысль в светлую голову пришла с запозданием, и Рей растерянно захлопала глазами.
Надо это... голову посушить, — сбивчиво объяснила Вайнбергер, неуверенно переступила с ноги на ногу и перенаправила пятно света на волосы.
Высохла ли школьная форма сзади и волосы на затылке от косвенного воздействия, Рей с такого ракурса разглядеть не могла — даже чтобы высушить макушку ей пришлось встать на цыпочки.
Можешь, пожалуйста, развернуться? — в голове мелькнула новая умная мысль - И в ботинки не натекло? - Слизеринка теперь полностью сосредоточилась на завершении дела, побоявшись при этом самой обходить Северуса со спины, когда он явно совсем не в восторге от происходящего.

Отредактировано Ray Wainberger (16-02-2018 05:35:59)

+7


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Женская спальня 6 курса Слизерина