Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0026

0000

0000

0000

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств


Класс Защиты от Темных искусств

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

Класс Защиты от Темных искусств находится на третьем этаже и представляет собой просторное помещение с тремя рядами парт, учительским столом, большой железной люстрой на потолке и проектором, управляемым с помощью магии.
Так как преподаватель по ЗОТИ меняется каждый год, в кабинете нет-нет да и находится что-то, оставленное предыдущими учителями. В прошлом году Защиту от Темных искусств преподавал профессор Флитвик, сейчас вернувшийся к Заклинаниям. На столе оставлены две внушительные стопки книг, используемые Филиусом как в качестве обучающего материала, так и подспорьем его небольшому росту.

Вид

http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/95891.jpg

+2

2

>>>Кабинет профессора Лафайет

Добравшись наконец до класса защиты от темных искусств, профессор Лафайет испытал редкое для опытного мага смятение, да такое, что трубка чуть не выпала изо рта. Рука сама потянулась к волшебной палочке, что чародей хранил под набалдашником трости.

- Неужели здесь никто не слышал об уборке? - С возмущением в голосе произнес мужчина, ударив тростью о пол с заклинанием, - Tergeo Maximo…

От наконечника трости по полу, переходя на стены и потолок помещения, прошли несколько волн энергии очищающего заклятья, убирая сантиметровый слой пыли, вездесущую паутину и въевшийся в помещение запах старости. Покончив с накопившейся со времен последнего занятия грязью, Натаниэль занялся проблемой недостатка света. Одной люстры явно не хватало, а потому чародей подвесил под потолком три магических шара для дополнительного освещения.

Покончив с первичным мерами по приведению класса в надлежащий вид, Натаниэль поднялся по лестнице на балкон и окинул помещение беглым взглядом декоратора. Конечно же здешний класс ЗОТИ не шел ни в какое сравнение с теми хоромами, что темный маг когда-то имел в Дурмстранге, но это все-таки это и не чулан под лестницей. Приятный факт, конечно, но этого определенно мало.

Итак, если это место должно стать классом защиты от темных искусств, то перемены в обстановке будут обязательны и безвозвратны. Для начала надо расставить столы учеников полукругом перед учительским, сделано, появилось место для маневров. В расчищенном на полу месте предстояло нанести охранные руны, безопасность студентов как и всегда превыше всего. Конечно же лучше использовать мозаику, но на ее создание уйдет несколько дней непрерывной работы, не говоря уже о подборке подходящего материала. Пока придется ограничиться сдерживающим охранным кругом, для такого подойдет и обыкновенный мел. Хорошо, что учеников ещё нет и ни одна живая душа не видит распластавшегося на полу почтенного профессора.

Когда со всеми приготовлениями к первому занятию было наконец покончено, Натаниэль расположил урну из кармана пиджака на учительском столе, сам же откинулся в кресле и наконец позволил себе бокал коньяка.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (21-03-2016 00:28:59)

+4

3

Мужская спальня 6 курса----->

Кажется, что Сириус опаздывал, но когда он, наконец, оказался в коридоре на третьем этаже, до начала урока осталось ровно две минуты. Времени на раздумья о друзьях не было, так как Блэк очень не любил опаздывать, но он надеялся встретить Мародеров уже в кабинете.

Влетев в класс и случайно хлопнув дверью за собой, Сириус занял последнюю парту и бросил книги перед собой на стол. Только сейчас он понял, что очень спешил сюда - до такой степени спешил, что, усевшись на стул, увидел, как перед глазами стали появляться черные точки. Видимо, кровь не успела дойти до мозга еще когда Блэк резко вставал с кровати. Что можно говорить, ведь он толком и проснуться не успел, как тут же сгреб в охапку несколько учебников и отправился на первый урок.

Он успел даже оглядеться, чтобы осмотреть присутствующих, а темные точки перед глазами не позволяли даже удостовериться, туда ли вообще он прибежал. Ну, Сириус понял, что туда, куда нужно, ведь не мог же он перепутать расположение кабинета, где проходили самые интересные уроки в Хогвартсе после Трансфигурации.

Дисциплине Минервы Макгонагалл Бродяга всегда отдавал первое место, и не потому что преподавателем этого предмета была декан Гриффиндора. Просто анимагия была тесно связана с трансфигурацией, да и даже если бы Блэк не умел обращаться в пса, этот предмет оставался бы любимым хотя бы потому, что требовал не просто зазубривания или тупого везения для успешных обращений, но постоянной практики и легких движений рук. Трансфигурация была поистине ювелирным делом, и Сириус очень гордился тем, как талантлив в этой области.

ЗОТИ было же сродни спорту. Если на предмете Макгонагалл Сириус упорно работал (что довольно необычно для него), то на Защите он скорее отдыхал. И это был активный отдых, который также требовал некоторых усилий. Сейчас он не был настроен на такой отдых и хотел просто посидеть или, еще лучше, полежать, но почему-то не догадался, что, наверное, нужно было не идти на урок сегодня и подождать следующего.

Увы, выбор уже был сделан, и Сириусу ничего не оставалось, как остаться в кабинете и настроиться на урок. Если первое задание было довольно простецким, то для выполнения второго нужно было очень сильно напрячься.

+5

4

Хорошо работать в школе, когда никто не давит сверху. Можно просто сидеть на занятии, смаковать пятилетний коньячок. Со старого места работы у Натаниэля остался замечательный графин из чистейшего горного хрусталя, что сейчас красовался на учительском столе и откуда маг то и дело подливал себе следующие пятьдесят грамм чудесного напитка. Те несколько учеников, что пришли раньше всех и теперь скучали от безделья, косо посмотрели на профессора. Удивляться нечему, первое время всегда так смотрят.

"Пусть привыкают к суровым реалиям, - подумал преподаватель ЗОТИ, - будем считать это факультативным занятием школы жизни."

Время до занятия пролетело на удивление незаметно, к этому еще предстояло привыкнуть, ведь маг уже успел опустошить бедный графинчик где-то на половину, а то и больше! Натаниэль заметно ослабил бдительность, каким-то поразительным образом класс оказался забит под завязку. Вот они сидят, весьма мило общаются на разные неформальные темы, даже не хочется расстраивать их фактом того, что пора бы им замолчать и послушать учителя.

Так, первым делом надо медленно подняться с места и, сохраняя весь свой преподавательский gravites, постараться вежливо поприветствовать студентов замка Хогвартс. Осторожно, чтобы случайно не пошатнуться, Натаниэль вальяжно прошелся между рядами и, закрыв дверь в помещение, а также дождавшись ожидаемого воцарения тишины, повернулся назад.

- Доброе утро, - поздоровался маг в своей привычной немного насмешливой манере, - Рад приветствовать всех вас на первом занятии защиты от тёмных искусств в настоящем учебном году. Меня зовут Натаниэль Лафайет, для вас я профессор Лафайет и никак иначе.

Получилось весьма эффектно, в душе чародей похвалил себя за столь удачный выход. Все так же сохраняя пафос он прошёлся между столами обратно к учительскому месту, облокотился на стол, скрестил ноги и закурил.

- А кто-нибудь здесь вообще знает, чему я буду вас учить? Выражусь иначе, кто из вас возьмет на себя смелость ознакомить нового учителя с общим уровнем знаний группы?

Отредактировано Nathaniel Lafayette (26-05-2016 22:23:44)

+8

5

Кто ж знал, что новый профессор окажется подобием Регулуса в будущем? Если бы Сириусу было дело до своего младшего брата и до личности этого Лафайета, то он бы, вне всяких сомнений, уже пытался бы найти "десять отличий", но фикус как раз в том, что Сириусу не было дела, поэтому он не просто не стал что-то искать, он вообще не особо слушал, что там вещает новый преподаватель. Разумеется, он запомнил его фамилию - для того чтобы в будущем, если у него случится какое-нибудь чрезвычайное происшествие и нужно будет покинуть класс, он мог послать профессора к дракклам лично, обращаясь как должно.

Впрочем, безразличие Блэка вовсе не значило, что преподаватель ему не понравился. Он не мог судить по тому, насколько он хорош, как учитель, ведь кроме пафосного приветствия не слышал более ничего. Зато по этому самому пафосному приветствию он узнал в Лафайете прям вот яркого представителя особого вида людей, которые считаются в некоторых кругах очень крутыми, но в то же время редкими негодяями, обязательно портящими кому-то жизнь еженедельно. Возможно, это мнение ошибочно, и Сириус успеет уже за сегодня несколько раз пожалеть о своих поспешных выводах, но сейчас ему было слишком лень думать о том, правильно ли он подумал или нет.

На жидкость, которую то и дело употреблял профессор, Сириус пару раз таки глянул. Разумеется, если это и правда был алкоголь, то профессор нарушает одно из самых важных правил. В идеале ему не должно сойти это с рук, даже если он преподаватель, но в реальной жизни множество правил просто не работало, и Бродяге пришлось признать, что на самом деле он даже слегка завидовал, что у него самого не было под рукой чего-нибудь крепкого. Судить профессора он даже не думал, и вообще считал осуждение вещью довольно неблагодарной и какой-то нелепой, потому что кого это вообще канает? Каждый человек развлекает себя как может, что в этом плохого? Ну, кроме того, что жаль, что в данной ситуации этот человек с ним не поделится.

Сириус ожидал, что на этом показательное выступление закончится, но не тут-то было. Не успев предположить, каким еще способом профессор Лафайет будет демонстрировать свою крутизну и альфа-доминирование над сидящими перед ним "жертвами", как почувствовал знакомый до боли в легких дым. Блэк сделал глубокий и слегка жадный вдох, решив, что обязательно покурит после этого урока. Слишком много всего произошло за последние двадцать четыре часа, так что Сириус имеет полное право снять напряжение.

Преподаватель задал какой-то вопрос. Если честно, Бродяга опять прослушал. Впрочем, даже если бы он не прослушал, все равно отвечать не хотелось, ибо в классе имеются люди более разговорчивые на уроках, так зачем напрягаться, если все скажут до него? Лучше расслабиться и окунуться в собственные мысли, вырисовывая узоры на пергаменте, чем, собственно, Блэк и занялся. Занялся, даже не обращая внимания на то, что профессор Лафайет может заметить такое безразличие.

+6

6

Начало игры.
Первый учебный день в Хогвартсе в кои-то веке начался хорошо: Эби выспалась, вкусно позавтракала, и даже не наткнулась на нарывающихся на потасовку слизеринцев. Видимо, виной последнему была именно дата: только лишь второе сентября. Вчерашний приезд и поздний ужин, а так же ранний подъем (опаздывать в первый же день, а некоторым к тому же ещё и к новому преподавателю, как-то уж совсем бессовестно), заставляли большинство ребят зевать и стараться не уснуть прямо за партой. Эбигейл же, будучи истинным жаворонком, лишь снисходительно улыбалась, глядя на бедных сокурсников. Вчера она, в отличие от большинства ребят, которые решили поговорить перед сном и узнать, кто как провёл лето, сразу же отправилась спать, даже не разбирая чемоданы, с единственной мыслью: "утро вечера мудренее". И в данный момент, оглядывая класс, девушка понимала, что все-таки была права.

Кстати, о классе. Новый профессор первым делом начал с перестановки мебели в помещении, что у девушки сначала вызвало удивление, а потом резкое чувство радости: парты, расставленные полукругом, создавали идеальную площадку для тренировки; на полу же были защитные руны, что, в теории, должно было помочь "зрителям" вблизи наблюдать за действом и в то же время оставаться невредимыми. Сразу было ясно, что профессор своё дело знает, и, даже ещё сам не ведая об этом, он уже получил глубокое уважение ученицы с Хаффлпаффа... которое тут же чуть не разбилось вдребезги, когда тот, даже не пытаясь как-то скрыть это, стал пить из графина коньяк (а в таких графинах может быть только коньяк!). Где это видано вообще, чтобы учитель пил прямо на глазах учеников? Неужели это действительно не нарушает школьных правил? Девушка недовольно фыркнула и заняла место за партой, стоящей не очень далеко от учительского стола.

«Первое впечатление бывает обманчиво... Ладно, покажите мне, что вы хороший преподаватель; будет эпично посмотреть, как Вы, будучи пьяным, заклинания разбрасываете или языком шевелите» - усмехнувшись собственным мыслям, Эбигейл просто стала ожидать прихода остальных учеников и, конечно же, начала урока. И вот этот момент настал.

На несколько пафосное приветствие можно было бы и вовсе не обратить своего внимания, лишь запомнив фамилию преподавателя, но, похоже, вселенная решила добить Эбигейл не только пьющим прямо во время занятий Лафайетом, но ещё и курящим. «Как будто мне сокурсников таких мало, честное слово,» - с фейспалмом подумала девушка и уставилась в парту, чтобы (упаси Мерлин!) не навлечь на себя гнев учителя своим осуждающим взглядом, а она не сомневалась, что он у неё сейчас был именно таким.

«Возьмёт на себя смелость..? - акцентировала свое внимание на эти слова девушка, - Это явно должны быть гриффиндорцы, пусть покажут основную выдающуюся черту своего факультета». Нет, не подумайте, Паркс очень хорошо относилась к представителям львиного факультета, но все же иногда они своей "бравостью" вызывали некоторое недоумение и даже проблемы.

В другое время Эбигейл и сама с удовольствием бы ответила Лафайету, но сейчас она была переполнена негодованием, а потому решила благоразумно промолчать. К тому же она как никто другой понимала, что уровень знаний в группе совершенно разный: кто-то, как и она сама, занимался дополнительно, следовательно, знает больше различных заклинаний, кто-то же только-только наскрёб баллов на оценку "У" на СОВ, хотя последних тут было немного: в конце концов на шестом курсе на ЗОТИ идут те, кто действительно хочет обучаться и уметь себя защитить, в случае опасности.

Отредактировано Abigail Parks (09-05-2016 18:49:33)

+8

7

Похоже, что пафос первого слова преподавателя попал ровно в цель. В душе Натаниэль прекрасно сознавал, что создал весьма спорное первое впечатление. Краем глаза Лафайет уже заметил первые ростки легкомысленного отношения некоторых студентов к персоне учителя. Однако, пусть лучше ученики сразу поймут с кем имеют дело, а не удивляются потом причудам профессора.

Тишина в аудитории явно затянулась. Столбняк? Конфуз? Стеснение? При этом чародей заметил, что студенты стараются не смотреть ему в глаза. Неужели они боятся темного мага? Вполне возможно. Натаниэль снова пробежался взглядом по рядам и затянулся трубкой.

- Мы можем сидеть молча весь день, если пожелаете, - достаточно строго произнес маг, - В ваших же интересах пойти со мной на диалог.

Ответа снова не последовало.

- Хорошо, - пожал плечами мужчина и присел на учительский стол, - Будем сидеть молча дальше.

Натаниэль взял со стола газету и широко развернул. К удаче всех находившихся в помещении студентов и преподавателя где-то спустя десять минут ожидания одна из учениц факультета Гриффиндор сумела дать весьма исчерпывающий ответ на заданный ранее вопрос. Ну наконец! Лафайет был бы и рад на радостях пуститься в пляс, но неимоверным усилием воли сумел сдержать дурной порыв.

- Признаюсь, я ожидал худшего, - улыбнулся преподаватель, все так же сидя на столе и покуривая трубку, - Как правило, когда я прихожу, то студенты даже Люмос грамотно произнести не могут. Вам же посчастливилось сменить более чем приличное количество преподавателей, потому я весьма приятно удивлен.

Последовала глубокая затяжка, после которой чародей все-таки спрятал трубку.

- Не будем больше тратить наше время. Теорией занимайтесь сами, учебник у всех есть, читать умеете. На моих уроках будут только практические занятия.

Сказав последнее, Натаниэль наконец взял в руки урну. Артефактом давно не пользовались, он определенно хотел высвободить свою силу. Древняя темная магия всегда так нетерпелива. Профессор поднял артефакт над головой, нужно было дать ученикам хорошенько разглядеть произведение искусства древнеегипетских магов.

- Перед вами весьма мощное оружие темных магов древности, - на полном серьезе произнес профессор, - Он достаточно зол, он жаждет служить сильному магу, слабых же наоборот стремится уничтожить. Артефакт опасен, опасен для любого непосвященного в его тайны.

Сказав это, Натаниэль взял щепотку праха из урны и бросил в центр защитного круга. От прикосновения с полом прах протестующе зашипел, выделился багровый туман. Когда первичный эффект заклинания рассеялся, то в центре защитного круга уже покорно стоял вполне безобидный на первый взгляд инфернал.

- Кто мне скажет как называется эта симпатяга? - Лафайет снова улыбнулся и закинул ногу на ногу, - Прошу, только не играйте со мной в молчанку снова.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (26-05-2016 22:27:29)

+9

8

По ходу урока настроение и вовсе пропало. После того, как Лафайет остался недоволен тем, что ему никто не ответил, во всяком случае сразу же, и он высказал это недовольство, попросив впредь не молчать, Сириусу захотелось сделать наоборот. Ну, такой уж был у него нрав, и гриффиндорец ничего не мог поделать со своим упрямством. Лафайет ему не понравился и вряд ли Блэк изменит к нему свое отношение, потому что первое впечатление всегда самое верное. К тому же он был более чем уверен, что Блэк-младший по достоинству оценит талант нового учителя и будет фанатеть от него не только за двоих, но и, пожалуй, за все семейство.

Меряться пафосом Сириусу тоже не хотелось - кажется, эта привычка осталась в его комнате на Площади Гриммо. Видимо, по ошибке, забыл сложить его в свой чемодан. Либо не брал нарочно, считая это уделом истинных Блэков, коим он не являлся. Опять же, лучше оставить эту работенку брату - хороший старт для карьеры.

Не отвечать учителю и делать безразличный вид вовсе не значило, что Сириус не собирался слушать. На самом деле он частенько так делал - такое легкомысленное отношение позволяло относиться к материалу как к просто интересным фактам, которые он услышал сидя в какой-нибудь таверне или прогуливаясь по волшебным улочкам. Если относиться к информации слишком серьезно, носиться с ней, как с тухлым яйцом, то она рано или поздно разобьется и завоняет, затмив собой все остальное.

Профессор что-то там говорил про учебник и теорию, отношение к которой очень импонировало Сириусу. Он невольно поставил учителю еще один плюс напротив воображаемого списка преподавателей Хогвартса. Далее последовало представление с древним артефактом, эпическое его представление в духе средневекового торговца восточными диковинками, а затем, собственно, появление самой диковинки. Сириус поставил еще один плюс Лафайету и решил для себя, что, все же, он не так уж и плох, пусть и любит повыпендриваться.

Перед студентами в защитном круге появился инфернал. Сириус на самом деле живьем (особенно так близко) никогда их не видел, но, судя по картинкам из тех редких книг, которые он все-таки брал в руки, справедливо считал этих существ откровенно и неприлично мерзкими. В какой-то мере они казались даже более ужасными, чем вся нечисть, о которой только доводилось слышать гриффиндорцу (ну, кроме родной матушки, пожалуй), посему, присмотревшись к "симпатяге", как назвал его профессор Лафайет, он почувствовал легкий приступ тошноты. Когда же он представил, как на месте этого существа в таком же обличье стоит Вальбурга, лицо слегка перекривило. Определенно, это было бы самое гадкое зрелище, которое когда-либо видел Сириус.

Когда-то он пугал Регулуса тем, что в полночь отрубленные головы домовых эльфов оживают и высасывают жизненные соки из обителей дома, и смеялся, что первое время младший брат действительно этого боялся. Что ж, если бы сейчас Сириус был бы лет на десять моложе и перед ним стоял бы живой труп одного из обладателей головы из домашней коллекции, ему бы точно поплохело. Наверное, нужно было с Регом вести себя помягче - явно же теперь у него что-то с головой.

>>>> Совятня

+8

9

Пауза продолжалась просто непозволительно длинный  промежуток времени. Поначалу многие ученики (и Эбигейл в том числе) не поняли, что происходит и ожидали, что это окажется какой-то не слишком удачной шуткой. Но Лафайет смеяться не спешил. Он вообще не спешил что-либо делать. Создавалось реальное впечатление, что ему все равно. И если ответ на уроке сразу после заданного вопроса – дело обычное, то через несколько минут – как минимум, странно. Таким образом, все происходящее на уроке защиты от темных искусств стало напоминать глупую детскую игру – молчанку. Эдакая проверка на терпение и усидчивость: кто продержится дольше другого, тот и будет главным в этом классе. Во всяком случае, именно такое представление сложилось у Паркс минут через пять после официального начала урока.

Стало уже откровенно скучно, ученики елозили на стульях не зная, куда себя деть, когда наконец свершилось чудо – студентка гриффиндора (ну ещё бы!) сдалась и ответила Лафайету. Со стороны класса послышались облегчённые выдохи, да и сам профессор, кажется, был доволен – сидеть в полной тишине и ничего не делать мало кому понравится. К тому же, если придерживаться ранее озвученной теории - он победил, следовательно, должен быть доволен.

Очередная пафосная речь учителя, на этот раз уже относительно уровня знаний студентов Хогвартса, вызвала куда меньше эмоций у Эбигейл. Кажется, она уже начала привыкать к манере разговора Лафайета. В одном она была с ним согласна: шестой учитель за шесть лет – это многовато, только к одному привыкнешь, как новый придёт, один лучше другого. А глядя на персонажа, сидящего на столе, распивающего коньяк и курящего трубку, можно заключить, что у директора совсем-совсем закончились варианты. Или же Лафайет настолько хорош в своём деле, что ему простительно всё. Пока еще не очень ясно, но в любом случае, поживём – увидим.

Практика – это прекрасно, учитывая тот факт, что большинство учебников и различных книг по ЗОТИ девушкой было прочитано ещё в прошлом учебном году. Кто бы что ни говорил, а освоить большую часть заклинаний без грамотного преподавателя, который бы разобрал все ошибки и показал как надо и как не надо, не представляется возможным. Нет, определенно точно: практика - это прекрасно.

Представление урны оказалось зрелищным и даже интересным. Как будто профессор цену товару пытался набить, однако же если он говорил правду (а Эбигейл в этом почти не сомневалась), артефакт достоин особого внимания. А затем, когда щепоть праха оказалась на полу, а туман от применения магии развеялся, посреди класса появилось оно.

- Инфернал! – не сдержав возгласа удивления воскликнула Эбигейл, тут же одёрнув себя и неслышно выругавшись.

- Простите, профессор Лафайет, - поспешила ответить девушка, надеясь, что баллы за выкрик с места не снимут, - Я хотела сказать, что данное существо называется инфернал и представляет из себя поднятый труп; они полностью подчиняются волшебнику, который их ожив… - и тут девушка запнулась. Оживил? А можно ли так сказать? Вряд ли то, что стояло сейчас перед ней, можно было охарактеризовать как ожившее, - поднял. Подчиняются волшебнику, который их поднял, - закончила Паркс. Так казалось правильнее.

Ответив, Эбигейл вновь перевела взгляд на инфернала, попутно стараясь вспомнить о них все, что знала. Да уж, с «симпатягой» профессор явно переборщил, но особо страшным существо не было. Несколько противным – да, но не ужасным. И тут девушку внезапно как током ударило. Она была свято уверена, что именно мертвецы становятся «такими», но ведь трупа не было? Не было. Был лишь прах, и то не совсем понятно кого. Неужели всего из щепотки может появиться инфернал? Раз так, то могут возникнуть большие проблемы. Хотелось бы верить, что это просто урна такая волшебная. И не смотря на то, что урок назывался защитой от темных искусств, было бы интересно узнать, как инферналы появляются. Естественно, не в целях поднятия армии мертвецов, а в виду научного интереса. Но пока что все вопросы остались лишь в голове у хаффлпаффки. Задавать их сейчас – не время, к тому же, может и сам Лафайет, заметив заинтересованность в глазах учеников, соизволит все объяснить.

+8

10

Эффект от демонстрации инфернала оправдал ожидания чародея. Один только выкрик «инфернал» чего стоил. Представление оказалось весьма успешным, похоже, что он смог приковать к себе внимание аудитории. Теперь можно говорить что угодно, слушатель готов проглотить любое его слово.

Девочка с факультета хаффлпафф оказалась весьма скорой на правильный ответ. Натаниэль не стал скрывать очередную улыбку, ученики уже успели вызвать первые ростки симпатии. Вполне возможно, что студенты замка Хогвартс не потеряны для образования и он еще сможет чему-то их научить.

- Все верно, - ответил Лафайет, все так же сидя на учительском столе, - Создание инфернала требует человеческий труп обязательным ингредиентом заклинания. Однако, далеко не всегда у мага под рукой оказывается подходящий для того мертвец.

Лафайет опустил взгляд на урну, что с момента призыва покоилась на столе. Такая безобидная, что и воспринимать всерьез не всегда получается. Обманчивая натура темной магии, она всегда кажется своему обладателю покорной. Наверное именно в этом и заключается главная опасность темного искусства, маг до самого конца может так и не познать всей остроты клинка.

- Создатель артефакта предпочитал в любой ситуации держать инферналов под рукой, чтобы они появлялись как феникс из собственного пепла, - сказав это, Натаниэль подошел к смышленой студентке Хаффлпаффа и, заговорщически подмигнув, закончил мысль, - Это всяко удобней, чем волочить за собой телегу с трупами.

«Уж точно удобней, - подумал Натаниэль, немного погрустнев, - Однако, как ни жаль, секрет создания подобных побрякушек давно утерян.»

- Артефакт содержит в себе прах двенадцати некогда живших людей, - профессор снова обращался ко всем собравшимся в помещении, - Соответственно и создать он может тоже не более двенадцати инферналов единомоментно. Поверьте, для многих жизненных ситуаций этого будет вполне достаточно.

Последовала короткая пауза.

- Как и многие произведения темного искусства, этот артефакт наделен собственной волей, - мрачно произнес учитель, сложив руки на набалдашнике трости, - Призвав инфернала из урны любой маг рискует обратить ходячий труп против себя. Возможность контролировать даже одного уже достойна определенного уважения. В Дурмстранге это входило в часть моего экзамена, но здесь обстановка заметно мягче, так что вам это испытание не светит.

Итак, вброс магического артефакта был осуществлен как нельзя лучше, реклама удалась на славу. Любопытно, кто из сидящих в зале теперь рискнет проверить свои способности и пожелает вызвать «пробного» инфернала. Амбиций и уверенности в себе должно быть достаточно только у двух факультетов, Слизерин или Гриффиндор. Кто же окажется смелей?

- А теперь, - Натаниэль снова вернулся к девочке с факультета Хаффлпафф, - Что еще вы можете рассказать нам об этих существах? Блеснете эрудицией?

Отредактировано Nathaniel Lafayette (13-05-2016 23:24:09)

+8

11

Паркс сидела за партой в ожидании реакции учителя на свой ответ, сильно переживая в душе. Вот так сразу на первом занятии не хотелось бы разочаровывать преподавателя, ведь впечатление, которое создаётся у человека при знакомстве – самое точное и верное, и уже исходя из него строится дальнейшее отношение.

К счастью для Эбигейл, Лафайет улыбался, а улыбка для девушки всегда значила одно – одобрение. Так что она заметно расслабилась, а когда профессор вслух согласился со словами девушки, та аж засветилась от радости.

Лекция только началась, а Эбигейл уже узнала много нового. Тот факт, что наличие трупа для создания инфернала не является необходимым, несколько удручал. Урна-то вещь заметная, но кто сказал, что прах нельзя в какой-нибудь мешочек маленький сложить? Бросит так тебе под ноги какой-нибудь тёмный маг щепоть праха, поднимет двух-трёх мертвецов, и все, пиши – пропало, тут никакую защиту выставить не успеешь.

Паркс сильно стушевалась, когда Лафайет подошёл к её столу да ещё и подмигнул ей. Она ну никак не ожидала такого отношения к своей скромной персоне. Обычно все ограничивалось кивком и улыбкой, но стоящий перед ней мужчина сейчас жёстко рушил все стереотипы о профессорах, да до такой степени, что аж в дрожь бросало. А ещё у Эби на мгновение возникла навязчивая идея о том, что её мысли были прочитаны, но она предпочла поскорее отогнать её куда-нибудь на задворки сознания. Да и к тому же пора было в чувство приходить, а то сидит тут, как какая-нибудь первокурсница.

А тем временем Лафайет рассказал, что в данной урне, стоящей сейчас на столе, прах двенадцати человек. Небольшой такой отряд можно выпустить на волю, хвала Мерлину, он ограничился лишь одним. Особенно беря во внимание тот факт, что эти «милые» создания запросто могут выйти из-под контроля своего создателя, как только что сообщил учитель.

«Правда, тогда не совсем понятно, кто будет поддерживать жизнь в мертвецах; если сам артефакт обладает настолько огромной мощью, что способен на такое, его наличие в классе на самом деле опасно. Может, эта милая урна и сама, без помощи волшебника инферналов умеет поднимать?» - размышляла Эбигейл, нервно косившись в сторону урны, и инстинктивно втягивала голову в плечи.

-  …это входило в часть моего экзамена…

На этих словах Паркс прошиб холодный пот. «Что же ты за зверь такой?» - негодовала девушка, вновь глядя на профессора. Да к такой штуке просто подходить страшно, не то, что пытаться ей управлять. Но тут уж бывает по-разному, на что только жажда власти людей ни толкает. Хотя адекватного применения инферналам, кроме использования их как защитников, Эбигейл как ни старалась, но не могла придумать. «Истинные порождения тьмы».

Вопрос прозвучал неожиданно, Паркс уже было понадеялась, что до конца урока можно было просто слушать и молча впитывать информацию, но видимо у Лафайета были другие планы.

- Ну, - начала девушка, вспоминая все, что когда-либо читала или слышала об инферналах, - фактически, они мертвы. Так что большинство заклинаний на них не действует и, по большому счету, убить их нельзя. Инферналы – порождения темной магии, и, как и всякое дитя тьмы, боятся света и огня, так что способ борьбы с ними - сжечь их.

Пожалуй, это было все, что Эбигейл смогла вспомнить. Вообще, не так много в книгах есть информации о всякого рода существах. В основном описаны только отличительные черты существ и средства борьбы с ними. Как правило, такого количества информации вполне хватало волшебнику при встрече с нечистью, чтобы не умереть на месте, а хотя бы отбиться и убежать.

+7

12

Судя по ответу, ученица представляла собой весьма скромного человека, резюмировал Лафайет. Видимо девочка совсем не привыкла к вниманию и была скорей ведомой, чем ведущей. Осознание этого факта не огорчало, но и не радовало профессора защиты от темных искусств. "Ну ничего, - подбодрил себя профессор, все шире улыбаясь, - Мы еще сделаем из тебя настоящего бойца!"

- Ну, - тихонько произнесла девушка, и Натаниэль присел перед партой на корточки, нетерпеливо глядя прямо в глаза молодой особе, будто ожидал услышать ценное напутствие Далай-Ламы или Папы Римского, - фактически, они мертвы. Так что большинство заклинаний на них не действует и, по большому счету, убить их нельзя. Инферналы – порождения темной магии, и, как и всякое дитя тьмы, боятся света и огня, так что способ борьбы с ними - сжечь их.

В целом можно было сказать, что ожидания оправдались. Краткая характеристика самого существа и главных уязвимых мест. На четверочку потянет. Только было Натаниэль захотел уточнить у юной студентки пару подробностей о первом поднятом в истории инфернале и поднимающем заклинании, как его отвлек скрип входной двери. Все как один, головы учеников повернулись в направлении озадаченного взгляда Лафайета. Сам же профессор ЗОТИ уже успел подняться с пола и отряхнуть одежду, ожидая незваного гостя. Каково было разочарование, когда этот комок шерсти по имени Максимилиан серой стрелой проскочил меж рядов и, с характерным "мяу!", запрыгнул на плечо хозяина. Свободной от трости рукой Натаниэль погладил своего любимца.

- Что еще важно знать об инферналах, - слова зависли воздухе, последовала короткая пауза, - У любого мертвеца есть два вида оружия, коих вам стоило бы остерегаться. Зубами они целятся в глотку, когтями стараются рвать все, что оказывается в доступном радиусе. Как правило, это еще зависит от изначально наложенных чар поведения, но редко когда такие используются. Мертвецы чаще оказываются предсказуемыми. У них нет болевого порога, чувства усталости или самосохранения, физически они сильней и быстрей любого из нас. Идеальная охотничья гончая, уж будьте уверены. При встрече с инферналом постарайтесь не впасть в оцепенение как сегодня, а уничтожить его в течение первых пяти ударов сердца.

Бодрой походкой, весьма серьезно настроенный профессор обошел поднятый труп и встал справа, чтобы все могли видеть. Кот уже успел спрыгнуть с плеча и устроиться на книжной полке, как можно дальше от зловещей урны. Легким движением руки Лафайет достал палочку из трости и, показательно взмахнув скомандовал заклинание "inflamere". Струя огня ударила инфернала прямо в корпус, превратив труп в факел на мертвых ножках. Тот даже не повернулся, просто рассыпался в прах спустя пару мгновений, а пламя потухло. Спрятав палочку обратно в трость, Натаниэль подошел к урне и снял крышку. По безмолвному велению темного артефакта кучка пепла на полу тоненькой струйкой вернулась обратно под крышку. Однако, профессор сразу же призвал нового инфернала.

- Теперь вы,- скомандовал он, жестом подзывая одного из студентов факультета Гриффиндор, - Надеюсь, что мне не нужно повторять слова заклинания.

В ответ Натаниэль получил только короткий утвердительный кивок и готовую к бою стройку с палочкой вперед. Коротких взмах, заветные слова, вспышка света и новая кучка пепла. Последовал очередной призыв, через это испытание огнем пройдут все. В конечном итоге Лафайет укладывался по времени, очень скоро очередь дошла и до его новой любимицы с факультета Хаффлпафф.

- Мисс, - обратился преподаватель весьма серьезно, - От вас я ожидаю идеального исполнения.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (20-05-2016 05:25:24)

+5

13

Поведение профессора с каждой минутой все больше и больше вгоняло в ступор. Он вёл себя по меньшей мере странно, а по большей – как самый настоящий псих, случайно выбравшийся на волю из Азкабана. Инферналов поднимать заставлял, алкогольные напитки на уроке распивал, трубку курил, ученикам подмигивал, а теперь ещё и это. Вот какому нормальному человеку придёт в голову сесть на корточки перед столом и не отрываясь, смотреть в глаза другому человеку, как будто тот ему сейчас смысл жизни раскроет? А вот ему пришло. И думай потом нормально о людях, работающих с тёмной магией. Не родился же он таким, в самом деле, а так вполне логичное объяснение получается. Эбигейл зареклась держаться подальше от всякого рода непонятно заколдованных артефактов. И от алкоголя заодно. А то мало ли…

От размышлений девушку отвлёк звук открывающейся двери. Краем глаза она успела заметить озадаченный взгляд Лафайета, что позволило сделать вывод, что гость является незваным и вряд ли пришёл проверить реакцию ребят неожиданно запустив в них парочкой заклинаний. Это и успокаивало, и настораживало одновременно: в Хогвартсе редко когда кто-либо прерывал занятия (а точнее Эби сейчас вообще ни одного случая не могла припомнить), только если опоздавшие ученики, но они приходили минут через пять, а не через пол-урока. У девушки уж было закралось подозрение, что это министерство пришло по душу профессора и его сейчас отстранят от обучения детей, но в эту мысль почему-то слабо верилось. Любопытство заставило не только её, но и всех остальных присутствующих в классе, обернуться к двери.

Сказать, что появление обыкновенного кота вместо какой-нибудь армии авроров разочаровало, значит ничего не сказать. Да и судя по раздосадованным лицам сокурсников, не только её. Обычно эти пушистые создания не смели ходить по Хогвартсу в одиночестве, да и не выпускали их из гостиных обычно: потеряются ещё, замок ведь большой. А этот серый комок шерсти мало того, что нагло прошёл через класс, так ещё и на плечо Лафайету забрался, как будто так и надо. Сразу стало понятно, чей это любимец.

Во всяком случае, плюс в появлении кота определённо был: Лафайет наконец-то отошёл от Эбигейл и дал ей спокойно выдохнуть. Ей претило такое чрезмерное внимание, она к человеку ещё привыкнуть не успела, а он тут над душой нависает, как дементор.

«Слишком быстро и слишком просто,» - Это были единственные мысли, которые появились в голове у Хаффлпаффовки после того, как только секунду назад стоящий посреди класса инфернал обратился в кучку пепла. Конечно, заклинание было не очень сложным, но все же попрактиковаться в его произношении было бы как минимум не лишним, а то после того, как некоторые особо выдающиеся личности неправильно произнесут слова (а такое вполне могло произойти) от класса может остаться немногим больше, чем от инфернала, прах которого уже успел «убежать» обратно в урну.

Честно говоря, девушка была уверена, что первой сражаться с вновь появившимся в центре комнаты мертвецом придётся именно ей. Она даже как-то разочарованно вздохнула, когда был вызван один из гриффиндорцев. С другой стороны, была хорошая возможность еще понаблюдать за произношением заклинания. Как Эби и предполагала, ничего сложного, трудностей возникнуть не должно.

Вскоре очередь дошла и до неё. На слова Лафайета Паркс улыбнулась и кивнула. Видимо, благосклонностью профессора она уже заручилась, что определенно не могло не радовать. Эби встала напротив только что поднятого трупа и подняла палочку. Вдох-выдох.

- inflamere, - полушёпотом произнесённое заклинание, вспышка, огненный луч, вырвавшийся из палочки и через секунду лишь горсть пепла на полу. Собой девушка осталась вполне довольна – рука не дрогнула, заклинание удалось. С лёгкой улыбкой на губах Эбигейл направилась обратно к своему месту.

+5

14

Каждый проходит испытание огнём по-своему. Кто-то лучше других, а кто-то в меру своих скудных возможностей. Мисс Хаффлпафф выступила на отлично, оставив после себя знатную кучку праха на полу и довольную физиономию на лице профессора. Однако, после образцового выступления изящной тихони, Натаниэлю, по сложившейся еще в Дурмстранге традиции первых занятий, пришлось предотвратить пару несчастных случаев.

Для начала, девочка в одеждах факультета Гриффиндор с таким энтузиазмом размахивала палочкой, что в итоге подожгла себе мантию. Реакция профессора была достойна бывалого дуэлянта, как и заклинание Aqua Eructo.

- Только без обид, - с улыбкой сказал чародей, отправляя девушку в гостиную факультета, чтобы та могла переодеться.

Затем наконец нашелся тот "гениальный" мальчишка, что догадался посмотреть на острие палочки в момент, когда заклинание не сработало сразу. Каждый раз, но на первом занятии кто-нибудь это сделает! Он чуть было не подпалил себе брови, когда подоспел невербальный Expelliarmus Лафайета. С долей сожаления Натаниэль отметил, что погрешность в количестве растяп на курс студентов сохраняется даже в замке Хогвартс.

- Никогда больше так не делайте. Договорились? - в пол голоса произнес преподаватель, в ответ получив лишь широко раскрытые глаза и серию коротких кивков.

Покончив с проверкой студентов на владение заклятием воспламенения, Натаниэль смог прикинуть общий уровень мастерства каждого в аудитории. Теперь чародей знал, кого он попросит уйти, а кого захочет увидеть на следующем занятии. Последний инфернал был превращен профессором в прах и возвращен обратно в урну. Для надежности чародей воспользовался охранным заклятием и, запечатав артефакт от шаловливых рук, спрятал урну в ящик стола. Вполне возможно, что кто-то из окружающих уже захотел стать ее обладателем.

Видя, что артефакт надежно запечатан и наконец пропал из поля зрения, кот оставил книжную полку и, переместившись на учительский стол, принялся вылизывать лапу. Учеников он не боялся, просто не замечал их присутствия. Максимилиан присутствовал на многих уроках хозяина и давно привык к публике. Тем временем, пока студенты отвлеклись на серого кота, Натаниэль снова успел задымить.

- Темная магия сильна по своей природе, - начал Лафайет, продолжив уже спустя пару затяжек, - Именно в силе и заключается главная опасность. Власть над магией, не только над темной, для многих становится серьезным испытанием. Вам кажется, что она покорна, что может выполнить любой ваш приказ. Это обман, и подгоревшая мантия тому хорошее доказательство.

Последовала непродолжительная пауза. Натаниэль посмотрел на пустующее место в классе, где не так давно сидела девушка.

- Тем не менее, - Натаниэль прошелся взглядом по рядам, - Почти все вы сегодня справились, можете порадоваться, так как время моего урока уже близится к завершению. Если есть какие-то вопросы, то можете задать их сейчас или подойти ко мне через пару минут после конца занятия.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (23-05-2016 05:12:07)

+6

15

Как девушка и ожидала, за несколькими удачными прохождениями своеобразного теста по уничтожению инфернала пошли неудачные. Тренировки в произношении заклинания могли бы помочь избежать подожжённой мантии и напуганных учеников, у которых прямо под носом чуть не произошёл несчастный случай, но кому это надо? Во всяком случае, радовала молниеносная реакция профессора, который сумел предотвратить серьёзные ожоги у ребят. Ещё плюс ему к уважению.

Несомненно радовало то, что хаффлпаффовцы в большинстве своём справились лучше гриффиндорцев. Эбигейл распирала гордость за родной и любимый факультет. К тому же произошедшее наглядно подчёркивало тот факт, что излишняя самоуверенность, граничащая с безрассудством, – присущая черта львиного факультета – не всегда является полезной, и более спокойные и трудолюбивые барсуки справляются с поставленной задачей лучше, пусть и не так экстравагантно.

От Эбигейл не ускользнул тот факт, что профессор, после того как весь прах снова оказался на положенном ему месте, запечатал урну каким-то заклинанием. Теперь душа юной ученицы может быть спокойна: никому не удастся незаметно поднять нескольких мертвецов шутки ради, а зная слизеринцев с их истинно змеиными натурами, стоило ожидать и такой подлости.

Серый кот, грациозно спрыгнув с полки, вновь отвлёк внимание всей аудитории. Эби даже вздрогнула от неожиданности: за всеми этими волнениями она уже успела забыть о присутствующем в классе животном. Кот отвлекал. Кот мешал. Кот не давал сосредоточиться. Кот был лишним в классе. Нет, Эбигейл любила животных, причем всех без исключения. Но этот вызывал лёгкое раздражение. Никогда раньше хаффлпаффовка не замечала за собой такой неприязни к кому бы то ни было. Скорее всего ситуацию усугубляло именно то, что шёл урок, а на уроке все внимание должно быть приковано к преподавателю, а из-за серого оно распылялось, следовательно, материал хуже усваивался, а это плохо, ведь ребятам в следующем году экзамены сдавать.

Насчёт силы темной магии никто не сомневался. Все знали, что она из себя представляет и не многие отваживались связаться с ней. Сила, которую она даёт, практически безгранична, но цена, которую волшебникам приходится платить, порой бывает слишком высока. Именно поэтому сейчас вспомнилось начало урока, когда профессор говорил о том, что управление инферналом было его экзаменом в другой школе. Это просто не укладывалось у девушки в голове. Говорить, что тёмная магия опасна, и в то же время заставлять учеников, ещё детей, ей пользоваться. У Эбигейл появилось прочное желание уточнить, что сам учитель думает о тёмных искусствах. Не хотелось бы в свете возможных событий (а предчувствие перемен и войны уже летало в воздухе) оказаться по разные стороны баррикад.

Раз уж поступило предложение задать вопросы, глупо было бы им не воспользоваться. Девушка вскинула вверх руку и, убедившись что на неё обратили внимание, начала.

- Профессор Лафайет, в начале урока Вы говорили о том, что ранее обучали своих учеников поднимать инферналов. Разве данное заклинание не слишком опасно для юных волшебников? В конце концов мне казалось, что оно относится к тёмной магии, а, как Вы только что заметили, эта магия бывает слишком сильна, и неконтролируема даже взрослыми опытными волшебниками,
- Паркс перевела дух и, спустя непродолжительную паузу, продолжила, - Конечно, подпалить себе одежду тоже сомнительная перспектива, но на это заклинание есть контрзаклятие. Тёмная же магия страшна тем, что её последствия либо вовсе неустранимы, либо устраняются очень тяжело и не без последствий. Поэтому в Хогвартсе мы и изучаем Защиту, - Эби специально выделила это слово, - от Тёмных Искусств. А Вы, профессор, как считаете: изучение самой тёмной магии безопасно и полезно ученикам?

Всё время своей речи Эбигейл смотрела прямо в глаза педагогу, а закончив, быстро осмотрела аудиторию. С одной стороны, она никогда не любила чрезмерного внимания, а сейчас глаза практически всех находящихся в классе были устремлены на неё. А с другой, ответ на вопрос получить очень хотелось. Ведь её воспитывали, внушая страх пред тёмной магией; она была запретом, чем-то чуждым и неправильным, поэтому новый профессор вызывал ещё более смешанные чувства: вроде как преподаватель хороший, но если он тёмный маг, ему нельзя полностью доверять. Тёмная магия могущественна и смертельно опасна, как в прямом, так и в переносном значении этого слова.

+9

16

Что следует ожидать темному магу, когда он ведет в школе предмет защиты от темных искусств? Конечно же всех будет интересовать одна из самых табуированных для школы Хогвартс тем. Натаниэль выстроил занятие так, чтобы даже самые непонятливые смогли догадаться о том, с кем им выпал шанс пообщаться. Вместе с этим чародей позаботился о позитивном имидже для собственной персоны, улыбчивый и легкий на вербальное общение темный маг воспринимался публикой куда лучше. В душе Лафайет надеялся, что сгладил все острые углы и смог развеять стереотип о том, что поголовно все практики темных искусств представляют собой асоциальных стариков с манией величия.

Как и ожидалось, стоило только голосу профессора утихнуть, как из зала прилетел первый животрепещущий вопрос. Стеснительная девушка с барсучьего факультета снова приятно порадовала. "А мисс Хаффлпафф умеет зажечь, - мелькнуло в голове Лафайета, когда девушка не побоялась задать вопрос глядя прямо ему в глаза, - Любопытно, все ли барсуки такие..." Вопрос в целом понятный и вполне ожидаемый. Когда имеешь дело с темным магом, то хочешь быть хоть немного уверен в том, а безопасно ли это вообще. Иначе говоря, вопрос сводился к квалификации и здравомыслию мага. Натаниэль снова вернулся к учительскому столу и присел на край, кот сразу же запрыгнул на родное плечо, после чего последовал долгожданный ответ.

- Относительно опасностей при вызове инфернала из урны, - начал Лафайет, выдыхая очередной клуб дыма, - На момент окончания обучения, мои ученики могли и не такое, - последовала самодовольная улыбка, после чего профессор развеял очередной миф о темных магах, - Студенты старших курсов школы Дурмстранг проходят всю необходимую подготовку для пробного призыва. Можете быть уверены, что я не толкал их в воду с обрыва в опрометчивом ожидании, что они научатся плавать. Без фундаментальной подготовки к темной магии вас бы никто не допустил.

- Что же до второго вашего вопроса, - слова вновь повисли в воздухе, профессор соизволил затянуться,- Я не люблю как-то выделять темную магию. Это бы только лишний раз оправдало ее незаслуженную репутацию, в очередной раз приковывая внимание любопытных. В том же Дурмстранге темная магия является стандартным предметом, при этом далеко не все выпускники становятся темными колдунами. Думаю, что изучение ее в школе избавило бы Хогвартс от множества предрассудков. Не считаю это знание обязательным, все-таки в повседневной жизни оно мало кому может пригодиться, но и вредным не назову.

- Скажем так, - дополнил себя Лафайет спустя пару секунд, - Форма необязательно курса по выбору, что был бы сопряжен с философией магии, могла бы стать для темного искусства идеальной. Еще вопросы?

Вновь последовала непродолжительная затяжка, после чего мальчишка с факультета Гриффиндор, что ранее чуть было не опалил брови, поднял руку с вопросом.

- Вы будете учить нас темной магии? - спросил он, вызвав у Лафайета очередной приступ досады.

- Нет, не буду, - коротко ответил Натаниэль.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (24-05-2016 04:31:45)

+7

17

Кто бы что ни говорил, но каждый человек живёт в своём собственном мире, со своими взглядами, интересами, жизненными позициями. Этот мир формируется под влиянием многих факторов, в первую очередь, конечно же, от окружения, общества, в которое человек попадает с самого детства. Общество диктует свои правила и законы, вам же остаётся им подчиниться. Вот живете вы, например, с прочной уверенностью в том, что трава зелёная. Это общеизвестный факт, незыблемый фундамент, ни у кого даже мысли не возникнет оспорить его. Но внезапно вы встречаете человека, который говорит вам: трава синяя. Что вы при этом чувствуете? Он не прав, так не бывает, трава ведь зелёная. Но с другой стороны, в вашей душе зарождаются сомнения. Что, если всё, что вам раньше говорили – ложь? Что если он прав, а остальные – нет? Особенно напрягает тот факт, что есть и другие люди, согласные с тем, что трава синяя. И как бы вы не убеждали себя в том, что правда на вашей стороне, сомнения никогда и никуда не денутся. Вы можете не принимать этот факт, легко опровергнуть его, но забыть уже не сможете.

Такая странная метафора крутилась в голове юной хаффлпаффовки, после речи Лафайета. Этот человек рушил все возможные стереотипы о тёмных магах. Специально или нет неизвестно, может он просто отводил от себя всякие подозрения, показывая себя хорошим человеком. Но Паркс не могла с ним согласиться, или же просто не хотела этого делать. Тяжело, когда твои незыблемые истины рушит человек, которого ты видишь впервые в жизни, и не важно, что он, вроде как, заслуженный педагог, взрослый человек, воспитавший не одно поколение волшебников, и наверняка знает, о чем говорит, как же это неправильно!

Конечно, подготовка – это само собой разумеющееся. Но, черт возьми, как же люди могут нормально спать после того, как подняли мертвеца? В конце концов, он же когда-то был живым. Неизвестно, что чувствовали другие, но Эбигейл бы точно не хотелось, чтобы ей кто-нибудь так нагло пользовался после её смерти. Это низко, подло, и пускай инферналы ничего не чувствуют, пускай они уже не люди, как можно так использовать того, кто когда-то жил, дышал, возможно любил, имел семью? Злость закипала в девушке. Она не понимала. Да, возможно, если бы в Хогвартсе преподавалась теория или даже сама тёмная магия, у девушки было бы другое мнение на этот счёт, она бы даже, наверное, сама могла бы этим заниматься. Но ей никто не объяснил, что ничего плохого в тёмных искусствах нет, а значит, она считала, считает, и будет считать, что они не несут в себе ничего, кроме зла.

- …но и вредным не назову.

«А я назову!- так и хотелось выкрикнуть, не обращая внимания ни на кого и ни на что, - Если вы знаете как убить, не оставив следов, вы убьёте, дайте только повод. Если вы ощущаете своё превосходство, зная, что тёмная магия могущественна, вы им воспользуетесь. И не важно, каким хорошим вы являетесь человеком. Состояние аффекта – страшная вещь. Но если вы не знаете тёмных заклинаний, меньше шанс, что вы совершите что-нибудь непоправимое, о чём будете потом жалеть». Хотелось. Но слова остались в горле, так и не высказанные, проглоченные, оставив после себя лишь неприятный осадок.

У Эбигейл от злости и негодования начало краснеть лицо, поэтому она поспешила спрятать его за волосами, низко склонив голову над партой. Она была слишком наивна и молода, чтобы понять глубинную суть тёмной магии и пользу, которую она могла бы принести. Мир девушки до сих пор делился на белое и чёрное, она не понимала и не принимала того факта, что в жизни всё не так просто, как в книгах и сказках, которые мама рассказывала ей перед сном, где сразу можно было отличить хорошего героя от плохого. В жизни добро не всегда побеждает зло, иногда их даже различить нельзя, и в это юной волшебнице совсем не хотелось верить.

Паркс всегда умела различать даже, казалось бы, незаметные эмоции у людей, вот и сейчас в ответе профессора на вопрос грифиндорца она уловила нотки досады. Честно говоря, она не совсем поняла, чем они вызваны, но почему-то создалось впечатление, что учитель явно не против заняться подобной практикой. Естественно, не со всеми, лишь и избранными, создаст что-то вроде «Клуба Слизней» профессора Слагхорна, только уже более скрытый, не такой афишируемый, и будет преподавать тёмные чары.

Невесёлый смешок сорвался с губ ученицы. Она уже сейчас начала догадываться, чем может грозить появление тёмного мага в стенах школы Хогвартс, учитывая серьёзную активность приверженцев теории о превосходстве чистокровных волшебников и средствам, к которым они готовы прибегнуть в доказательство своей правоты.

Больше вопросов не было.

+7

18

Новых вопросов не последовало, что просто не могло не радовать. Лафайет уже порядком утомился, а ведь еще только первый урок! Впереди целый день, но профессора уже тянуло взять отпуск за свой счет. Увы, Дамблдор его не отпустит. Даже не смотря на то, что паранойя министерства за последние пятнадцать лет успела притихнуть, Натаниэлю все равно было запрещено покидать территорию школы. Сам чародей отлично понимал опасения некоторых министерских крыс, ведь на свободе он мог бы встать на сторону того, кто пойдет против действующей власти. Не понимали они лишь одно, что после работы в министерстве Натаниэль поклялся не служить недостойным. Иными словами, он оставался верен лишь одному себе. Тем не менее, пауза прилично затянулась.

- Значит так, - наконец он прервал молчание, - Чтобы нам с вами плодотворней работать, подготовьте доклады по защите о темных искусств. Выберите любое заклинание, коротко расскажите о нем, а потом о средствах защиты. Абсолютно творческое задание. А теперь все свободны!

Попрощавшись со студентами, профессор Лафайет тихонько стукнул тростью о пол, активировав открывающее дверь заклятье. Ученикам дважды повторять не нужно, зал моментально наполнился разговорами на отвлеченные темы и постепенно опустел. Натаниэль расположился за учительским столом и наполнил бокал новой порцией коньячного напитка. Очень скоро к нему подлетел все тот же мальчишка с факультета Гриффиндор.

- Чем могу быть полезен? - прозвучал вопрос Лафайета, пока сам он наполнял второй бокал сливовым соком для студента. Однако, мальчишка побрезгал прикасаться к бокалу.

- У меня вопрос,- тон ученика выдавал плохо скрытое презрение, - Почему такой человек как вы преподает защиту от темных искусств?

- Вас что-то не устраивает? - вскинул бровь Лафайет, разыгрывая удивление, - Тогда это вопрос к директору и совету попечителей, а не ко мне.

- Вы пьете на территории школы и курите во время урока... - начал было перечислять студент.

- А еще я темный маг, - докончил Лафайет, холодно перебив мальчишку, - Если вас это так беспокоит, то я с радостью освобожу вас от занятий. Можете больше не приходить. Все?

Ответа не последовало. Стоило только учуять запах жареного, как молодой человек предпочел ретироваться. Натаниэль же попытался расслабиться, откинувшись в учительском кресле и прикрыв глаза. Он постарался хотя бы мысленно перенестись на далекий песчаный пляж где-нибудь подальше от Англии и старого света вообще. Нужно было срочно что-то делать с его заключением в школах магии. Как же ему повезло, что любезные студенты замка Хогвартс предоставили ему желанное пространство для маневров.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (26-05-2016 19:42:11)

+7

19

Как ни странно, больше действительно никто ничего не спросил. Новый преподаватель произвёл на учеников очень сильное впечатление. Эбигейл чувствовала, что не только она сейчас потеряна. Осмотрев лица сокурсников,  она отметила, что многие смотрят на профессора оценивающе, как будто взвешивают все «хорошо» и «плохо». И хотя сама девушка не считала правильным судить человека лишь по первому впечатлению, Лафайет вызывал определённые опасения. Конечно, никто из здесь присутствующих на самом деле не знал, на что он способен, что он за человек. Но уже один факт того, что преподаватель Защиты от Тёмных Искусств является тёмным магом (в чём уже даже у не слишком сообразительных детей не оставалось сомнений) внушал сомнения. Предчувствие большого количества сов с письмами, полными возмущения как родителей, так и детей, было практически ощутимо. Но раз уж профессора назначили обучать молодёжь, значит он чего-то да стоит. 

Паркс тряхнула головой, отгоняя ненужные сейчас мысли. И как раз вовремя, ведь Лафайет как раз произнёс задание. Эби всегда предпочитала лишний раз уточнить, чем сделать что-либо неправильно, поэтому когда формулировка задания показалась ей не совсем понятной, она уже собралась задать вопрос, но неожиданно после волшебной фразы «все свободны» комната наполнилась шумом. В который раз пришлось убедиться, что даже обычные слова, не представляющие из себя каких-либо заклинаний, имеют огромную силу. Кричать девушка никогда не любила, поэтому она просто решила подождать, пока большинство студентов выйдет, и в относительной тишине подойти к профессору.

Через некоторое время, в течение которого хаффлпаффовка складывала свои вещи в сумку, наступила долгожданная тишина. К её удивлению, она была не последней, оставшейся в аудитории. Гриффиндорец, который уже успел сегодня отличиться, зачем-то подошёл к Лафайету. Подслушивание не является нормой для Эбигейл, но тут было сложно удержаться, к тому же, никто особо и не скрывался. Как она и предполагала, новый преподаватель не пользовался особым успехом. Этот парень был наверняка не единственным, у кого сложилось такое мнение насчёт профессора. Определённо, завтра утром будет много сов от переживающих родителей.

Парень пулей промчался мимо Эбигейл, ощутимо задев её при этом. Он был зол, определённо, но было все же непонятно, на что именно он злился. На то, что его так резко перебили? Или всё же на то, что преподаватель – тёмный маг?

Когда гриффиндорец скрылся за дверью, девушка крепко задумалась. Паркс уже было передумала подходить к Лафайету, ей почему-то показалось, что он сейчас пребывал не в лучшем расположении духа. Она уже было собралась быстренько и незаметно ретироваться, но всё же пересилила себя.

- Извините, профессор, - начала она, подходя к столу и потирая ушибленное плечо,  - У меня вопрос по поводу задания. Доклад нужен только лишь о заклинаниях, или же можно взять любое существо, будь то вампиры, оборотни, драконы,  боггарты, и описать способы борьбы с ними? Так как, боюсь, тёмных заклинаний мы знаем не так уж и много.

Последнее было чистой правдой. Книги по тёмной магии в библиотеке, конечно, были, но хранились в запретной секции, доступ к которой был далеко не у каждого ученика. Да и те, у кого он был, не сильно интересовались данной тематикой. В Хогвартсе такое не пользовалось каким-то определённым особым успехом.

Отредактировано Abigail Parks (27-05-2016 19:21:31)

+5

20

Море, солнце, песочек. Бесплодные мечты, а приятно. За пятнадцать лет заточения в школе магии кто угодно заскучает о теплом пляжике, Натаниэль не был исключением. Когда он выберется отсюда, то первым делом смотается куда-нибудь в Эквадор. Однако, этот путь еще следует преодолеть.

- Извините, профессор, - прозвучал знакомый голос, возвращая профессора ЗОТИ к унылой реальности.

Юная мисс Хаффлпафф! Тихоня с растерянным взглядом снова находилась перед глазами Натаниэля и хотела что-то узнать. Вопрос был вполне логичным, даже ожидаемый. Осознание этого факта несколько позабавило Лафайета, только одна девочка решилась уточнить задание. Неужели он так сильно напугал остальных?

- Верно подметили, - улыбнулся Натаниэль, уже чуть бодрей.

Раз уж так получилось, что только мисс Хаффлпафф уточнила задание, стоило бы как-то наградить ученицу за любознательность и рвение учиться. Натаниэль уже зарекся не использовать баллы для студентов, а скуривать юную особу как-то не к месту. Чародей не спеша открыл один из ящиков стола, где лежала стопка бумаги, перо и чернила.

- Вот, - профессор протянул девушке листок, куда записал название книги, - Думаю, что это вам еще не раз пригодится, возьмете в библиотеке.

Нет лучше способа поощрить тягу студента к знаниям, чем дать интересную книгу для прочтения. Монстрарий Гинзбурга был весьма увлекательным чтивом, где давались весьма подробные данные, начиная с внешней характеристики и заканчивая рецептами зелий. К несчастью эта энциклопедия редко пользовалась популярностью среди школьников, так как была слишком объемной и иногда излишне подробной.

- Удачи, - сказал профессор напоследок.

Лафайет снова удобно устроился в своем кресле и постарался закрыть глаза. Его совсем не беспокоил тот факт, что он не предупредил девушку о том, что сборник идет в томах по алфавиту, и, скорей всего, юная мисс Хаффлпафф рискует получить двадцать с лишним книг если сразу не назовет нужной буквы. "Но, кого это волнует? - подумал Натаниэль, уже погружаясь в сладкую дремоту, - Не стоило будить спящего профессора."

Отредактировано Nathaniel Lafayette (01-06-2016 00:09:19)

+7

21

Удивительно, но гром не грянул, земля из-под ног не ушла, огонь вокруг не заполыхал. Видимо, всё-таки профессор был не очень зол после разговора с гриффиндорцем, что, впрочем, не могло не радовать. Он даже соизволил открыть глаза, выйдя из каких-то своих дум, и даже улыбнулся, внушив Эбигейл чуточку уверенности.

Возможность выбрать любое существо несомненно радовала. Это была на самом деле очень интересная тема для исследований. За парный урок каждый студент успеет рассказать о чём-то или ком-то, а учитывая количество ребят на курсе, это около двадцати докладов. Очень продуктивное занятие получится, всё-таки профессор своё дело знает. Или же просто не хочет утруждать себя дополнительной работой, заставив ребят почувствовать себя в шкуре учителя? Доподлинно неизвестно, да и не суть важно. Как говорится, не важны методы - важен результат.

У Паркс промелькнула мысль, что было бы не лишним посовещаться с другими учениками, чтобы не выбрать одно и то же существо, но это всё потом. Уже открыв рот, чтобы поблагодарить профессора и попрощаться, она заметила, что тот что-то записал на пергаменте. Через пару секунд листок был протянут ей. Эбигейл с удивлением рассматривала название книги. Она попыталась вспомнить, слышала ли его раньше, но так и не смогла. Видимо, "Монстрарий Гинзбурга" относился к более углублённому курсу изучения ЗОТИ. Значит, из него можно почерпнуть море полезной информации. А информацию, особенно полезную, девушка очень любила.

- Большое спасибо, профессор! - сердечно поблагодарила Паркс, пряча листок пергамента в сумку, чтобы ненароком не потерять его, - Постараюсь подготовить интересный доклад.

Стоило признать, что Лафайет оказался не таким уж и плохим. Даже книгу посоветовал. Но всё-таки доверять ему не стоит, мало ли что он сможет учудить. Никогда не знаешь, что в голове у темных магов и в какой момент они швырнут в тебя непростительным.

Эбигейл направилась к выходу из класса и на секунду задержалась у двери.

- До свидания, профессор, - сказала она, обернувшись через плечо, одной рукой придерживая дверь, - И спасибо за интересный урок, было очень познавательно.

Сказав это, девушка выскочила в коридор, тихо прикрыв за собой дверь. Ненадолго она остановилась, задумавшись над тем, куда бы пойти. У Паркс сейчас было свободное время, так что самым оптимальным вариантом ей показалось пойти в библиотеку и хотя бы взглянуть на монстрарий, который посоветовал профессор. Сделать доклад за полчаса она конечно же не успеет, но хоть посмотрит, что это за вещь такая, иначе любопытство не даст спокойно дожить до вечера. Кивнув собственным мыслям, Эби повернулась на каблуках и направилась в сторону библиотеки.

----->Библиотека

+8

22

---->Мужская спальня 6 курса Гриффиндора

В кабинете Защиты Ремус появился в числе самых первых, за счет того, что не стал тратить время на завтрак в Большом зале, вместо этого заглотив по дороге пару бутербродов. Еще штуки четыре лежали в сумке, на случай если он будет голоден сильнее, чем кажется. К слову, декана он, все таки, встретил. Профессор выдала расписание, спросила про первокурсников и посоветовала зайти к мадам Помфри, когда будет время.
«Это насколько же плохо выгляжу?...»
Вопрос, впрочем, риторический, к тому же, его вниманием завладели куда более любопытные вещи. Во-первых, в классе была перестановка. Во-вторых, как отметил Рем, сгружая сумку на один из столов, стоящих недалеко от преподавательского, в этом году профессор по ЗОТИ у них нестандартный. Чего стоит только трубка и графин на столе. От профессора слабо пахло табаком и алкоголем и это сочетание было вполне привычно и не удивляло бы Люпина так сильно, если бы запах шел от кого-то из сокурсников. Но от преподавателя… Впрочем, если профессор знает свое дело, то за это можно будет простить многое и не обращать внимания на некоторые странности. Рем вздохнул и покачал головой.
«В этом ты спец, правда, Лунатик?»
Оперевшись на руку щекой, он какое-то время следил за происходящем в кабинете, но потом перевел взгляд на урну, стоящую на столе и уплыл мыслями далеко от кабинета. Он не успел поговорить ни с Лили, ни с Сириусом, ни с Джеймсом. Ощущение того, что случилось что-то неприятное, его не отпускало. А вообще, по какому поводу друзья сцепились с Северусом на этот раз? И не слишком ли начинать ссориться в самый первый день? К тому же, с такими-то последствиями. И происшествие это только углубило взаимную ненависть.
«А еще прошлый год…»
Люпин тяжело вздохнул и, наконец, перестал смотреть в одну точку, начиная слушать происходящее не вполуха, а полноценно. А послушать было что. Некоторое время он смотрел на призванного из урны инфернала, а потом перевел взгляд на профессора. Воспринималось происходящее как-то двояко. С одной стороны, им как раз не хватало практики и Рем был сильно рад, что по любимому предмету ее будет явно больше. С другой стороны… Их преподаватель – явно выпускник Дурмстранга, явно не понаслышке знаком с темной магией и явно ею не брезгует пользоваться. Но, в то же время, пользуется определенным доверием у директора, иначе бы его не назначили на эту должность. К тому же, он очень интересно и понятно рассказывает, поэтому новый профессор скорее нравился, чем нет.
-… При встрече с инферналом постарайтесь не впасть в оцепенение как сегодня, а уничтожить его в течение первых пяти ударов сердца.
Ремус неосознанно кивнул, продолжая наблюдать за профессором, который подошел к инферналу, а потом продемонстрировал заклинание, которое уничтожило поднятого мертвеца, превратив его в кучку пепла. Это заклинание он знал, и после того как профессор вызвал его жестом, Рем был вполне в себе уверен.
- Надеюсь, что мне не нужно повторять слова заклинания.
Люпин коротко кивает и встает в стойку. Взмах, заклинание, вспышка света и снова кучка пепла на полу. Ремус едва заметно довольно кивает и возвращается на место с разрешения профессора. Да, такой формат занятий ему по душе.
С заданием справляются почти все, впрочем, неудачи тоже есть. А профессор поднимается все выше в глазах Рема, так как реагирует очень оперативно. Да, у такого преподавателя можно многому научиться.
Оставшуюся часть занятия Люпин просидел, внимательно слушая вопросы и ответы  на них, делая определенные выводы. И все больше казалось, что как человек профессор тоже не так уж плох, не смотря на то, что темный маг. А раз представление складывается положительное, то можно чуть успокоиться и наблюдать дальше. Впрочем, не только за преподавателем. Серый кот отвлекал внимание. А Ремус был благодарен за то, что любимец профессора не подходил к нему близко. Нет, он любил животных, но на расстоянии, так как те прекрасно чувствовали оборотня и на контакт не шли. Миссис Норрис, например, обходила его по широкой дуге. Иногда полезно, да, но за живое задевало, напоминая насколько Люпин ненормальный.
После того как профессор объявил о конце занятия, Рем принялся собираться, время от времени посматривая в сторону преподавательского стола. Хотелось расспросить профессора об урне и разных артефактах вообще, но он почти сразу переключился на обдумывание планов. Сейчас у него занятий нет и можно сходить сначала в лазарет за укрепляющим и успокаивающим зельями, а потом отправиться в библиотеку, досматривать книги. Но как только он вышел из кабинета и прошел половину пути, как вспомнил, что хотел уточнить задание. Они же не так много темных заклинаний знают, а сегодняшний урок намекал на то, что существ тоже можно включить в задание. Но Люпин решил уточнить, поэтому развернулся на пятках и отправился обратно.
К кабинету он подошел как раз тогда, когда за поворотом исчезла спина Эбигейл. Некоторое время потоптавшись под дверью, он, все же постучал и осторожно заглянул в кабинет.
- Разрешите?

Отредактировано Remus Lupin (02-06-2016 05:58:43)

+8

23

-Разрешите? - раздался голос молодого человека.

Стоит только приятно задремать, так сразу у них что-то происходит. В подозрительный ум Лафайета уже зрела мысль о том, что студенты просто издеваются над новым преподавателем. Проклятье? Вполне возможно, что оно работает именно так. В своей достаточно богатой практике Натаниэль встречал что-то похожее, заклятье постепенно лишает тебя сна и отдыха, повышая рассеянность, а потом оно наносит контрольный удар выстрелом в голову.  "Нет, - мысленно сказал себе мужчина, - Меня ты этим не возьмешь!"

- Входите конечно, - по-прежнему добродушно ответил профессор ЗОТИ.

Мальчишка, гриффиндорец... Вроде как ничего особенного, у Натаниэля таких целый поток. Вопрос в другом, почему кот так оживился? Как правило Максимилиан не обращает на учеников вообще никакого внимания. Кот может спать, вылизываться, даже есть умеет при учениках, этого у него не отнять. Будь перед котярой красный огнедышащий дракон, он бы все равно прорвался к миске с едой. Но сейчас серый комок шерсти сидел на столе, пристально наблюдал за вошедшим в аудиторию студентом. Раз уж Максимилиан что-то учуял, то и профессору стоит быть чуть осторожней прежнего. Быть может, у студента просто рыба под мантией спрятана, вот кот и смотрит. А что? Исключать такой вариант тоже не стоит.

На вид гриффиндорец гриффиндорцем, мальчишка мальчишкой. С другой стороны, для студента гриффиндор он какой-то слишком уж тихий, даже незаметный. Только сейчас Лафайет вспомнил, что этот молодой человек был первым в очереди на инфернала. Странно, что такой тихоня чувствует себя уверенней перед поднятым мертвецом, чем перед преподавателем защиты от темных искусств.

- Неужели я страшней мертвеца? - слегка посмеиваясь, поинтересовался профессор, приглашая студента подойти ближе, - Чувствуйте себя как дома, садитесь, выпейте сливового сока. Сигарету? Косяк? - последнее было явно лишним, пусть думает, что просто шутка.

- Чем я могу помочь? - Наконец спросил преподаватель, без труда сохраняя дружелюбие на лице и протягивая вперед только что наполненный бокал.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (04-06-2016 13:37:00)

+11

24

Получив от профессора разрешение, Люпин просочился в помещение и тихо прикрыл за собой дверь. Перед преподавателем он теперь чувствовал себя… неловко? Пожалуй. Человек отдохнуть решил, а тут он, со своими глупыми вопросами. А еще кот, который сидит на столе и смотрит. Пристально. Впрочем, этот еще спокойно реагирует, встречались совсем неадекватные особи. В любом случае, вопрос Ремус решил задать, потому что отступать уже некуда.
Люпин остановился недалеко от преподавательского стола и нервно сжал пальцами ремень перекинутой через плечо сумки. Все же, находиться под внимательным взглядом – неудобно, особенно такому как Ремус.
- Неужели я страшней мертвеца?
Люпин вскинул глаза и немного растерянно моргнул.
- Зависит от ситуации…
Ответ вырвался прежде чем Ремус успел подумать и теперь не оставалось ничего кроме как шагнуть к столу чуть ближе, снова опуская глаза и заканчивая фразу:
- … профессор Лафайет.
И это же надо, а? И что теперь профессор скажет?
Хотя, Ремус был уверен в том, что сказал. Живой умный профессор Защиты был определенно опаснее поднятого мертвеца. Живые люди вообще опаснее мертвых. Поднятый мертвец может попытаться разорвать на куски, как справедливо заметил профессор во время занятия, но убить может и живой человек. А еще живые люди умеют уничтожать морально.
- Чувствуйте себя как дома, садитесь, выпейте сливового сока. Сигарету? Косяк?
Что?
- Чем я могу помочь?
- А… спасибо… Я… хотел уточнить задание. В него входят только заклинания или магических существ тоже можно включить?
Неловкость с которой говорил и взял бокал Ремус испарилась, стоило ему заговорить о деле. Теперь взгляд был устремлен не в пол, а на профессора и выражал крайнее внимание.
- И если по существам это задание выполнять тоже можно, то описывать как магические, так и не магические методы?

Отредактировано Remus Lupin (14-06-2016 07:07:07)

+6

25

“Зависит от ситуации? - задумался Лафайет, такого ответа он никак не ожидал, тем более от смущенного ситуацией студента, - По крайней мере честно...”

Последнее могло бы сгладить любой проступок, почти любой. Натаниэль более всего ценил в людях честность. Умение преодолеть страх и сказать правду в глаза дано отнюдь не каждому. Это определенно можно занести в список очевидных плюсов подростка.

“Весьма любознательный малый, – отметил Натаниэль, когда мальчишка возжелал уточнить задание, - Даже на траву не повелся, точно любит учиться.“

Тем временем кот спрыгнул со стола и принялся обходить студента, как бы оценивая, на сколько близко можно подойти к мальчишке. В какой-то момент Максимилиан перестал сомневаться и добрался  достаточно близко, чтобы потереться мордочкой о ногу ученика. Натаниэль усмехнулся, его определенно позабавила картина осторожно подбирающегося к жертве Максимилиана, зрелище то еще. Сначала кот принюхивается, затем старается обойти с одной стороны и приблизиться, а потом его замечают, и он заходит с другой стороны. В конце-концов студент рано или поздно отвлекается, а незащищенная щиколотка становится законной добычей охотника за лаской. Нет, Максимилиан его просто так не отпустит, придется почесать за ушком.

- И если по существам это задание выполнять тоже можно, то описывать как магические, так и не магические методы?

- Хо-хо, - не удержался профессор, сделав значительную паузу, чтобы в очередной раз глотнуть коньяка, - Вы уж поймите, - как бы прося прощения за вырвавшееся восклицание, сказал Лафайет, - Мало кто делает такие уточнения, в основном студенты сосредоточены на магических средствах защиты.

- И очень жаль, что мы о таких забываем, - добавил мужчина спустя мгновение, - Быть может я даже могу подсказать специальную литературу, если хотите работать. На какую тему желаете взять доклад? Да, как ваше имя?

Отредактировано Nathaniel Lafayette (14-06-2016 00:59:08)

+6

26

В какой-то момент Ремус вздрагивает, продолжая говорить, и смотрит вниз. Кот не остановится на достигнутом и трется другой стороной мордочки, чуть приподнимаясь на задних лапах, а Люпин слышит слабый отзвук зарождающегося мурлыканья. Он еще более растерянно смотрит на преподавателя, будто безмолвно спрашивает «Можно?» и снова опускает взгляд на зверька, который явно решил, что нужно обтереться о другую ногу тоже, для симметрии, видимо. На губы выползает улыбка и остается там даже тогда, когда Люпин вскидывает голову, вопросительно смотря на издавшего странное восклицание профессора, явно не понимая, чем оно вызвано.
- Вы уж поймите, мало кто делает такие уточнения, в основном студенты сосредоточены на магических средствах защиты.
Ремус неопределенно пожимает плечами. Остальные профессора уже привыкли, дополнительных вопросов он не задает только профессору Бинсу и ясно почему. Его лекции даже он переносит с трудом, постоянно концентрируя рассеивающиеся внимание.
- На какую тему желаете взять доклад? Да, как ваше имя?
- Ремус Люпин, сэр.
Люпин аккуратно, чтобы не задеть кота, переступает с ноги на ногу и смотрит немного неуверенно. А правда, на какую? Он рассчитывал подумать об этом вечером, в гостиной, после того, как хоть немного прояснится ситуация с друзьями, но думать приходится сейчас и быстро. Первыми пришли на ум оборотни и Ремус как-то очень болезненно усмехнулся. Он не мазохист. Хотя, слушать все равно потом придется. Боггарты – слишком просто. Что-то еще из той же области?
- Я хотел бы взять доклад про дементоров, профессор.
Это может быть интересно, потому что о дементорах он знал не так много. И никогда ими плотно не интересовался. А значит можно получить новые знания, которые, быть может, можно будет даже на практике применять, хотя, конечно, не дай Мерлин.

+5

27

Как бы странно это не звучало, но, чтобы узнать студента, опытному профессору вполне достаточно нескольких минут общения. Мальчишке определенно понравился пушистый напарник Натаниэля, гриффиндорец даже не попытался скрыть улыбку. Хороший знак. Если до этого момента у профессора и оставались какие-то сомнения, то сейчас им окончательно пришел конец. Мистер Люпин продемонстрировал себя принципиально честным малым.

- Я хотел бы взять доклад про дементоров, профессор.

Тема любопытная, более чем достойная шестого курса обучения. Среди всех существ магического мира дементоров можно было вынести в отдельную графу наименее приятных. За долгие годы практики Лафайет не раз встречал их на своем пути, однажды наблюдал так называемый «поцелуй», в другой раз сам чуть не стал жертвой чудовищ в черных капюшонах.

- Даже интересно, - задумчиво произнес Лафайет, открывая ящик стола, - Какие не магические средства защиты вы сможете найти, мистер Люпин.

Как ни странно, но на тему доклада юного Люпина нашлось достаточно хорошего материала. Начиная с газетных вырезок и заканчивая монстрарием Гинсбурга, а также фолиантом Таши из запретной секции библиотеки. Последний попал в запрещенку скорей за жесткую критику в адрес министерства в отношении волшебной тюрьмы Азкабан. Вполне возможно, что юный Ремус вынесет из него что-то полезное.

- Даже жаль, что не могу принести настоящего дементора на занятие, - как бы в шутку произнес Натаниэль, протягивая мальчишке список необходимой литературы, - Быть может стоит написать друзьям из министерства и попросить одного? Как думаете?

Отредактировано Nathaniel Lafayette (19-06-2016 15:48:03)

+5

28

- Думаю, те которые есть, носят характер вроде «Не следует засовывать руку в гнездо докси».

Ремус чуть нервно усмехается, скорее от неловкости, и опускает взгляд вниз, наблюдая за котом. Тот все так же находится у его ног, но теперь он сидит и лапкой трогает ботинок. Бросив осторожный взгляд на преподавателя, Ремус садится на корточки, предпринимая осторожную попытку погладить кота. Тот никак не сопротивляется, требовательно бодая руку, когда юноша гладить перестает, и Ремус тихонько фыркает от смеха. Чудесные все таки создания. Он давно хотел кота или кошку, но это невозможно в виду множества причин.

- Даже жаль, что не могу принести настоящего дементора на занятие.

Юноша резко встает на ноги и с благодарным кивком принимает список литературы, быстро пробегая его глазами и чуть хмурясь. Нужно будет прошестить прошивки Пророка, монстрарий Гинсбурга… Дементоры в одном разделе с боггартами и полтергейстами. А вот последняя книга в списке…

- Быть может стоит написать друзьям из министерства и попросить одного? Как думаете?

Ремус поднимает голову и смотрит на преподавателя. Хмуриться он перестает, но взгляд становится очень задумчивым. С одной стороны, это был бы бесценный практический опыт, с другой же… Люпин чуть моршится, а после снова фокусирует взгляд на преподавателе.

- Профессор, - в голосе появляются увещевательные нотки, которые в последнее время так не любят сокурсники. «Старосту включил» говорят они, но на самом деле, они всегда появлялись в подобных ситуациях, только тогда все смеялись «Не занудничай».- вреда подобное действие может нанести больше, чем пользы. Начиная с реакции нас на дементора, заканчивая реакцией самого Министерства. И это не считая громовещателей, которые Вы получите от множества родителей. Это стало бы бесценным опытом и, возможно, спасло бы от оторопи при воз… при встрече с дементором в будущем, но…

Ремус вздохнул и снова посмотрел в пол, не желая продолжать предложение. В конце концов, оно и правда было бы полезно в свете близящейся войны, но тот факт, что темный маг привел в школу дементора будет воспринят более чем отрицательно. Люпин еще раз виновато вздохнул.

Отредактировано Remus Lupin (13-07-2016 08:18:54)

+5

29

Не то чтобы Натаниэль сильно хотел притащить в школу дементора, профессор скорей хотел лишний раз позлить Министерство, напомнить о своем существовании и пощекотать нервы. В любом случае, вынудить кого-то из высокопоставленных чиновников пойти на встречу темному магу было практически невозможно. Нет, дементоров они пришлют только чтобы забрать Лафайета в последний путь. К счастью для мага, он пока еще не успел дискредитировать себя до применения подобных мер.

Молодой Люпин определенно понравился чародею. Рассудительный, самокритичный, честный и пока еще верит в высокие идеалы морали и справедливости. Точная копия Лафайета в молодости, ну почти. Все-таки чародей смог избавиться от большей части всего вышеперечисленного почти сразу после выпуска из школы. Даже было интересно посмотреть на юного Ремуса лет через десять.

- Не волнуйтесь так, - с улыбкой произнес Натаниэль, - Всего лишь шутка старого чародея. Надеюсь, что вам посчастливится избежать своей встречи с дементорами. Уж поверьте, многие даже не понимают своего счастья, так ни разу и не встретив этих ребят.

Лафайет снова принялся набивать трубку табачной смесью. С возрастом маг заметил, что разговоры о темных искусствах, да и не только о них, тянутся намного лучше с трубкой в зубах. Сразу появляется время затянуться с умным видом и за это время продумать план ответа на вопрос или возможные пути развития разговора. Тут Натаниэль припомнил, что с самого начала диалога с учеником он хотел разузнать имя одного нахала с факультета Гриффиндор.

- Вы случайно не знаете, - последовала короткая затяжка, - Есть один студент на вашем факультете, как раз с вашего курса, Ремус. Редкий нахал и забияка, как мне кажется. С темно-коричневыми волосами и очками. Как его зовут?

Отредактировано Nathaniel Lafayette (14-07-2016 22:59:02)

+6

30

Ремус вздохнул и покачал головой. У профессора явно очень специфическое чувство юмора и стальные нервы. Хотел бы он себе такие, особенно в совокупности со здоровым пофигизмом. Но нет, чем богаты, тем и рады, да и потом, если бы Люпин стал другим, то это был бы уже не тот Лунатик, которого все знали.

На последнюю реплику профессора он задумчиво кивнул, вспоминая обрывки разговоров с отцом о его работе. Несколько лет назад один из его коллег наткнулся на дементора. Сейчас этот бедняга находится в специальном отделении Мунго. Люпин проследил взглядом за набивающим трубку магом и снова погрузился в свои мысли, опустившись на корточки и аккуратно почесывая кота за ухом. Если опустить то, что отцовского коллеги вообще в том месте не должно было быть, как бы он смог защититься? Вроде было заклинание, которое можно было применять в качестве защиты. Но по какому принципу оно действует? И это не единственный вопрос, который может возникнуть в процессе исследования. Значит, надо собираться, прощаться с профессором и бежать в библиотеку. Благо пропуск в Запретную секцию у него есть.

- Вы случайно не знаете, есть один студент на вашем факультете, как раз с вашего курса, Ремус.

Люпин слишком резко поднялся на ноги, невольно испугав кота, и немного настороженно посмотрел на профессора. Обычно, ничем хорошим такие разговоры не заканчиваются, это Ремус знал по богатому опыту. Не своему, слава Мерлину. А если говорят о Гриффиндорце, да еще и с его курса… Люпин закусил щеку изнутри и с некоторым упрямством встретил взгляд профессора.

- Редкий нахал и забияка, как мне кажется. С темно-коричневыми волосами и очками. Как его зовут?

… ладно, Джеймс, что ты еще натворил?

Выражение лица теперь стало немного усталым, потому что, ну сколько можно? Уже ведь не совсем дети. Сегодня только второй день занятий, а ворох событий, творящихся вокруг Джеймса и Сириуса, все разрастается. И Люпину это активно не нравится. И что можно такого сделать, что новый преподаватель дает такую характеристику? И что говорить? Лгать вообще не вариант, да и не умеет он этого.

- Он… Его имя – Джеймс Поттер, сэр. Могу я поинтересоваться, что он натворил?

… и как это разгрести?

Отредактировано Remus Lupin (01-08-2016 08:05:03)

+6


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств