Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0006

0031

0000

0024

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств


Класс Защиты от Темных искусств

Сообщений 31 страница 60 из 70

1

Класс Защиты от Темных искусств находится на третьем этаже и представляет собой просторное помещение с тремя рядами парт, учительским столом, большой железной люстрой на потолке и проектором, управляемым с помощью магии.
Так как преподаватель по ЗОТИ меняется каждый год, в кабинете нет-нет да и находится что-то, оставленное предыдущими учителями. В прошлом году Защиту от Темных искусств преподавал профессор Флитвик, сейчас вернувшийся к Заклинаниям. На столе оставлены две внушительные стопки книг, используемые Филиусом как в качестве обучающего материала, так и подспорьем его небольшому росту.

Вид

http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/95891.jpg

+2

31

- Джеймс Поттер значит, да? - с улыбкой произнес Натаниэль, даже немного радостный, что наконец вызнал имя стервеца. Теперь так просто не уйдет, коварный механизм возмездия Лафайета был запущен. Нет, ничего особо жестокого маг не планировал, лучше всего будет хорошенько напугать мальчишку, вполне возможно, что это внушит последнему уважение к старшим. Не сейчас, но позже. Спешить профессору ЗОТИ особо некуда, учебный год долго тянется, Натаниэль успеет развлечься как следует.

- Не волнуйтесь так, Ремус, - поспешил успокоить Лафайет, сохраняя все свое дружелюбие, - Ничего серьезного Джеймс не натворил, по крайней мере я уже успел забыть о том проступке. Вашему другу определенно повезло, что он столкнулся не с деканом Гриффиндор, - чародей загадочно улыбнулся, он был знаком с преподавателем трансфигурации лишь заочно, но был хорошо наслышан, потому и печально понизил тон в конце фразы, - Сдается мне, что Макгонагалл бы уже перевела факультетские баллы в минус.

Лафайет сделал очередную затяжку и, где-то через секунд десять, выдохнул тоненькой струйкой дыма через нос. Кот тем временем закончил тереться о ноги студента и передислоцировался на учительский стол, уставив на ученика пристальный взгляд, видимо требовал почесать за ушком или хотел запрыгнуть на студента. Любопытно, как отреагирует Ремус, если кот все-таки попытается запрыгнуть на его плечо.

- Не могу отрицать, что Джеймс вел себя достаточно странно, - вдруг произнес преподаватель, выдохнув очередной клуб дыма, - Представьте себе, будто бы ваш друг специально искал драки. Как думаете, кто мог его так сильно разозлить?

+7

32

От тона профессора у Ремуса возникло почти непреодолимое желание поежиться, ибо чутье подсказывало ему, что теперь у них появилось на одну проблему больше. Или не проблему... Но он очень сомневался, что Джейми заинтересовал нового преподавателя в положительном ключе. Особенно после вчерашнего. Люпин вздохнул и таки повел плечами, пытаясь таким образом избавиться от набежавших мурашек и невнятного чувства, появившегося вот прямо только что и прибавившегося к общему ощущению беды, которое преследовало его вот уже второй день.

А еще, чем дольше Ремус говорил с Лафайетом, тем четче было ощущение того, что он где-то набезобразничал. А еще он откровенно не понимал, чего от него хотят и это начинало немного беспокоить и раздражать. Он же всего лишь зашел уточнить задание! А потом не всегда понятные шутки, неожиданный разговор, кот еще странный, -не книзл, случайно?- и все. По здравому размышлению, раздражаться, как бы, не из-за чего, но вот стойкое ощущение того, что его загоняют в ловушку, возможно даже и невольно - было. Возмущенное "Я Вам не верю!" он задавил в корне, хотя и позволил себе недоверчивый взгляд. Если бы преподаватель забыл, он бы не стал уточнять имя студента, так? А еще Ремус все еще беспокоился по поводу обстоятельств, при которых встретились Джейми и профессор. Впрочем, второй подкинул немного пищи для размышлений. Люпин некоторое время просто смотрел на профессора. Специально искал драки?... А если они встретились вечером? А у Джеймса была карта... Ремус, не совсем себя контролируя, закрыл лицо ладонями простонал как-то совсем беспомощно:

- Мерлин...

Это же плохо. Очень-очень, совершенно точно плохо и неправильно. Он же мстить шел... А там Лили была... Мерлин...

- Профессор... прошу меня простить. Можно я присяду ненадолго?

Надо что-то делать. Причем делать быстро. Нет, сначала узнать что произошло. У Джеймса. Или у Лили, если она захочет с ним говорить. А если не захочет, потому что думает, что он рассказал о ее встрече со Снейпом Джеймсу? Люпин попытался успокоиться, потому что такое его поведение было совсем неприемлемо для старосты, тем более, что он позволил панике захлестнуть себя при преподавателе. Но эти мысли были заглушены вопросом о том, что же теперь делать. А ведь и правда, что?

Отредактировано Remus Lupin (27-08-2016 11:26:44)

+6

33

"Черт, все-таки напугал, - с долей досады подумал Лафайет, наблюдая реакцию ученика на свои последние слова, - И что теперь с этим делать?"

Профессор защиты от темных искусств снова глубоко затянулся, после чего вытряхнул пепел в серебряную пепельницу с обсидиановой инкрустацией в зверином стиле. Табачный дым моментально снимал всякое напряжение, очищая голову от лишних мыслей и позволяя сосредоточиться на главном. В сложившейся ситуации вариантов было несколько. Но, так как использовать магию на ученике чародей не собирался, оставалось всего два возможных выхода. Либо Натаниэль хорошенько надавит на Люпина, чтобы ученик выложил все здесь и сейчас, либо придется сбавить обороты и довольствоваться тем, что получится. Первый вариант был действенным, но так Лафайет только наживет себе врага. Подобный исход неприемлем, Ремус показал себя неравнодушным к магии учеником, которому Натаниэль мог бы передать много полезных знаний. Лишиться такого студента будет величайшим расточительством со стороны хорошего преподавателя. А Лафайет, не смотря на все "но", считал себя одним из числа хороших учителей.

- Присядьте, конечно, - произнес профессор защиты от темных искусств, левитировав Ремусу стул и обновив стакан со сливовым соком.

Самое время помолчать или сказать что-то ободряющее, чтобы отвлечь студента от лишних размышлений. Слова преподавателя определенно задели студента. "Это испуг или волнение? - задался вопросом Лафайет, не отводя глаз от студента и очищая трубку от золы, - А может и то, и другое сразу?" От размышлений профессора отвлек скрип входной двери в класс и кот, что поспешил скользнуть через открывшийся проход в коридор. Натаниэль бросил беглый взгляд на часы, до начала занятия оставалось чуть больше пяти минут.

- Я не прошу вас довериться мне, - мягко произнес Лафайет, вдруг прервав паузу, - Однако, хочу чтобы вы знали, что мне не все равно. Если что-то или кто-то мешает моим студентам заниматься в полную силу, то я не имею права закрыть глаза. Надеюсь, вы сможете это понять.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (11-10-2016 22:17:24)

+6

34

<<< Кухня

Здесь тоже, как и следовало ожидать, никого не было. Часы показывали почти семь утра, но Слагхорн никогда не отличался склонностью приходить ни свет ни заря, чтобы подготовить класс к уроку. Это и станет алиби Северуса, если его внезапно поймает завхоз – бескорыстная помощь декану, который обязательно поддержит эту легенду, так как будет слишком польщён, чтобы заподозрить обман.

Снейп зажёг свечи, сел за самый дальний стол и достал учебник по ЗОТИ. Соблазн почитать сейчас «Доп. Трансфигурацию» был велик, но внутренний голос по какой-то причине советовал не дёргать книгу, учитывая, что меньше получаса назад она так странно среагировала на заклинание.

Многое из курса слизеринцу уже было знакомо, но далеко не всё, поэтому он провалился в чтение новых глав, шурша страницами, пролистывая вперёд, возвращаясь и периодически забывая поменять положение, чтобы не затекали ноги. Когда Северус заметил настойчивое бурчание в животе, часы показывали 07:45 – время, в которое просыпаются самые ответственные, либо просто долго собирающиеся студенты. Через полчаса Большой зал будет полон народу, а эльфы на кухне наверное сейчас бегают еще усердней, чем когда он к ним заходил.
Снейп отложил учебник и достал из сумки свой королевский завтрак. Разноцветное печенье с виду очень напоминало то, что делает миссис Эванс, и которого он был лишён этим летом. Поэтому, недолго думая, слизеринец решил начать с десерта.

За все время пребывания в кабинете сюда никто не явился. Северус читал ЗОТИ и жевал сэндвичи пока наконец не отвлёкся, чтобы снова посмотреть на часы. Всеобщая трапеза уже должна быть в самом разгаре, а значит пора прекращать искушать судьбу и убираться отсюда.
Следующий пункт плана определился сам собой – пойти в этом большом замке сегодня ему особо некуда, кроме как пока оставаться в подземельях. Библиотека, в которой он всегда проводил уйму времени, сейчас совсем нежелательна: даже если опустить тот факт, что нужно подниматься на пять этажей вверх и, разумеется, встретить по дороге половину гриффиндорцев, в библиотеке его могут поймать со стащенной «Доп. Трансфигурацией» как нечего делать. На улицу в такое время тоже не вариант.
Оставшийся до урока час Снейп провел в своей спальне, быстро минуя шумную многолюдную возню в коридорах и гостиной, и вновь погрузившись в чтение.
__________________________________________________
Из-за того, что репутация тёмного чудилы смешивалась со славой заучки и политикой невмешательства, Северуса не боялись так, как его друзей. Но, поднимаясь к кабинету ЗОТИ, он поймал на себе несколько опасливых взглядов даже от старшекурсников. Возможно из-за вчерашних удачных стычек с Мародёрами и Амбридж, а может потому что сейчас старательно смотрел не сквозь проходящих мимо людей, а на их лица, рассчитывая определить по ним готовящийся удар со спины, если таковой будет угрожать.

Слизеринец остановился у нужной двери и с удивлением понял, что никого из его однокурсников тут нет. Они ещё не дошли или уже там? Или замена? Чёрт его знает какие порядки у этого нового профессора. Постояв на месте ещё полминуты, он постучал и заглянул в кабинет. Пары секунд было достаточно, чтобы оценить обстановку. От которой на лице Снейпа за это короткое время непроницаемость сменилась отвращением, а отвращение холодным безразличием.
– Прошу простить. – Высунувшись обратно в коридор, он намеренно не стал закрывать дверь слишком плотно, чтобы иметь возможность напрячь слух и выяснить, не происходит ли чего-то, что он мог бы использовать против шайки своих врагов.

+7

35

Ремус сел, поставив локти на колени и уронив голову на руки. Досадливо вздохнул и с усилием растер лицо, поморщившись. Нет, это никуда не годится. Нужно срочно наведаться за зельями в Больничное крыло. А ведь до полнолуния почти неделя. И если он СЕЙЧАС настолько на взводе, то что будет ближе к выходным? Ничего хорошего явно. Еще и перед профессором опозорился…

Из импровизированной медитации Ремус выплыл едва заслышав за дверью шаги. Следующее занятие, точно. У них должны быть Прорицания. А после шестого курса Гриффиндорцев на Защиту должен прийти шестой курс Слизерина. Ага. А ну собрался. Ладно опозорился перед преподавателем, но вот удовольствия лицезреть старосту Гриффиндора в растрепанных чувствах представителям дома-оппонента он не доставит. Не стоит так ронять лицо, очень не стоит, иначе могут возникнуть разного рода проблемы. Если не уже. Ремус на мгновение прикрыл глаза, успокаиваясь окончательно, после чего отнял руки от лица, почти умиротворенно улыбаясь.

Люпин поднялся со стула, выпрямив спину и замер, внимательно слушая профессора. Когда профессор закончил говорить, Рем поднял голову и коротко глянул тому в глаза, оценивая степень искренности, а после почти сразу же отведя взгляд, благодарно улыбнулся уголками губ.

- Спасибо, профессор Лафайет. Я учту.

Именно в этот момент дверь в очередной раз отворилась и в проеме появилось бледное лицо, обрамленное прядями цвета вороного крыла. Ремус едва удержал невозмутимое лицо, вполне спокойно проводив скрывшегося за дверью Снейпа взглядом, после чего снова обернулся к профессору.

- Разрешите идти?

Северус не захочет с ним разговаривать. И будет, в общем, прав. Он ведь тоже Мародер. Ремус задумчиво свел брови. А ведь если бы он не встретил в поезде Джеймса, Сириуса и Питера, то он бы, возможно, и не попал бы в Гриффиндор. По крайней мере, не упрашивал бы Шляпу так настойчиво. Тогда казалось таким важным попасть на тот же факультет что и новые друзья. Первые, подошедшие к нему в поезде, сразу же принявшие его положительно. Продолжали бы они общение, если бы Люпин попал к Барсукам, например? Он не уверен. Поэтому все сложилось так, как сложилось. Волки - верные создания. Какая ирония, волком названный и волком ставший. А ведь Северус тоже немного волк. Только не обрастает шерстью раз в месяц.

Мысль оказалась неожиданной и Люпин чуть склонил голову вбок, обдумывая ее как следует. А ведь правда. То, какие чувства Снейп испытывает к Лили сложно не заметить внимательному наблюдателю. И, насколько Ремус мог судить, за все время нахождения в Хогвартсе, тот не пытался сблизиться с кем-то еще. Хотя, он может и не знать всего. Во всяком случае, преданность Северуса Лили - несомненна. А Джеймс бесится.

Отредактировано Remus Lupin (06-10-2016 01:53:34)

+7

36

Лафайет вроде как не торопился, но совсем скоро в помещении появится крупная группа слизеринцев, а их взгляды на стедентов Гриффиндор почему-то не вызывали доверия. Натаниэль с самого первого дня в замке прикинул, что разделение учеников на факультеты должно обернуться чем-то вроде благородного соперничества. Но, что-то благородного пока было мало. Репутация у факультета имени старого Салазара была не очень позитивной. Любопытно, как определение на подобный факультет может повлиять на молодой неокрепший ум. Формирует ли сознание бытие, или все-таки бытие формирует сознание? Почему-то Натаниэль считал эти факторы взаимодополняющими. Если распределяющая шляпа в своем выборе объективна и неподкупна, то эти ребята в зеленом должны послужить своего рода экстрактом или даже концентратом подрастающих честолюбивых амбиций общества волшебников.

- Не нравится мне слово "концентрат", - в пол голоса произнес Лафайет, видимо в совсем последний момент заметив то, что произнес это вслух, а потому пришлось отделать легкой улыбкой и бреднями стареющего профессора ЗОТИ, - Любой концентрат следует разбавлять, чтобы не обжечься сильной горечью и не испортить послевкусие. Все дело в послевкусии, жизнь целиком состоит из множества его оттенков.

Внимание преподавателя отвлек стук в дверь и мелькнувшая в дверном проеме черноволосая голова. Натаниэль даже не сразу сообразил, что произошло. Взгляд чародея снова опустился на сидевшего перед ним Люпина. Неужели это все влияние находящегося в кабинете гриффиндорца? Сомнительно, но вполне возможно. Черт знает этих англичан, никогда не поймешь, что у них в голове. От взгляда Натаниэля не ускользнул факт того, что пришедший студент факультета Слизерин не закрыл дверь полностью. Подслушивает? Почему бы и нет, этого вполне можно ожидать. Тем не менее, Лафайет предпочел пока не вмешиваться.

- Cherchez la femme, Ремус, - профессор позволил себе многозначную ухмылку и подмигнул студенту, после чего все-таки отпустил гриффиндорца, - Можете идти.

Проводив ученика взглядом, Лафайет обновил содержимое своего бокала и решил пройтись до главной двери в учебное помещение, чтобы пригласить оставшегося снаружи ученика. Двери учтиво распахнулись перед чародеем, представив его взгляду того самого нерешительного слизеринца. Натаниэль, конечно, окинул студента оценивающим и в меру придирчивым взглядом. Вроде как ничего особенного, ученик как ученик. Возможно, что немного неряшлив в силу юного возраста и романтического склада ума, что простительно и должно бы со временем пройти.

- Я могу чем-то помочь в вопросах, где местные учителя несведущи, или вы просто на урок? - вдруг спросил профессор, не отрывая взгляда от молодого человека перед собой, - В первом случае я буду польщен, а во втором буду слегка разочарован. Однако, не думайте, что я позволю себе быть обманутым.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (11-10-2016 23:39:31)

+8

37

Люпин вышел из класса, задумчиво посмотрел на Северуса, кивнул и направился прочь. Слизеринец, в свою очередь, проводил его холодным взглядом, после чего немного отошел от кабинета, чтобы не создалось верного впечатления о попытке подслушивать.
Не прошло и минуты, как дверь отворилась и на пороге нарисовался тот самый новый учитель ЗОТИ. Вроде как ничего особенного, но Снейп подумал, что от этого человека за километр несет фальшью. Что-то в нем не так, но что.

В первом случае я буду польщен, а во втором буду слегка разочарован. Однако, не думайте, что я позволю себе быть обманутым.
– Эм..
Северус замешкался от такого поворота. Он считает, что одного его вида в Большом зале было достаточно, чтобы прийти за советом? Еще один индюк. Не позволит, как же.
– Не хотелось разочаровывать Вас таким пустяком, но я действительно всего лишь на урок. Извините, что прервал беседу, просто был удивлен, что здесь никого нет.
Это щеголеватое раздутое самомнение слишком напомнило Блэка с Поттером и слизеринец не смог не огрызнуться. Впрочем, вполне вежливо.
– Вам, как преподавателю Защиты, должно быть известно, что получение удовольствия от лести затуманивает голову и делает уязвимым. Так зачем Вам быть польщенным?
Снейп не удержался и слегка улыбнулся своим мыслям, как и Лафайет вглядываясь в лицо собеседника.

Было неприятно оттого, что кто-то посторонний, еще и дышащий перегаром, находится в зоне личного пространства, но что поделать – в школе это случается постоянно. Похоже, что новый учитель еще и имеет склонность лезть не в свое дело, раздавая советы направо и налево. Было бы неплохо, если б это сыграло на руку.

+8

38

Забавный ученик попался Лафайету. За словом в карман лишний раз не лезет, отвечает на поставленный вопрос сразу. При этом держится достаточно уверенно, видимо у парня все хорошо с успеваемостью и он чувствует себя непотопляемым в деле защиты от темных искусств.

- На урок? - просмаковал слова ученика преподаватель, при этом не веря и слову, после чего с улыбкой произнес, - Ну пусть так, заходите в аудиторию. Будем надеяться, что ваши однокурсники скоро подтянутся.

Еще в годы своего преподавания в школе Дурмстранг Натаниэль впервые познакомился с факультетом Слизерин. Знакомство это было, сказать честно, не особо позитивным. В дополнение ко всему, Лафайет был весьма неплохо наслышан о сомнительных достижениях некоторых выпускников факультета. Конечно же, в преподавательской среде Дурмстранга о многом было известно через тех же сов и любопытные статейки в газетах. В добавок ко всему, вчерашняя встреча с парой студентов этого факультета, подтверждала большую часть услышанного.

Попытка молодого человека методично поддеть профессора все-таки не была засчитана. Конечно, Натаниэль оценил грамотный посыл и в целом направление мыслей студента. Ну да, ведь Натаниэль совсем неизвестный здесь чародей, что уже успел прославиться тем фактом, что преподавал защиту от самого себя. Слухи бегут далеко впереди, обрастая всевозможными липкими подробностями на своем пути. В итоге профессору Лафайет предстоит разрушить уже успевшие сложиться стереотипы об иностранных учителях, темных магах, а также вреде алкоголизма и табакокурения.

- Поверьте, это весьма сомнительное удовольствие чтобы сделаться уязвимым, - достаточно однозначно ответил преподаватель, сделав очередной глоток ароматной жидкости, - Одно дело, это если бы ко мне на урок пришел Мерлин. Когда ко мне приходят студенты, что не склонны интересоваться предметом, да и чем-либо вообще - совсем другое.

Натаниэль снова расположился в преподавательском кресле и, закинув ногу на ногу, произнес:

- Хотя, быть может вы и есть новый Мерлин? Черт знает...

Отредактировано Nathaniel Lafayette (24-10-2016 00:05:13)

+9

39

На урок? Ну пусть так, заходите в аудиторию.
Снейп подумал, что Лафайет ведет себя словно он по-умолчанию выше и лучше всех остальных. Не просто выше – как будто он умнее и проницательнее всех и вся. Считает, что видит людей насквозь? А ведь я действительно пришел всего лишь на урок.
Северус прошел в класс и расположился за партой слева от преподавательского стола, ближе к окну. Хоть новый учитель пока и не вызывал положительных эмоций, это место, с учетом перестановки, казалось самым выгодным – мимо него не будут ходить те, кто скоро придет на занятие, позволяет высказаться при случае и быть услышанным преподавателем и при этом находится как бы на отшибе, а не по центру этого полукруга.

Лафайет тем временем снова (а то, что это не первый бокал, слизеринец был уверен) выпил и сел в свое кресло. Тот факт, что теперь между ними было сразу два стола, сработал в плюс – на таком расстоянии люди нравились Снейпу гораздо больше, если слово «нравились» здесь вообще применимо. Он немного расслабился, хотя и пожалел, что пришел раньше времени и теперь находится в какой-то неловкой ситуации вместо того, чтобы спокойно читать книгу где-то в углу.

Хотя, быть может вы и есть новый Мерлин? Черт знает...
Эта фраза здорово покачнула первое впечатление. Возможно он не так уж самовлюблен и слеп, раз способен предполагать подобное в отношении незнакомого шестикурсника, а не себя самого. Северус поднял взгляд.
– Нам сегодня понадобится учебник или что-то записывать? – Он машинально покрутил в пальцах ремень сумки, в которой находилось все необходимое. Методы ведения уроков ЗОТИ могли быть самыми разными, предыдущие преподаватели за эти пять лет были тому слишком ярким примером. Не успев привыкнуть к одной системе, ученики получали другую, что не способствовало достойной успеваемости тех, кто не умел работать самостоятельно и приспосабливаться к новым условиям. Впрочем, у Снейпа с этим проблем нет и вопрос был задан скорее чтобы как-то отреагировать на то, что он здесь не один.
Жаль не удалось послушать, что тут забыл Люпин.. Мог он спрашивать совета по вчерашнему заклинанию? Может ли этот учитель каким-то чудом оказаться не на их стороне, как все вокруг, при всей его с виду на них похожести?

+7

40

Какой-то неразговорчивый студент попался профессору защиты от темных искусств, даже неловко как-то. Натаниэль привык как минимум к косым взглядам или шепоту за его спиной. Возможно, что проблема была в том, что в помещении никого не было. Хоть бы шуточку отпустил или какой-нибудь забавный комментарий на тему того, что такой как Лафайет вынужден обучать детей в школе. Нет, совсем не шутит. Многозначительно помалкивать у него получается куда лучше.

– Нам сегодня понадобится учебник или что-то записывать? – осведомился ученик, по-видимому уже полностью готовый к уроку.

- Если считаете, что это вам поможет, то можете записывать, - ответил преподаватель, усмехнувшись, - Учебник оставьте на свое свободное время, на урок можно даже не приносить.

В деле обучения чему-либо Лафайет придерживался одного простого правила, что попросту сводилось к невмешательству в методы студентов. Профессор со своей стороны читал лекции, проводил практические занятия, брал на себя роль экзаменатора, мог даже посоветовать что-нибудь к чтению по теме. Все остальное остается за учащимися, их ответственностью, совестью и чувством собственного достоинства.

- Жаль, что не могу погонять вас по своему старому пособию из Дурмстранга, - вдруг произнес профессор защиты от темных искусств, как бы жалуясь на ситуацию, - Местная элита напрочь запретила преподавание темной магии в даже самом безобидном ее виде, - здесь Натаниэль сделал короткую паузу чтобы сделать глоток из стакана, после чего вновь продолжил, - Спрашивается, как мне преподавать защиту от темных искусств, когда вы даже абстрактного понятия о них не имеете? Взять бы сейчас томик obscurа magia antiquitatis и треснуть по голове того болвана, что считает ее вредной для преподавания в школе.

Зря он, наверное произнес эту короткую речь перед незнакомым учеником факультета Слизерин. Мало ли, донесет еще кому на нового преподавателя ЗОТИ. Однако, почему-то Натаниэля это сейчас совсем не волновало. Виноват в этом коньяк или просто специфическая натура профессора, черт его знает. Лафайет уже давно хотел высказать свои переживания кому-то кроме серого Максимилиана.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (15-11-2016 13:22:20)

+5

41

Если считаете, что это вам поможет, то можете записывать. Учебник оставьте на свое свободное время, на урок можно даже не приносить.
Усмешка профессора снова вызвала раздражение. Можно подумать, что записывают только ни на что не годные отстающие, стремящиеся хоть на чем-то выехать и сдать зачеты. Снейп резко уперся локтями о стол и поежился – все, что не видно под одеждой, он вчера не вылечил. Черт знает сколько синяков и ссадин расцвело на его теле после этой идиотской потасовки. Стоит быть осторожней, чтобы не привлечь этим ненужного внимания.
Спрашивается, как мне преподавать защиту от темных искусств, когда вы даже абстрактного понятия о них не имеете?
Не все не имеют о ней никакого понятия – сразу и с неким вызовом подумал Северус, но конечно ничего не сказал об этом вслух. Чтобы продемонстрировать свое отношение к заносчивости насчет записей и заметок, слизеринец открыл сумку, намереваясь выложить на стол письменные принадлежности.
Четыре книги, шарф, чернила, завернутое в ткань перо.. и ни одного пергамента. Забыть столь очевидную вещь.. Все из-за усталости, а значит из-за этого чертова Поттера. Возвращаться в спальню уже поздно, только перед следующим уроком. Ладно, раз он сказал, что обойдемся без этого, вот и хорошо. С выражением лица будто так и было задумано с самого начала, Снейп достал учебник по ЗОТИ – видавшее виды старенькое издание, успевшее за это утро обрести с десяток магических закладок. Собираясь показательно занять свое «свободное время» чтением, Северус снова посмотрел на Лафайета. Тот, как ему показалось, после своих откровений стал выглядеть как-то рассеянно. Или отстраненно. Не очень-то завидная сдержанность для темного мага под прикрытием.

Слизеринец открыл книгу и уставился в нее, как если бы читал что-то новое, не обращая внимания ни на кого вокруг. Что конечно было далеко от истины.
– Выходит, Вы бы хотели преподавать здесь Темную магию? – Все также скользя взглядом по строчкам в учебнике, нарочито равнодушным голосом поинтересовался Снейп и перевернул страницу.

+6

42

Коридоры Северной башни <----

Даже милая беседа с Гвен не помешала ведьме ухитриться догнать своих сокурсников, что чинно шествовали по коридору и никуда не торопились. Это Вайни было интересно поскорее увидеть преподавателя своими глазами и составить впечатление. А им наверняка уже рассказали дома кто такой этот Лафайет, чем занимается и как к нему следует относиться. Так что присоединяться к процессии Рей не стала и не сбавляя скорости проскочила мимо.
Путь не занял много времени. Скоро показалась знакомая дверь, за которой скрывался очередной ежегодный сюрприз. Вдохнула. Выдохнула. Только собралась зайти в кабинет, но услышала вопрос-вывод Снейпа. Так и замерла, взявшись за дверную ручку.
«С каждым годом все веселее... Может, на седьмом курсе нам Защиту будет преподавать сам Волдеморт?»
Вайнбергер мотнула головой и поспешила пройти в класс, чтобы не придумать что-нибудь еще более абсурдное. Фантазия сегодня себя чувствовала особенно хорошо.
Здравствуйте, профессор. Можно же войти? — Впрочем, вопрос по старой как мир привычке всех учащихся был закончен уже на пол пути к партам, которые, действительно, были расставлены полукругом. Притормозила для оценки обстановки и кивнула Снейпу, — Доброго утра, Северус.
Бегло оглядела класс и приметила несколько мест, где по ее скромному мнению постигать науку будет комфортнее всего. Австрийка выбрала третью от края парту со стороны стены без окон и прошла к ней. Там было темнее, чем в остальной части кабинета и было видно вход. Правда, как ни крути, от взгляда преподавателя нигде не скроешься в этом импровизированном амфитеатре.
Привычным движением колдунья бросила сумку к ножке стола и устроилась поудобнее. Только... Рей глянула на парту однокурсника, на которой был хотя бы учебник, и снова на свою. Да, даже не додумалась оный достать. Но вытаскивать сумку Вайнбергер было лень. Так что пришла к выводу, что если вдруг что понадобится, обязательно достанет. Потом. И не таясь стала с интересом рассматривать Лафайета. Смотреть исподтишка у нее никогда не получалось. Со стороны это выглядит нелепо и вызывает ассоциации с влюбленной второкурсницей, которая пытается следить за предметом своих мечтаний.
«Все-таки коньяк.» — Ученица принюхалась, пытаясь уловить запах табачного дыма. Но увы, почуять его не вышло, скорее всего он уже выветрился. — «Надеюсь, я от него неожиданно не начну кашлять и искать свежего воздуха. Все-таки сигары и трубки — это разные вещи и мало ли какой табак забивает профессор. А, может, и вовсе не табак... Хотя нет, этот незабываемый аромат я бы точно услышала. А так ничего человек. На вид, во всяком случае. Любопытно, как у него со стереотипным мышлением? Будет видеть во всех Слизеринцах хитрых, коварных и склонных ко всему с прилагательным „темный“ или избежит этой напасти?»
Колдунью вдруг нестерпимо потянуло зевнуть, и Вайни поспешила закрыть рот рукой, чтобы не демонстрировать всему свету, как она умеет это делать. Отняла руку и осознала, что еще не пробовала перчатки на вкус. Покосилась на Снейпа, убедилась, что он вроде как не смотрит в ее сторону, и под видом второго зевка коснулась кончиком языка поверхности. Но и тут ждало разочарование, и на вкус они тоже были как самая обычная выделанная кожа. Никакого привкуса зелья, электрическим разрядом не стукнуло и, вообще, ничего не случилось. Волшебница на всякий случай подергала за кончики пальцев, вдруг снимутся? Но нет, все еще сидят как родные. Тихонько вздохнула, подперла щеку кулаком и прикрыла глаза, надеясь, что Лафайет не будет обращать на нее особого внимания.

Отредактировано Ray Wainberger (26-11-2016 21:19:02)

+8

43

– Выходит, Вы бы хотели преподавать здесь Темную магию?

Вопрос прозвучал без видимого интереса со стороны студента, он даже страницу учебника показательно перевернул. Лафайет даже прикинул, что будь книга перевернута вверх ногами, то это ни на что бы не повлияло. Но вслух Натаниэль предпочел ничего не говорить, а то обидится еще, доску мылом намажет или закинет в графинчик с коньяком лошадиную дозу слабительного. Профессия преподавателя показалась тогда самой опасной из всех возможных в мире магов, учитывая еще и тот факт, что должность Лафайета по слухам была проклята.

- Думаю, что многим из нас хотелось бы заниматься чем-то другим, оказаться в совсем другом месте, другом времени или совершенно иной компании, - ответил профессор ЗОТИ спустя мгновение, брови его многозначительно поднялись вверх, а нижняя челюсть на короткий момент слегка сместилась вправо, - Признайтесь, вам тоже не особо хочется слушать бредни очередного преподавателя на этом месте, пусть даже еще год назад он преподавал темную магию в совсем другой школе, - последовала короткая пауза, на лице преподавателя появилась очередная двусмысленная улыбка, сквозь которую чародей докончил мысль, - Будь я на вашем месте, так развлекался бы сейчас в компании какой-нибудь девчонки с другого факультета.

— Здравствуйте, профессор. Можно же войти?

«Что за черт?»

Взгляд Лафайета тут же был обращен в сторону входа, откуда ему послышался голос. К счастью, то была не слуховая галлюцинация на парах алкоголя, а вполне приятная внешне ученица факультета Слизерин. Девушка не спеша прошла в помещение и заняла наиболее выгодное для себя место. При этом еще и поздоровалась с одногруппником, которого Лафайет теперь мог запомнить по имени. Время подходило к началу нового урока, в помещение начали проскальзывать новые слизеринцы и вновь вернулись студенты Хаффлпафф, которых в его расписании сейчас определенно не было.
- Разве я должен вести у факультета Хаффлпафф еще одно занятие? – осведомился Лафайет у какой-то незнакомой девушки с факультета барсуков.

- У нас замена прорицания, - ответила та, пожав плечами.

Бровь Лафайета недовольно дернулась, рука сама скользнула в карман пиджака за трубкой. Такой подставы он никак не ожидал.

- И что, - произнес он, зажав мундштук меж зубов и набивая трубку солидной порцией табака, - Мне теперь новую тему занятия придумывать?

Четкого ответа не последовало. Желание взяться за томик obscura magia antiquitatis и швырнуть его в голову того изверга, что занимался расписанием в этой школе определенно возрастало. К счастью для неизвестного Лафайету составителя, желание это вышло из профессора ЗОТИ с первыми же клубами дыма. Чародей надеялся, что этот день обойдется простой демонстрацией урны с прахом, но теперь в учебном плане наметился сдвиг в сторону. Судя по всему, факультет Слизерин будет догонять всех остальных позже.

- Радуйтесь, дети, - произнес Лафайет, слегка раздосадованный последними новостями и сильно сдобренный крепким шотландским табаком, - На этом уроке вам предстоит погружение в царство темных знаний.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (27-11-2016 20:41:45)

+7

44

Люпин вышел из кабинета, погруженный в свои мысли и даже не особо думал о Северусе, которому кивнул. Джеймс бесится, потому что большая часть положительного внимания Лили обращена была не на него. И он старался обратить на себя хоть какое-то внимание, которое, по большей части, было негативным. Ремус досадливо вздохнул и раздраженно потер лоб.

«Нашел время.»

Время и впрямь было неподходящим, потому что, заговорившись с профессором Лафайетом, он совсем выпустил из виду то, что совсем скоро начнется занятие по «Уходу за Магическими существами». Недовольно цыкнув, Люпин прибавил шагу, ловко лавируя между людьми.

«И все же, что такого успел натворить Джеймс, чтобы настолько привлечь внимание нового профессора?»

Любопытство всегда было отличительной чертой Ремуса, и сейчас он почти с ума от него сходил. Впрочем, его удалось немного унять, пообещав себе вытрясти все из Поттера при встрече. Кивнув себе, он подошел к лестнице, приготовившись спускаться по ней и вспоминая, какие именно ступеньки на ней исчезают, но был внезапно схвачен за локоть. Ремус дернулся в сторону, уходя от прикосновения, внутренне ощетиниваясь, но, встретив удивленный взгляд сокурсника, чуть расслабился и принял более мирный вид.

- Эдвин, напугал. Что случилось?

Эдвин Маркус был довольно тихим парнем, весьма в себе и ходил на Прорицания. Люпин с ним не то чтобы плотно общался, но именно вместе с Эдвином они ходили в библиотеку и готовились к экзаменам. К тому же, у парня явно был Дар, поэтому Люпин предпочитал прислушиваться к тому, что тот говорит. Ремус чуть нахмурился, припоминая расписание.

«Сейчас же должны быть Прорицания тоже, так?»

И то, что Эдвин находился тут, было странно, потому что уж Прорицания он никогда не пропускал.

- Просто хотел сказать, что Прорицания отменили. Я сейчас в библиотеку, так что заходи после Ухода.

Ремус кивнул, задумавшись на мгновение, и почти открыл рот чтобы спросить почему отменили, но спина сотоварища скрылась в людском потоке и он, пожав плечами, начал быстро спускаться по лестнице.

===>Опушка Запретного Леса

Отредактировано Remus Lupin (03-12-2016 21:52:07)

+8

45

---> Коридоры Северной башни

Взволнованная хаффлпаффка очень старалась не отстать от своей группы желто-черных. Быстро пролетали мимо глаз двери, слышались разные голоса, шуршали мантии и раздавался топот ребят, которые вместе с девушкой старались успеть на урок профессора Лафайета. И вот открывается дверь в кабинет ЗОТИ. Профессор удивленно посмотрел на ввалившуюся в помещение толпу и спросил у кого-то из однокурсников, шедших впереди:
— Разве я должен вести у факультета Хаффлпафф еще одно занятие?
— У нас замена прорицания, — ответил девичий голос, Гвен так и не смогла разглядеть, кто точно это был.
— И что, мне теперь новую тему занятия придумывать? — Лафайет выглядел раздраженным.
Девушка виновато опустила глаза в пол, ей как обычно показалось, что вопрос обращен именно к ней. Было очень стыдно, что ответить на это она ничего не может.
«Я предполагала, что есть шанс, что он будет недоволен. Надеюсь, это не скажется на его настроении в ведении урока. А то Рей мне потом скажет много хорошего, я же о нем ей только положительное поведала.»
Хаффлпаффка села за соседнюю парту от слизеринской подруги и решила достать только пергамент и перо с чернильницей, чтобы записывать всё что нужно. Как показала практика, учебник на занятиях профессора был не очень-то и нужен. Но при необходимости Гвен была готова его быстро вытащить из сумки.
 Радуйтесь, дети, на этом уроке вам предстоит погружение в царство темных знаний.
Сообщил всё еще не очень довольный профессор, собравшимся в классе.
«Интересно, как слизеринцы на шестом курсе реагируют на фразу "дети", да и забавно было бы, если бы он предложил окунуться не в темные знания, а в зельеварение в этом кабинете.» — Девушка с интересом посмотрела на профессора, ожидая узнать в какие именно темные знания они все будут сегодня погружаться на этом уроке.

Отредактировано Gwendolyn Gray (05-12-2016 01:00:34)

+5

46

Манипуляции с дегустацией перчатки прошли незамеченными. Это радовало волшебницу, как и то, что на нее никто не смотрел. Интересные разговоры, которые Рей слышала из-за двери закончились. Она бы тоже не решилась беседовать с кем-то на такие животрепещущие темы при свидетелях. Тем более, остальные Слизеринцы начали прибывать. Очевидно, стало шумнее, но как оказалось позднее, этот шум — практически умиротворенный плеск волн горного озера. В кабинет гурьбой, жужжа, шумя вломились «пчелки». Вайни обернулась к ним. Картина: на берег озера доставили улей.
«Замена? У Хаффлов? Что за ерунда?» — Пролетела мысль при наблюдении за переговорами принимающей и прибывшей стороны. — «Что такого могло случиться за перемену и за те недолгие минуты, которые ушли на дорогу, и чтобы из-за этого отменили Прорицания?»
Известие об изменении в расписании явно не порадовало нового преподавателя, тот сразу потянулся в карман. Вот он, момент истины. Ведьма переключила все внимание на профессора. Из пиджака была извлечена трубка, набита табаком под следующий полный недовольства вопрос и закурена. Австрийка замерла и затаилась, ожидая, пока табачный дым дойдет до нее. Вдохнула. И... это оказалось гораздо лучше, того, что обычно смолит бабушка. Юной Вайнбергер даже самой было интересно попробовать, но была уверена, что курить — невкусно, а держать во рту невкусное она не любит.
Хаффлпаффцы принялись рассаживаться. И боковым зрением колдунья заметила, что кто-то двинулся в ее направлении. Покосилась, чтобы глянуть кто это...
«О нет. Гвен. Нет, нет, не ходи сюда, пожалуйста, сядь ты подальше от меня. Ну... Зараза.» — Мысленные мольбы не увенчались успехом, девчонка упорно прошла к соседней парте и устроилась за ней.
Иностранка сделала вид, что ничего и никого не заметила. Прикрыла глаза и продолжила дышать доносящимся приятным ароматом дымка.
«Меня нет. Я сама неприметность. Хочу мантию-невидимку...»
Услышала шуршание, приоткрыла один глаз и покосилась на парту знакомой. Перо, чернильница, пергамент... Рей все еще лень все доставать. Закрыла снова, благо, заговаривать с ней первой Гвен не торопилась, но фраза Лафайета вынудила вернуться в реальность.
«Погружение в царство темных знаний? Это в прямом смысле или он так шуточки шутит
Колдунья склонила голову на бок, закинула ногу на ногу и привычно с размаху отклонилась назад. Тут ее охватила паника, спинки на скамье не было. Совсем не было. Поймав то самое, известное многим, чувство, когда время будто замедляется, Вайни резво схватилась пальцами за краешек стола. Мгновенно вспомнила опыт одного из похожих феерических падений. Вместе со скамейкой. Было громко и совершенно не тянуло на аристократичность, приписываемую представителям факультета. Едва-едва скрипнул многострадальный стол, и любительница полетов с мебели с небывалым облегчением вернулась в устойчивое положение. Захочешь с комфортом растечься по сидению в Хогвартсе, и тебе обеспечено фантастическое ощущение полета без магии и прыжка с Астрономической башни...
Ученица воззрилась на Лафайета, готовая впитывать новую информацию, будто только что и не пережила маленькое приключение. Подумаешь, дыхание сбилось и сердце застучало чаще обычного раза в два, все хорошо, жива и даже не ушиблась.

Отредактировано Ray Wainberger (24-12-2016 22:29:19)

+5

47

Признайтесь, вам тоже не особо хочется слушать бредни очередного преподавателя на этом месте, пусть даже еще год назад он преподавал темную магию в совсем другой школе.
Бредни не хотелось бы, я все еще рассчитываю на хоть каплю чего-то, что не смогу достать сам. – Подумал Северус, многозначительно промолчав.
Будь я на вашем месте, так развлекался бы сейчас в компании какой-нибудь девчонки с другого факультета.
На этой фразе показательное равнодушие слизеринца дало сбой и он уставился на учителя, забыв про книжное прикрытие и молниеносно, благо не очень заметно, краснея.
Откуда он.. Люпин что-то сказал ему? Да нет, не может быть. Хотя может.. Или он легилимент? Но я ничего не почувствовал. Просто пальцем в небо?
Несмотря на более-менее конструктивный внутренний диалог, щеки вспыхнули не из-за того, о чем в нем говорилось. Формулировка фразы Лафайета была слишком двусмысленной и при этом попала прямо в цель. Смущение – неосознанное. Прикрытое ядом.
Бред. С какой стати этому плешивому оборотню что-то говорить новому учителю. И эта алкота не выглядит как мастер легилименции.
Пара секунд замешательства и взгляд снова опустился в книгу.

Здравствуйте, профессор. Можно же войти? Доброго утра, Северус.
Более чем ожидаемым был тот факт, что с минуты на минуту класс наполнится людьми, но сейчас Снейп чуть ли не подпрыгнул на стуле от неожиданности – показалось будто в животе все стянуло невидимыми прутьями на те короткие мгновения пока сознание не подсказало что это всего лишь Вайнбергер, которая вряд ли представляет какую-то опасность вообще.
Собственное имя в устах слизеринки заставило вспомнить письмо от Люциуса, пришедшее в Коукворт в последних числах августа. Все как всегда – скорее послание из вежливости, чем что-то по делу – видимо у аристократов так принято и их с детства учат не выпускать из рук нити, привязанные к тем, кто однажды может оказаться полезным. Этого Северус не знал. Но в этот раз в самом конце письма была приписка от Нарциссы, такая же бессмысленная, но от этого показавшаяся даже какой-то теплой.

Вайнбергер решила сесть в другом конце класса, и пока она устраивалась Снейп бегло оглядел девушку с ног до головы.
Пострадавшей не выглядит, может ей правда нравится Мальсибер и она была только рада стереть собой пыль на парте в кабинете, куда он ее притащил? Но ему-то это зачем? Хотя, может просто не ожидал, что его не отвергнут и никакой шутки не выйдет?
Что-то в образе слизеринки выбивалось и было не так как всегда, но что именно?
За попытками вспомнить все подробности произошедшего вчера до встречи с Лили, Северус не обратил внимания на то, что в классе собираются не только его однокурсники, но и хаффлпаффцы. Лишь после короткого диалога профессора с обладательницей неопознаваемого сходу голоса, слизеринец оторвался от своего прикрытия-учебника и внимательно обвел взглядом кабинет.
На шестом курсе почти все занятия по основным предметам будут проходить в смешанном составе – в зависимости от допуска после результатов СОВ, это известно. Но, насколько Снейп успел понять по рассказам старших, самих учителей и расписанию на первый учебный день – вводное ознакомительное занятие стараются проводить, не сваливая всех в одну кучу.

И что, мне теперь новую тему занятия придумывать? – Лафайет был явно раздражен, задавая вслух вопрос, будто спустя секунду вытянет из подпространства Дамблдора и призовет его к ответу.
Руки! Вчера ей повредили руки и сегодня она в перчатках – вот что. Но почему? Эту ерунду легко вылечить.
Радуйтесь, дети. На этом уроке вам предстоит погружение в царство темных знаний.
Это заявление отвлекло от анализа судьбы Вайнбергер.
Неужели он решил не устраивать бредни? Тогда, скорее всего, это и станет причиной его увольнения до следующего года. Северус прокрутил в голове картину, где новый франтоватый учитель дает задание по темной магии и никто из присутствующих не может и двух слов связать – не то, чтобы что-то сделать. В замешательстве и в шоке, как дети, которых на ярмарке забыла рассеянная мать. И тогда он показывает на что способен. И учитель давится своими словами о том, что никто здесь понятия не имеет о темных искусствах. Волна злорадного удовлетворения пробежала по телу – хоть такому и никогда не бывать, вполне достаточно просто представить эти лица.

+6

48

Иногда простой удар наугад становится куда более действенным, чем долгие измерения в лаборатории, что все равно бы привели к тому же результату на деле. Лучше совершить дюжину ударов разом, не тратя время на часовые проверки. Лафайет умел говорить много, перебирая в разговоре десятки вариантов поворота, пока наконец не замечал перемены в поведении собеседника. Ты посылаешь сигнал в надежде получить ответный, будь то нервное покусывание губы или учащенное дыхание. К счастью, тренированный глаз Натаниэля знал все эти сигнатуры не первый год и быстро уловил суть проблемы. Мальчики есть мальчики. Волшебники они или маглы, но этот полный романтики возраст почти у всех представителей homo проходит по надоевшему уже сценарию, постановка которого с каждым новым просмотром нравится тебе все меньше.

- А все потому, что и сам когда-то был молод, - вполголоса произнес темный маг, потеряв мысль, что по счастливой случайности слетела с лживо болтливого языка. Профессор ЗОТИ прикрыл глаза, остановив этот поток лишних мыслей в голове. Не стоит ему показывать себя в подобном свете перед студентами. В добавок ко всему, Лафайет должен был начинать урок, а не вести пространные беседы о жизни. Хотя, разговор с учениками о темной магии и предстоял не из простых.

Натаниэль таинственно приглушил свет в помещении, нагоняя мрак под потолком. Если говоришь о чем-то темном и зловещем, то лучше всего делать это в соответствующей обстановке, чтобы уж наверняка завладеть вниманием аудитории. Фокус, конечно, достаточно простой, но на большинство подействует.

- Что нужно знать о темной магии, кроме того, что пользование ей в обществе магов не считается делом достойным, - неспеша начал Лафайет, прикрыв дверь в кабинет легким мановением руки, - Эта магия весьма могущественная, она дарит чародею власть над силами природы и забирает его душу взамен.

Тут последовала короткая пауза, Натаниэль выдержал театральный жест, после чего быстро себя поправил.

- Не буквально, конечно, - произнес маг, улыбнувшись ученику на первом ряду, - Всегда важно определиться в понятиях, когда имеешь дело с новой аудиторией, потому мне просто необходимо представиться должным образом. Меня зовут Натаниэль Лафайет и я все еще практикую искусство, а потому, я как никто другой знаю способы противостояния тьме.

Последовала очередная пауза. Пройдя меж рядами парт в помещении и оказавшись перед учительским столом, Лафайет круто развернулся на каблуках и присел на край столешницы, скрещивая ноги.

- Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Если хотите защититься от темной магии максимально, то лучше никогда ее не использовать. И это все равно не дает каких-либо гарантий, что умрете вы в глубокой старости от сердечной недостаточности, а не в котле одноглазой ведьмы. Но это останется на ваш выбор. Темная магия привлекательна своей мощью, вот в чем главный подвох. Освоив ее легко уверовать в свою власть над ней, вот на чем сыпятся многие новички. Ты думаешь, что освоил убивающее проклятье лучше всех, и возможность забрать жизнь на деле подтверждает это. Но не дай себя обмануть, вся эта власть иллюзорна как и важность твоей персоны в этом мире, любой другой такой "гений" покончит с тобой все тем же убивающим заклятьем, а твое имя займет всего пару вшивых строчек некролога в "Пророке", - последовала короткая пауза, Натаниэль многозначительно скрестил руки на груди, после чего резюмировал, - Если когда-нибудь возьметесь за темные, то не дайте власти вскружить вам голову.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (01-02-2017 02:24:16)

+7

49

Гвен чувствовала себя крайне встревожено, находясь в кабинете вместе со слизеринцами. Атмосфера почему-то казалась напряженной. А может это из-за ощущения дискомфорта, которое пробегает временами в этой школе, как прохладный ветерок по коже. И вот сейчас несколько факторов соединились: чистокровные маги, кабинет ЗОТИ, в котором изучается темная магия, и страх ответить неправильно, если будут вопросы. При своих не страшно как-то, а вот при чужих будто ком в горле встал.
И, похоже, как поняла Гвен, не только она нервничала. Рей видимо задумалась и чуть не упала за скамейку, а её стол жалобно скрипнул, когда она за него схватилась.
«Я еще ни разу не обращала внимания на нее на совместных уроках, может она имеет похожую неуклюжесть, как и я? Тогда мы вдвоём будем стихийным бедствием школы.»
Рей быстро сделала вид, что ничего не произошло, и хаффлпаффка тоже перевела взгляд на профессора. А он как раз приглушил свет в кабинете, стало сумрачно и необычно. Внутреннее ощущение времени дало сбой: появлялось чувство, что сейчас приятный вечер, но мысли возвращали к реальности, напоминая, что вообще-то начало дня.
Голос профессора в затемненной комнате прозвучал зловеще.
— Что нужно знать о темной магии, кроме того, что пользование ей в обществе магов не считается делом достойным. Это магия весьма могущественная, она дарит чародею власть над силами природы и забирает его душу взамен.
Профессор замолчал, а девушка своей нескудной фантазией представила сгусток темной силы, спорящий с чародеем как обменяться силами выгоднее. Из бурного омута воображения девушку вывело уточнение профессора.
— Не буквально, конечно. — Он улыбнулся кому-то, а хаффлпаффке показалось, что её мысли беспардонно читают.
«Интересно, он что повидал настолько разных учеников что подразумевал, что найдутся те, кто как я начнут фантазировать?»
— Всегда важно определиться в понятиях, когда имеешь дело с новой аудиторией, потому мне просто необходимо представиться должным образом. Меня зовут Натаниэль Лафайет и я все еще практикую искусство, а потому, я как никто другой знаю способы противостояния тьме.
Он снова замолчал после приветствия.
«Ну понятно, я была права, он просто очень многих повидал, и хорошо, что не лез в мою голову, а то еще бы невесть что подумал от моей фантазии.»
- Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Если хотите защититься от темной магии максимально, то лучше никогда ее не использовать. И это все равно не дает каких-либо гарантий, что умрете вы в глубокой старости от сердечной недостаточности, а не в котле одноглазой ведьмы. Но это останется на ваш выбор. Темная магия привлекательна своей мощью, вот в чем главный подвох. Освоив ее легко уверовать в свою власть над ней, вот на чем сыпятся многие новички. Ты думаешь, что освоил убивающее проклятье лучше всех, и возможность забрать жизнь на деле подтверждает это. Но не дай себя обмануть, вся эта власть иллюзорна как и важность твоей персоны в этом мире, любой другой такой «гений» покончит с тобой все тем же убивающим заклятьем, а твое имя займет всего пару вшивых строчек некролога в «Пророке»
Гвен подумала, что так и должно быть. Любая энергия, несущая негатив и разрушения не принесет счастья ничему живому. И осталась довольна тем, что все в мире так продуманно.
Но гнетущее чувство не отпускало даже после осознания мировой справедливости. Девушка поёрзала на скамейке, как бы усаживаясь поудобнее, и посмотрела на скрестившего руки Лафайета.
— Если когда-нибудь возьметесь за темные, то не дайте власти вскружить вам голову.
«Какой оптимист, думаю те, кто рискнут ввязаться в это не будут настолько благоразумны, и тем более, вспоминать его советы. По мне они все преследуют какие-то свои цели, которых невозможно достичь разрешенной магией» — Хаффлпаффка заправила выбившийся локон челки за ухо, и посмотрела на Рей.
«Интересно, она будет спать, как говорила? С таким то преподавателем, я думаю, вряд ли получится»

Отредактировано Gwendolyn Gray (09-02-2017 19:45:07)

+5

50

На мгновение австрийке почудилось, что кто-то на нее внимательно посмотрел. Та даже бегло оглядела присутствующих в кабинете, но ничего подозрительного не обнаружила (если, конечно, можно считать слизеринцев, заполняющих кабинет, не вызывающими подозрений). Решив, что ей всего-навсего показалось, Вайни перевела взгляд на Лафайета, полностью готовая к поглощению информации. Локтями оперлась на стол и положила голову на ладони. С самого детства колдунье казалось, что для лучшего приема знаний следует быть наиболее расслабленной. Не отвлекает необходимость удерживать себя ровно и идеально, если в месте, где находишься не слишком холодно или жарко, нет сквозняка или не печет солнце. Когда такое случается, мысли, обычно, только о дискомфорте, и никак не о необходимости что-то запоминать. Жаль, конечно, что у скамеек нет спинок, Рей с удовольствием бы устроилась поудобнее. Еще и профессор приглушил свет, вызывая непреодолимое желание хорошенько зевнуть. Пришлось срочно складывать ладони лодочкой и спрятав за ними рот хорошенько прозеваться, склонив голову вниз и непроизвольно жмурясь.
«Надеюсь, Лафайет не воспримет все как оскорбление в свой адрес и не станет прерываться, чтобы устроить разбор полетов, интересно же рассказывает. И правильно говорил один бабушкин знакомый: „Есть люди жаворонки, есть люди совы, а есть люди попугаи, свет выключишь — они засыпают“. Я, кажется, сегодня именно из таких.» — В самом разгаре зевания мысли бежали одна за другой, оставалось их только ловить, чтобы не разгонялись, и не свели с ума генерируемой информацией.
«Забирает душу взамен? Какой ужас, однако! Особенно, для тех, кто этой душой не пользуется, даже не прибегая к темным искусствам и сами по себе, колдуя разрешенными заклинаниями, отвратительные личности. Такие о душе подумают в последнюю очередь.»
Пауза заставила насторожиться. Опыт подсказывал, что учителя чаще всего замолкают, когда хотят обратить внимание какого-то разговорившегося с соседом разгильдяя или просто занявшегося чем-то посторонним студента. Но все молчали, да и отвлечься никто не успел... Спустя томительные пару секунд мыслительной деятельности Вайнбергер поняла, что это, по сути, драматическая пауза и Лафайет попросту нагнетал атмосферу. Чтобы по ее окончанию продолжить говорить, как ни в чем не бывало.
«Вот хитрый показушник... И Натаниэль, значит. Неудивительно, что практикующий знает, как защищаться от заклинаний, используемых другими такими же практикантами. Забавным было бы, скорее, обратное. А так, если ты сам понимаешь суть темной магии и как она применяется куда проще противодействовать ей, наверное.»
Разворот на каблуках и приседание на край столешницы вызвало у ведьмы только желание поднять глаза к потолку и вздохнуть. Что она и сделала, не в силах противиться этой тяге выразить свое отношение ко всем проявлениям демонстративности. Речь профессора продолжилась, и ученица вновь воззрилась на Лафайета, внимая каждому слову.
Иностранке хотелось ввязаться в дискуссию, но, подумав, осознала, что никто кроме ее самой не оценит желания и еще наверняка посмеются над рассуждениями. Так что Рей решила просто осознанно обдумать, оформить свое мнение и не оставлять его несвязанной кашей в голове.
«Темная магия привлекательна мощью? По-моему, любая магия ей привлекательна. Да и эта мощь темной достаточно проста. Наколдовал — гарантированно сделал плохо. На мой взгляд, куда интереснее обернуть вроде бы безобидное заклятье во что-то серьезно калечащее или убивающее. Конфринго, примененное непосредственно около головы соперника вроде как в той же степени необратимо, как и Авада, хотя оно разрешенное. Последствия только не так эстетично выглядят. И совсем не важно, чем тебя убьют, то будут все те же строчки в некрологе.»
Чародейка из любопытства покосилась на Гвен. Похоже, несчастной хаффлпаффке тяжело даются к принятию речи, предназначенные, скорее, для ушей слизеринцев. Факультетские ценности и предрасположенности никто не отменял, не зря же шляпа каждый год делает свою работу. Заметив, что Грей посмотрела в ее сторону, Вайни быстро перевела взгляд обратно на француза, так и не меняя своего положения, только закинула ногу на ногу.

Отредактировано Ray Wainberger (01-03-2017 00:02:25)

+6

51

Созданный Лафайетом полумрак не произвел на Снейпа впечатления. Как, наверное, и на большинство слизеринцев, которые, к слову, живут в подземельях. Впрочем, как и хаффлпафф. К тому же вряд ли приглушение света означало что-то зловещее, скорее уж наоборот. По-настоящему запугивать и усложнять задания в первый учебный день учитель не будет, даже учитывая избранный подстать обстановке тон повествования.
Хотя он под градусом. И, кто знает, может хочет вылететь из школы поскорее мирным путем.
Место рядом с Северусом осталось незанятым, но он все равно услышал, как ближайшая к нему хаффлпаффка сдавленно пискнула.
На кого-то это все же впечатление произвело.. Каким образом они сдали Защиту в прошлом году? Следующим уроком Зелья с гриффиндором. Как она там? Эти уроды получили на СОВ проходной балл? Надо быть осторожней. Надеюсь, в кабинете не осталось никаких следов.
Снейп бросил еще один взгляд на Вайнбергер. Почему она не вылечила руки?

Датый учитель, тем временем, начал загадочно рассказывать, что являет собой Темная магия.
Он вообще в курсе, что у нас шестой год обучения, а не первый? Слизеринец прокрутил в голове какие темы на этот год полагаются по рекомендованному учебнику. Лафайет стал порядком раздражать.

Погода на улице была отличная. Хотелось взять интересную книгу, возможно даже не по учебе, а что-то художественное, и читать ее где-нибудь под деревом на траве. В каком-то тихом пасторальном месте, ну или, в крайнем случае, просто под чарами невидимости возле озера. Было бы здорово возвести на одном из местных деревьев небольшое невидимое убежище – только в какое время этим заниматься, чтобы никто не узнал? И придется постоянно обновлять скрывающие чары.. Когда-нибудь у него будет свой дом.

Северус подзавис, глядя на светлое небо, но что делать, если преподаватель пока не стремится сказать что-то по-существу. Яркий утренний свет теперь особенно сильно контрастировал с полумраком комнаты, в которой, и без созданной Лафайетом «таинственной» обстановки, всегда не то чтобы очень светло.
Мимо окна пролетела знакомая сова.
Хм. Кому, интересно.. Не успел Снейп развить эту мысль, как птица вернулась и уселась на каменный подоконник. К лапе был привязан небольшой, скрученный в трубочку пергамент.
Черт.. Слизеринец отвернулся обратно к классу. Профессор в этот момент смотрел не в его сторону, а значит, если не акцентировать внимание, скорее всего не заметит неожиданного почтальона.
Может это и не мне. Предположение было более чем притянуто за уши, потому что именно его не было за завтраком, иначе зачем сове являться сюда.
Даже если и заметит, откуда ему знать, что в Хогвартсе так не положено, и, если там что-то важное, письмо будет скрыто старым паролем.

+7

52

   Начало игры

— И что, мне теперь новую тему занятия придумывать?
    Лавиния искренне надеялась, что новой темы по предмету не будет, ей хотелось бы закрепить прошедшую. Знакомство с инферналом было достаточно ярким, чтобы она не смогла собраться и справиться с заклинанием.  Это было обидно, но не особо удивительно для нее, ей всегда приходилось прилагать больше усилий на практике, чем большинству студентов. Задевало лишь, как легко окружающие справлялись с уничтожением того, кто был раньше человеком, кто даже обезображенным – какой ужас! - выглядел как человек. Это было действительно жутко для нее.
    Справиться с нахлынувшими ощущениями, то жара, то холода, после занятия не помогал и шоколад. "Панталоны Морганы! Еще один урок!?" - Возмутилось ее сознание, когда ей стало известно об изменении расписания; что-то внутри нее требовало забиться в угол и притвориться, что она ничего про это не знает, староста же в душе бушевала: она не может прогулять урок, и бежать так быстро она тоже не может, это, в конце концов, не солидно! Однако, мисс Сток бежала и остановилась, лишь нагнав группу спешащих с урока прорицания хаффлпаффцев.
    За партой девочка сидела тихо, прислушивалась к словам мистера Лафайета с настороженностью, с явным страхом и тайным желанием; первый испуг уже прошел, оставив неприятное послевкусие, ей все также было жутко, но вместе с тем любопытно, – а смогла бы она теперь, сразу и без запинки произнести заклинание? Смогла бы спокойно смотреть на этого монстра или вновь начала бы дрожать, как осиновый лист? Воображение говорило да, а мистер Лафайет, тем временем, не упоминал об инферно, он вообще не говорил того, что было произнесено на первом уроке, и это было одновременно и приятно, и досадно.
    Профессор говорил: "Власть, власть, смерть, могущество, темные силы, силы природы, обман, смерть,  власть, власть". Лавинии было интересно, только ей кажется, что это звучит занимательно и притягательно – чертовски опасно, неосторожно, безрассудно, глупо – все то, чего остерегается настоящий хаффлпаффавец, - словно профессор предлагал всем желающим ступить на эту дорожку, повторяя и повторяя… ловя подростков, которые только учатся думать, на тщеславии и любопытстве. Мисс Сток перевела взгляд на парту, где лежал пергамент с аккуратно выведенным заклинанием.
    - Inflamere, - тихо, нараспев, шепнула она, неотрывно вглядываясь в завитушку буквы "f". Мысленно Лавиния направляла палочку на напугавшее ее существо, и там, в этих мыслях, она не думала, что она сжигает его, что она на самом деле это делает, там она побеждала инфернала, как в сказках побеждает дракона рыцарь. Сток, задумавшись, смотрела на пергамент не моргая, - А может вовсе и не власть? Может быть страх? – так же тихо, самой себе под нос.

Отредактировано Lavinia Stalk (05-04-2017 00:22:31)

+7

53

Лафайет почти не прерывался в своем монологе. Только иногда профессор делал паузы, чтобы сделать очередной глоток горячительной жидкости из хрустального графинчика. Это определенно бодрило темного мага, позволяло немного расслабиться на общем фоне. Что вообще он тут забыл? Ему стоило бы держать язык за зубам, но слова убежали далеко вперёд от их осмысления.

- Хотя, - вдруг Натаниэль прервался, устремив свой взгляд на луч света, что падал из окна на пол, разделив помещение на две противоположных части, - Быть может мне стоит устроить короткую демонстрацию, чтобы не быть голословным?

Риторический вопрос профессора защиты от темных искусств упал в пространство подобно брошенному по водной глади камню. Рябь была знатной, как и ожидалось. Чародей все-таки вытащил палочку из шафта трости, совершив с виду небрежное круговое движение кистью. Наколдованная тьма стала постепенно сгущаться, застилая собой оставшиеся просветы окон. Заклинание непроглядной тьмы лишало возможности видеть даже на расстоянии вытянутой руки, поглощая при этом любой Lumos, если последний был произнесен недостаточно искусным волшебником. При этом, сам заклинатель прекрасно ориентировался в созданной тени. Но это еще только полдела.

- К несчастью, мне не позволено испытывать этот раздел магии на вас, - вдруг прозвучал голос Лафайета откуда-то из темноты, при этом Натаниэль воспользовался заклинанием смещения источника звука, - А потому придется сосредоточиться на том опыте, что я имею за долгие нелёгкие годы неблагодарной службы в министерстве, - наступила короткая пауза, после чего источник звука снова сместился, - Смотрите внимательно и не пытайтесь повторить это самостоятельно.

Хоть ученики этого и не видели, но в тот момент их преподаватель решил создать проекцию своих воспоминаний, к счастью у него было нужное заклинание в запасе. Всего лишь несколько отрывков об использованных когда-то заклинаниях и кое-каких дуэлях далеких времен. Пусть его ученики посмотрят и вдохновятся немного. Какое-то время Лафайет раздумывал, подбирая нужные моменты в памяти, но быстро опомнился и шепотом произнес верные магические слова.

- Aperire memoriam meam, - шепнул он, подбросив клубок собранных воспоминаний в воздух и открыв его всем присутствующим в кабинете.

Разрушающие и вредящие проклятья, такие как Адское пламя и Черный Эвард были первыми в списке. Их Натаниэль показал особенно подробно. С одной стороны, чародей продемонстрировал то, как сам использовал эти инструменты более-менее эффективно против разного рода тварей, комментируя каждый отдельный кадр.

- Самая привлекательная ее черта сводится к обретению возможностей управлять силами природы, принуждая последнюю неукоснительно исполнять волю сильного, - произнес он, показывая то, как пламя и молнии уничтожали все тех же инферналов, легкие взмахи палочкой оборачивались землетрясениями или торнадо, - Однако, это касается только сильной воли. Недостойным той силы ответ темной магии будет куда прозаичней.

В памяти темного мага нашлись и такие примеры. Все эти же заклинания брали верх над другими волшебниками. Один такой эпизод с непокорным пламенем как раз предстал перед глазами студентов, проглотив в себе неизвестного мага из воспоминаний Лафайета. Другой же маг пытался использовать проклятье ускоренного старения, но случайно применил его на себе, обратившись в пыль за какое-то мгновение. Был и еще один пример с той же урной, что Лафайет демонстрировал на предыдущем уроке, когда призванных инферналов оказалось слишком много и волшебник не управился, оказавшись разодранным на части.

- Потому ее и боятся, - наконец произнес Лафайет, когда представление было окончено и тьма стала рассеиваться, - Не потому, что она плохо укладывается в нормы морали, а потому, что она действительно таит в себе опасность. Опасность того, что темная магия заберет свое или, что еще хуже, сделает тебя слишком уж независимым от системы, - последовала недолгая пауза, Натаниэль бросил взгляд на часы, после чего подвел под занятием черту, - На этом все, всем спасибо. Желающие могут задать вопросы, а так все свободны.

Сказав это, профессор ЗОТИ вернулся на свое место за учительским столом и откинулся на спинку кресла. Впереди еще несколько уроков, зря он так разбрасывается. Не выдохнуться бы еще к к концу дня...

Отредактировано Nathaniel Lafayette (06-04-2017 19:44:47)

+7

54

Хаффлпаффка очень внимательно слушала профессора, и, когда Лафайет прервался, немного удивилась, достаточно резко вернувшись из своих размышлений и переваривания поступающей информации.
— Быть может мне стоит устроить короткую демонстрацию, чтобы не быть голословным?
Профессор без лишних вступлений приступил к практике. Сгущающая тьма заполняла класс, снова ёкнуло сердце от неприятного чувства и мысли, что из темноты что-то вылезет. Ведь это кабинет Защиты от Темных Искусств, и можно ожидать из тьмы чего угодно для «практики». Гвен сосредоточенно смотрела в темноту, чтобы не упустить самое важное.
— К несчастью, мне не позволено испытывать этот раздел магии на вас. А потому придется сосредоточиться на том опыте, что я имею за долгие нелёгкие годы неблагодарной службы в министерстве.
Голос Лафайета прыгал из одной области тьмы в другую, видимо для подготовки демонстрации чего-то. «К несчастью не позволено?... Я счастлива, что не позволено, а то можно было б ожидать что-нибудь в стиле демонстрации ваших потаённых страхов или желаний, что было бы совсем нежелательно. Сочувствую ему, наверное, в Министерстве было туго.»
Девушка беззвучно вздохнула и снова сосредоточилась на темноте. Довольно быстро появились сцены магических битв с участием профессора, это было красиво и пугающе. Такие сильные проклятия, стало еще больше не по себе, чем было до этого, и Хаффлпаффка растерла руки, согревая их, и продолжила внимательно слушать профессора. Но мысли сами перескакивали с информативности на размышления «а что чувствует чародей при использовании таких заклинаний и проклятий?». И снова подробные спокойные объяснения преподавателя, и всё вроде запоминается, а мысли опять перескакивают на размышления «и каково так жить, как ощущает себя такой человек?»
— Самая привлекательная ее черта сводится к обретению возможностей управлять силами природы, принуждая последнюю неукоснительно исполнять волю сильного.
Гвен встрепенулась и постаралась не уплывать в собственные размышления, и со всей серьезностью всматривалась в землетрясения и торнадо, которые получались у Лафайета при демонстрации разных дуэлей и битв. «Сильная воля? Конечно же... страшно подумать какая воля должна быть, чтобы таким пользоваться и оставаться в своём уме... и даже преподавать» - подумалось девушке, и она откровенно отводила глаза, когда видела продолжение демонстрации, где были примеры волшебников со слабой волей и где заклинания срывались. Смотреть на это не хотелось - и так очень хорошо понятно, что ничего хорошего в этом нет и не будет.
Хаффлпаффка иногда поглядывала в ожидании, что самые неприятные кадры закончились, и снова переводила взгляд куда-то в другую сторону от центра событий, горящих и рассыпающихся в пыль волшебников.
Гвен и так знала, что всё это плохо, и что нужно быть очень внимательным и с сильной волей. Зачем всматриваться в последствия? Ничего полезного в этом для неё точно нет.
— Потому ее и боятся - произнес через некоторое время профессор, тьма стала рассеиваться, и стало как-то легче. Не нужно отводить глаза, и можно спокойно продолжить смотреть на профессора и слушать. «Я за лето совсем отвыкла от уроков Защиты от Темных Искусств, не дело это»
— Не потому, что она плохо укладывается в нормы морали, а потому, что она действительно таит в себе опасность. Опасность того, что темная магия заберет свое или, что еще хуже, сделает тебя слишком уж независимым от системы.
Гвен подумалось что, наверное, то самое Министерство и создано для того, чтобы не позволять быть независимым от системы, и поэтому его так не любят заклинатели и волшебники, знающие темные искусства.
— На этом все, всем спасибо. Желающие могут задать вопросы, а так все свободны.
Хаффлпаффка почти заулыбалась при словах об окончании урока. Всё же ей было не по себе в этом кабинете, и хотелось выйти, подышать, направиться на следующий по расписанию урок и просто походить и размяться.
Она убрала в сумку не пригодившийся в темноте пергамент, перо с чернильницей и, взяв свою сумку с учебными принадлежностями, направилась к выходу из кабинета.

---> Опушка Запретного леса

Отредактировано Gwendolyn Gray (06-04-2017 19:35:52)

+7

55

Преподаватель бессовестно тянул коньяк, становясь будто все более безмятежным, а от его голоса, всю эту безмятежность выражающего, невыносимо тянуло спать. Все было так размеренно, на одном тоне, нагнетающих атмосферу пауз не было... Так что веки у колдуньи все тяжелели, она моргала и каждый раз все дольше держала глаза закрытыми, с трудом их открывая. Мир мутнел, искажался, затемнялся. В накатывающем забытьи уже появлялись какие-то незнакомые образы и голоса, ведшие беседы о чем-то увлекательном, и так хотелось к ним присоединиться... Но тут голова резко дернулась вниз, Рей клюнула носом и от этого проснулась.
Хорошенько проморгалась и быстро посмотрела по сторонам, не заметил ли кто этого засыпания. Благо в кабинете было темно, профессор привлекал достаточно внимания, а если кто и видел — тем хватило ума сделать вид, что ничего не случилось. Ведьма вновь воззрилась на Лафайета, который определенно что-то задумал за то время, пока та контактировала с миром снов.
После пасса палочкой, явившей себя из трости, темнота начала казаться все более материальной, стала больше походить на туман в инверсии, белый стал черным. Все быстро почернело, и Вайни посмотрела туда, где должны были быть руки. Вот же... Поднесла ладонь поближе. Не видно. Еще ближе, и все равно не видно. И еще немного, на этот раз успешно и не важно, что пальцы почти касалась носа. Главное, как только эта тьма спадет — не закричать по привычке: «Я прозрел!» — как каждый раз австрийка делает, когда выходит из темных в более освещенные места. Вообще, полезное заклинание. Во время дневного сна можно не мучиться со шторами, наколдовать этот инверсированный туман и наслаждаться темнотой и тишиной, если применить еще и что-то звуконепроницаемое. Хорошо бы спросить об этой противоположности Люмосу, но как-нибудь потом, решила Рей для себя. До каникул еще много времени, а в Хогвартсе волей-неволей приходится хоть как-то соблюдать режим.
Еще к иностранке пришло осознание, что есть что-то в настоящем Лафайете от того типично стереотипного француза, нарисованного воображением, чей образ преследовал ее до начала урока. Нечто заметное настолько, что воображение, готовое к новым свершениям после короткой дремы, тут же дорисовало недостающие черты. Натаниэль был пьян и склонен к показухе. Вайнбергер улыбнулась, уверенная, что ее никто не видит. Заодно, вытянув руки вперед, расслабленно легла на стол, свесив ладошки с противоположного края.
«Вот бы все преподаватели вещали в темноте... Но я бы тогда только и делала бы, что спала на занятиях,» — подумалось девушке, пока та лениво чуть поворачивала голову к перемещающемуся голосу профессора. Наверняка он опять делал это с помощью магии, запугивая бедных Хаффлпаффцев. — «Наверное, Гвен будет потешно выглядеть как все закончится, ее такое вот может впечатлить
Но пафосному типу мало было напустить черного тумана. Слизеринке иногда снилось что-то подобное, не пропускающее свет и такое же непроглядно черное, но исключительно в положительном ключе. Оно скорее напоминало снежную поземку, которую можно заметить зимой перебегающей дорогу при сильном ветре. Эта штука всегда приносила умиротворение и в большие ее скопления можно было погрузиться и ощутить нечто походящее на невесомость, о которой рассказывают маггловские покорители космоса. Лафайет устроил в темноте нечто похожее на спектакль из образов своих воспоминаний. Только зрители оказались практически на самой сцене.
Вайни сонно зевнула. Заклинание явно создано волшебником, которому очень хотелось поспать днем в помещении с огромными окнами на солнечной стороне дома... На адское пламя, конечно, было занимательно посмотреть, благо, воспроизведенное из памяти оно не имело никакой температуры. Черный Эвард вызвал нервную усмешку у ученицы, эти... щупальца отдаленно напоминали одну японскую гравюру. Дальше профессор еще что-то говорил и демонстрировал, но блондинке так хотелось спать, что она сложила руки под голову, чтобы было поудобней и бессовестно заснула, убаюканная голосом.
Снилось ей что-то непонятное, но едва ли оно было связано с происходящим в кабинете представлением. Кажется, во сне были покрытые лесом горы, атмосфера, присущая длительному походу, приятная компания и чудесная погода. Сюжет происходящего ускользнул, стоило только открыть глаза от того, что сквозь веки медленно стал пробиваться свет.
Иностранка поспешила подняться из слишком бросающегося в глаза положения и в который раз широко зевнула, прикрывая рот перчаткой. Спала она всегда бесшумно, без храпа и подобного, так что тут беспокоиться не о чем. Прослушала произнесенную преподавателем завершающую фразу и, быстренько подхватив сумку, поспешила с толпой двигающихся к двери шумных студентов на выход. Хоть у Вайнбергер и был вопрос, но она решила лучше не рисковать, мало ли, вдруг заметил, что та бессовестно проспала почти весь урок. Но занятие определенно прошло с пользой, Рей выспалась.

----> Класс Зельеварения

Отредактировано Ray Wainberger (08-05-2017 01:31:18)

+7

56

Мысли о сове перетянули на себя внимание Северуса. Что такое от него понадобилось настолько срочно, вряд ли там поздравления с новым учебным годом.

Лафайет тем временем напустил еще большей таинственности, тьма сгущалась, остался только его голос и сдавленные вздохи кажется той же хаффлпаффки, что перепугалась еще с самого начала.
После того как профессор произнес заклинание (которое Снейп попытался запомнить хотя бы на слух, за неимением других вариантов, чтобы после прочесть как оно было создано и возможно даже выучить), класс наполнился яркими и динамичными образами. Возникающие перед шестикурсниками картины прошлого Лафайета были малоприятными, но захватывали и совершенно не нуждались в комментариях, без которых учитель, по всей видимости, себя не мыслил.

Интересно, как тренируют те заклинания, которые срабатывают на большое пространство и могут обратиться против создателя.
Демонстрируемые эпизоды становились все менее аппетитными. Слизеринцу не нравилась эта грязь, слишком близко.
А вот какие чувства вызывали все эти люди, Северус понять не мог. Было ли ему их жаль? Непохоже. Ему было не все равно. Гораздо более не все равно, чем всем остальным, кто оказался на этом уроке. Возможно им нравилась Защита своим адреналином, может они считали себя будущим спасением вселенной, продолжая изучение, или у них просто по какой-то причине хорошо выходит самооборона. Но кто из них сейчас смотрит на это не абстрактно?

Прошло достаточно времени прежде чем этот импровизированный кинотеатр стал рассеиваться и профессор объявил об окончании урока. Вопросы, которые можно было бы задать, сейчас задавать не хотелось – не только потому что они еще толком не сформировались, но и из-за всепоглощающего запаха перегара, который доносился даже до первой парты. Этого добра ему хватает дома. И ничего, кроме отвращения, не вызывает.

Когда однокурсники и хаффлпаффцы направились к выходу, Снейп вспомнил про сову и подошел как можно ближе к оконному проему. Птица все еще сидела на медленно прогревающемся утренним солнцем камне, но за эти полчаса успела задремать и сейчас напоминала пушистый, еле заметно покачивающийся, шар.
Слизеринец вытянул руку вперед и едва слышно присвистнул.
– Эй! Давай, иди сюда.. – шепот, теряющийся среди других, более громких голосов.
Сова открыла один глаз и тут же сделала вид, что проснулась, перелетев к Северусу, впрочем не особенно убедительно – оказавшись на предплечье знакомого, не совершающего резких движений, человека, птица стала встряхивать перья, тянуть затекшие лапки и чесать собственную спину.
– Да подожди ты.. – прошипел Снейп, пытаясь ухватить пальцами мелкий пергамент. Как только записка поддалась и слизеринец спрятал ее в карман, сова слетела с руки и скрылась за окном, что говорило о нетребующемся прямо сейчас ответе.
Северус оглядел класс, поймав на себе несколько любопытных взглядов тех, кто еще не успел уйти, и двинулся к выходу.

>>> Класс Зельеварения

+7

57

Когда кабинет погрузился во мрак, Лавиния глубоко вздохнула, она не боялась темноты, но опасалась того, что мог продемонстрировать профессор. Неизвестность дышала холодом на ее пальцы, колола иглами шейные позвонки, до болезненной пульсации заставляла прислушиваться к звукам окружающего пространства: вздох, шелест, поскрипывание стульев, шорох мантий, легкий шепот. Не больше десятка секунд, пока профессор не начал говорить, но и этого ей было достаточно, чтобы продолжать прислушиваться, ловить каждое слово, погружаться в атмосферу какой-то болезненной интимности и замирать, когда речь учителя прерывалась, стараться изо всех сил побороть желание сжать кулаки или вцепиться в парту – почувствовать еще что-то реальное во мраке.
    Образы, казалось, выпрыгнули из темноты, Лавиния жмурилась и моргала, привыкая к ярким картинкам. Увиденное было неприятным, хотелось отвернуться или закрыть глаза, но она, словно зачарованная, продолжала смотреть. Ей казалось, что адский огонь, пожирающий существ, готов схватить и ее, и каждого находящегося в кабинете. Когда показались инферно, девочка со свистом втянула воздух, твари оказались проворными, мало походившими на того неподвижного, что демонстрировал мистер Лафайет на предыдущем уроке. От вида гибнущего мага у нее неприятно скрутило живот. Дюжина пикси! Она видела разных существ, она, как и любой маг, относилась к повреждением легко – ожоги от сваренного неправильно зелья, перелом от неудачного падения с метлы, - это можно зарастить, заживить. Но вот так и вот это. Такого Лавинии наблюдать раньше не приходилось.
    Объявление об окончании урока, заставило ее встрепенуться, отвлечься от мыслей: "Всё же не все выбирают такую дорогу, а некоторые могут и за всю жизнь с таким не встретиться".
    Учащиеся потянулись нестройной вереницей к выходу, а Сток осталась сидеть на месте, стараясь дышать ровно и спокойно, прогоняя волнение, которое вилось и извивалось под ребрами – ей было неловко подходить к преподавателю. Ее руки медленно, лениво убрали пергамент, лежащий на столе, в сумку и достали другой, исписанный округлым почерком, демонстрирующий ее тайные желания. Она старательно медлила, но видно не так хорошо, как ей бы хотелось - у окна копошился студент факультета Слизерин – Снейп, несколько ее однокурсников переговаривались и не спешили к выходу, но к Лафайету никто не обращался.
    Девочка слегка улыбнулась: "Кто же будет задавать вопросы, если домашнего задания не задали (исключая то, что было на первом уроке)?" Она слегка смяла пергамент в руке, поправляя на плече лямку сползающей сумки.
    Подойти к взрослому магу было для нее чуть-чуть жутковато: она достаточно впечатлилась демонстрацией его знаний и практических навыков. И чуть-чуть страшно: ее могли высмеять. И это было бы куда хуже наставлений профессора трансфигурации, она все же женщина, а тут вполне себе представительный мужчина и попасть в такую ситуацию не просто неприятно, это будет настоящей катастрофой. Возможно, ей даже придется отказаться от курса ЗОТС или перевестись в другую школу. Лавиния настолько увязла в своих мыслях, что, остановившись у преподавательского стола, мрачно таращилась в пространство, пока ее не отвлекло какое-то движение.
   - Сэр? - Почему-то удивленно сказала она, но, спохватившись, продолжила, - У меня есть вопрос, но он не связан с темой урока, - Лавиния старалась говорить четко, но получалось как-то робко, смотреть на профессора спокойно, но получалось взволнованно, и клубничный румянец уверенно расцветал на ее щеках. Ее вдруг охватил жар и мысли стали расползаться, как тараканы, - Я хотела сказать, вернее узнать, - к своему ужасу Лавиния поняла, что забыла так хорошо заученный текст. Она ошарашенно смотрела на мужчину, точно у него на лбу было написано, что она там хотела пролепетать. Сток мельком взглянула на пергамент, зажатый у нее в руке, пытаясь вспомнить, что там законспектировано и не решаясь развернуть его. Лямка соскользнула с плеча и сумка с шумом упала на пол.
   Она неуклюже дернулась, глаза ее слегка увлажнились, уши запылали. Мир на секунду замер и вновь пришел в движение, в голове у нее точно щелкнуло и она, смотря в пол, произнесла:
    - Я собираю информацию о воздействии заклятий, зелий и артефактов на сознание, - то, что она не смотрела на профессора помогло ей сконцентрироваться.

Отредактировано Lavinia Stalk (12-04-2017 02:15:36)

+7

58

Стоило только произнести сокровенную фразу "урок окончен", так к двери выстроилась вереница учеников на выход. Да уж, Натаниэль и сам был бы не против пойти проветриться немного. Долгое пребывание в душном помещении с ордой студентов могло негативно сказаться на состоянии профессора. Острая боль в области висков мешала магу сосредоточиться, все из-за заклинания оживления памяти и обильного употребления алкоголя. Следовало бы задуматься о том, что пора завязывать с коньяком на работе.

"Да и с работой тоже пора завязывать, - вдруг подумал Натаниэль, взглянув на часы, - Следующего занятия в расписании нет, стоит воспользоваться форточкой и немного прогуляться."

- Сэр? - голос ученицы довольно быстро вернул чародея в реальность, даже немного освежив уставшего преподавателя защиты от темных искусств. У девочки был вопрос к Лафайету, что уже интриговало мага. Хоть кого-то он зацепил этим второсортным занятием.

Лавиния Сток, так её звали. Натаниэлю пришлось напрячь память, чтобы вспомнить. Хорошо, что хоть с факультетом гадать не пришлось, цвета были похожи на палитру Хаффлпафф. Хоть это Лафайет успел выучить ко второму рабочему дню в школе. Продолжать уже не особо хотелось. Ещё немного и чародей начнет интересоваться успехами студентов в других дисциплинах. Этого никак нельзя допустить.

- Я собираю информацию о воздействии заклятий, зелий и артефактов на сознание, - наконец произнесла девушка спустя несколько неудачных попыток. При этом, от взгляда Натаниэля не ускользнули плохо скрываемые попытки девушки избегать зрительного контакта, а также очевидная неловкость в разговоре со стороны ученицы.

- Хорошо, собирайте, - ответил преподаватель ЗОТИ, уверенно кивнув головой и улыбнувшись с долей издёвки, - Если я могу чем-то помочь, то задавайте любые интересующие вопросы.

Ну а что еще можно было сказать? Четко сформулированного вопроса Натаниэль так и не услышал, а потому не мог ответить что-либо конкретно. Однако, на всякий случай, чародей предпочел немного дополнить собственную мысль спустя несколько мгновений в молчании.

- Если вас интересует какая-то литература или заклинание, то не страшитесь задавать вопросы по ним. В этом году всем ученикам школы Хогвартс несказанно повезло иметь в своих стенах того мага, что отвечает абсолютно на любые вопросы.

+6

59

От голоса профессора внутри Лавинии рождается щекотка, она очень мешает дыханию и отвлекает от разглядывания пола. Выпрямив спину и задрав подбородок, она внимательно вглядывается в лицо мага, и щекотка ее растет, и это становится все более неприятным, зудящим. Сток думает, что это ощущение ей слегка знакомо, что такое она определенно испытывала и ранее, но вот что это?
    -…, что отвечает абсолютно на любые вопросы.
    - Любые? – Удивленно переспрашивает она, а в голове у нее сразу проносится: "Когда у вас день рождения? Вы спите в пижаме? Это ведь не коньяк, какая-то хитрая иллюзия?". Она совсем не заметила, что словосочетание "любые вопросы" вероломно вырваны ею из контекста и сильно искажены. - А вы хорошо танцуете? – Ей по-девичьи любопытно; вся она замерла, наклонив голову вбок, вглядываясь во что-то за стеклами глаз мистера Лафайета.
    Ей кажется, что умеет, отлично умеет, как, наверное, и любой боевой маг. Ей даже хочется, чтобы профессор продемонстрировал свое умение, в ее воображении это было очень смущающе и безрассудно, так безрассудно и интригующе, что с новой силой защекотало в груди, до боли, до ощущения, что еще чуть-чуть и эта боль проступит на коже, обожжет; это сложно терпеть и девочка закусывает губу, опускает взгляд в пол.
    - Я не смогла найти информацию по окклюменции, лишь какие-то упоминания, - возвращается она к теме исследования. О сокрытии сознания, как и о легилименции, Лавиния случайно узнала от отца. Доступной информации о данном разделе магии было весьма мало, даже в библиотеке она нашла лишь упоминания, возможно в запретной секции были нужные книги, но у нее не было допуска. – Поэтому у меня возник интерес, может ли она помочь в  сопротивлении заклятию Империо? Или воздействию дементоров? – У нее слегка оживляется лицо, пропадает скованность, ослабевают напряжение и зуд, она даже перестает поглядывать на пергамент, где у нее все расписано. "Может быть, спросить еще про омут памяти?" – Проносится мысль в небольшой паузе между предложениями, но речь звучит дальше, - А еще мне стало интересно, но я не нашла упоминаний о том, возникает ли зависимость у того кто накладывает Империо и у того кто подвергается его воздействию? Ведь иногда так приятно, что кто-то решает что-то за тебя, а если это практиковать долгое время, то не захочет ли маг сам вернуться к подобному образу жизни? Или напротив не испытывать потребность в том, чтобы кого-то подчинять и знать, что другой сделает все, что ты захочешь?
    Лавинии очень хочется сесть, но тащить стул к учительскому столу ей кажется несколько невежливым, да и профессор может ее отпустить в любой момент, так что это будет еще и нецелесообразным.
    - Мне интересно, может ли легилименция способствовать более качественному наложению Империо, может ли она помочь тем, кто потерял память? Еще я не совсем разобралась, - Лавиния внимательно посмотрела на преподавателя, проверяя, не утомлен ли он ее вопросами, и вновь почувствовала это странное воздействие на себя: щекотка и мозг, который кажется, превращается в кашу. У нее запылали уши и она сбившись продолжила, - Разобралась. Да… В том, что дементоры поглощают светлые воспоминания, но при этом их можно отогнать с помощью патронуса, который вызывается светлыми воспоминаниями. Это немного запутанно для меня.
    Ей вдруг становится жаль, что она не умеет писать стихов, ей бы очень хотелось сейчас, видя, как падает свет на лицо мужчины, выплеснуть на пергамент эти глупые соленые чувства, вместе с мыслью, какое бледное усталое лицо.

+7

60

- Довольно отвратительно, - без промедления и особого стеснения ответил Лафайет на вопрос о его танцевальных навыках, - Это весьма неудобно делать с тростью в руке, а без нее мне просто не очень удобно, - дополнил свой ответ профессор ЗОТИ, демонстративно покачав названный предмет в руке, ухватившись за шафт, - Но, в свою защиту должен заметить, что когда-то давно я был более чем неплох в этом деле.

Лицо Натаниэля при этом ни капли не переменилось. Лёгкая усмешка все также уверенно сидела на бледном лице преподавателя, будто его совсем не смутила тема разговора. Отчасти это, конечно, было влияние алкоголя в крови, но, с другой стороны, Лафайет и сам по себе оставался довольно-таки непробиваемым на подобные фокусы. Редко когда истинные мысли чародея отражались мимикой. Последовавшие вопросы о тёмной магии были встречены ровно также.

- Отчасти, - произнес профессор защиты от тёмных искусств, - Как и любая тренировка ума, что помогает сосредоточить волю в кулак и противостоять заклинаниям воздействия на разум. Окклюменция все-таки имеет вполне конкретные цели, против Империо она как раз не рассчитана. А вот с дементорами может пригодиться, в некоторых случаях она помогает избежать нежелательного контакта.

Вопрос оказался довольно любопытным. Тема разума и воздействия на него во все времена вызывала непонимание в среде теоретиков темных искусств. Натаниэль и сам когда-то задавался такими вопросами, часто обращался к библиотекам Дурмстранга и Министерства магии, когда появлялась возможность. Некоторые ответы получалось находить эмпирическим путём, но это уже не о магии подчинения и подавления воли.

- Мне не известны случаи привыкания и проявления толерантности, если вы об этом, - ответил Лафайет, когда разговор подошёл к довольно скользкой теме, - Это уже скорей свойства отдельной личности, чем заклинания. Магия вообще является сильным испытанием воли. Редко когда мы можем избежать соблазна воспользоваться палочкой, даже когда некоторые посчитали бы это лишним, - на какой-то момент Натаниэль остановился, подбирая показательный пример, после чего наконец закончил мысль, - Некоторым обленившимся магам и чай лень размешать без использования волшебства.

Подобное Натаниэль считал недостойным, отчего невольно поморщился. Даже стало любопытно, какой должна быть ломка по магии у такого волшебника на второй или третий день без палочки? За время своей службы в Министерстве, да и заключения в его застенках Лафайет успел посидеть без магии, но тогда так и не успел толком прочувствовать лишения.

- Не думаю, что легилименция может тут помочь, - ответил профессор на очередной вопрос об Империо, - Опять же, конечная цель различается. Да и сам метод другой. Магию разума надо отличать от магии, что мы реализуем с помощью палочки. По некоторым гипотезам, что пока еще не нашли подтверждения, они имеют разную природу, а потому и совместить их воедино вряд ли получится.

Вопросы девушки заставили профессора ЗОТИ невольно задуматься. Откуда у девочки такой интерес к заклинанию подчинения и природе разума? Простое женское любопытство или все-таки какая-то практическая цель заставила её обратиться к чародею с вопросами. Скорей всего тут скрывался целый комплекс причин.

- Иронично, правда? - спросил Натаниэль, вновь усмехнувшись и даже слегка подмигнув ученице, - Как по мне, так даже весьма романтично. Концентрированный заряд позитивной энергии может поразить не только дементора, только это будет уже не Патронус. Просто дементоры оказались сверхчувствительны, потому их и отпугивает концентрат в виде патронуса. Если попробуете заклинание обострения чувств, то можете даже попробовать прочувствовать это на себе. Усильте обоняние раз в сорок и суньте под нос свой любимый парфюм.

Сравнение, конечно, было так себе. С другой стороны, оно довольно чётко отражало действительность. Правда, любопытство Натаниэля еще ни разу не подстёгивало мага пробовать усиление чувств для того, чтобы попробовать себя в роли дементора, что получил патронусом под дых.

+7


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств