Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0006

0031

0000

0024

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Прилегающая территория » Берег Черного Озера


Берег Черного Озера

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Черное Озеро занимает огромную площадь на территории Хогвартса.
Каждый год первокурсники попадают в замок, переплывая через него на лодках.
Озеро довольно глубокое и служит домом многим магическим существам: гигантскому кальмару, гриндилоу, русалкам и прочим. Гигантский кальмар, к слову, очень дружелюбный. Он вытаскивает студентов из воды, если они начинают тонуть, а в солнечные дни греется на отмели и позволяет щекотать свои щупальца.
Студентам разрешено купаться в Озере, чем они периодически пользуются. Но в основном все предпочитают отдыхать у воды на берегу, вдоль которого растут немногочисленные деревья.
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/26100.jpg
Иллюстрация Warner Bros. Entertainment

+1

2

<----- Теплицы

Джеймс медленно удалялся от теплиц. Он плотнее запахнул мантию и спрятал руки в карманы. Холодно и тревожно. Лучшего настроя для драки не придумать. Мысли о подозрительном незнакомце - странная одежда, колкий взгляд, сомнительный кот - сиротливо рассеивались как пар в классе зельеварения и уступали место более волнующим моментам. Джеймс осмотрелся и уселся под тяжелой кроной дуба недалеко от озера.

- Люмос! - он развернул Карту и осветил ее палочкой. В первый день учебного года Хогвартс жил активной жизнью. Несмотря на вечер оживление не уменьшалось. Конечно, большинство студентов уже были в факультетских гостиных, но какое место подходит для душевной вечеринки лучше всего? Часть учеников еще где-то гуляла. Да и некоторые преподаватели наблюдались в далеких от своих кабинетов местах. Поттер нашел лазарет. Друзья все еще были там. Мадам Помфри не позвали на профессорскую вечеринку? И теперь они под заклинанием ватных ног и внимают ее медицинским историям? Джеймс наблюдал Бродягу, быстро ходящего по залу, Петтигрю был недвижим. Болтает наверняка. Если не знать, можно подумать наоборот. Но Сириус был легок на подъем, а вот словами не разбрасывался. В отличие от Питера. Джеймс увидел и подходящего к лазарету Люпина. Рем, ты-то что тут забыл? Да-а, надо бы его попросить разузнать в библиотеке про это гадство. Странно, что он не сказал ничего тогда, когда заходил директор... Ремус владел увесистыми запасами ненужной информации. И, черт возьми, как их это временами выручало! Месть. От нее слизеринцу не уйти, как бы ни сложился этот вечер. А тут подойдут самые разнообразные средства. Джеймс хмыкнул.

Он опустил палочку. Прислонился затылком к прохладной, шершавой коре и посмотрел на небо. Звездное, далекое и неприветливое.
Она совсем не изменилась за лето. Джеймс вспоминал, как видел Лили на пиру. Как хотел подойти, а она - конечно, староста же - постоянно пропадала из его поля зрения. 
Поттер думал о предстоящей встрече и с мрачнеющим лицом бубнил варианты заклинаний. Но, если честно, этим вечером волшебство отступало перед желанием просто врезать слизеринцу по лицу. А вот потом магия, по полной! Исход дела представлялся живо. Как и Лили в его суровых, испытанных битвой объятиях. Однако ничто так не радовало, как искривленное лицо слизеринца. С упоением Джеймс прокручивал картину в голове снова и снова.

- Ай, ч-что это?! Поттер подпрыгнул и увидел как из-под насиженного им места с писком вылез мелкий грызун. Джеймс проследил за перемещением зверька и вдруг понял, что замерз. На карте без изменений. В голову закрадывалась паническая мысль: он ведь не уточнял ВО СКОЛЬКО состоится встреча. Джеймс пригладил руками волосы, взъерошил их и пригладил снова. Это не помогло. Даже наедине с, видевшими не одно поколение студентов, деревьями чувствовать себя дураком было отвратительно. Вот черт!
- Баубиллиус! - в сердцах выпалил он и из палочки выстрелила тоненькая молния. Осветив на секунду кусок парка, она с шипением и треском заглохла в коре соседнего дерева.

Джеймс сделал круговое движение левой рукой и резко развернулся, слегка согнув колени. Нет, не то! Так я упущу самый момент! Он снова повторил свои телодвижения, стараясь сделать их быстрее. Неудачный штрафной с прошлогоднего матча не давал Джеймсу покоя - он тогда потянул руку и чуть не промазал. Двенадцатую попытку этой спортивной комбинации он закончил пинком сухой коряги и нечленораздельным возгласом. А холод тем временем пробирался под мантию. Джеймс не знал сколько точно времени он тут, но раздражение подсказывало - час, не меньше. Друзья в теплых стенах лазарета казались почти предателями, улыбка Лили переходила в звонкий, издевательский смех, а Снейп... Поттер со злостью раскрыл свиток и тихим рыком оповестил спящий лес, что ситуация прежняя.

+4

3

===> Гостиная Гриффиндора.

К счастью для гриффиндорки позднее путешествие по коридорам замка произошло без каких либо происшествий: на её пути не встретилось ни одного студента или учителя. Кто-то из старшекурсников уже нашел укромное место вдали от Филча и вездесущего преподавательского состава, большинство учеников  проводило время в факультетских гостиных, профессора были заняты в собственных кабинетах. Оставшиеся же, по мнению Эванс, скорее всего выслушивали длинные тирады Горация на его ежегодной вечеринке в честь начала учебного года. Лили удалось благополучно избежать этого местного "светского раута" имени Слагхорна, сославшись на неотложные дела, во благо факультета, конечно же. О том, что большую часть любимчиков слизеринского декана Эванс предпочла бы не видеть вплоть до окончания обучения в Хогвартсе, она предпочла умолчать. К тому же, впереди ждала встреча куда более важная на данный момент.

Свернуть и сократить дорогу, воспользовавшись тайным ходом для старост, скрывающимся за одним из портретов, затем налево, снова налево, направо и вниз по лестнице к вестибюлю. Эта дорога была заучена и испробована далеко не один раз, когда возникала необходимость найти очередного нарушителя или же незаметно скрыться самой. Школьная репутация мисс Эванс была чиста, как только что купленный пергамент из лавки письменных принадлежностей "Скриббулус", но когда дело касалось воспитания манер у одного из своих сокурсников по имени Джеймс Поттер, стоило быть готовой ко всевозможным неожиданным событиям и развязкам. Ночным разговорам со Снейпом, например. Даже если изначально цель предстоящей встречи была совершенно иной. Перешагивая через очередную ступеньку, Лили поймала себя на мысли, что вынужденная лохматость Поттера - это последнее, о чем она хотела бы упоминать сейчас при Северусе, едва ли это могло помочь их потенциальному примирению. Но обещание уже было дано и у девушки просто не было выбора.
Для его же блага... - мысленно буркнула гриффиндорка, не слишком осознавая при этом, кому же именно предназначалась эта фраза.

Несмотря на отдаленные голоса и хихиканье, холл оказался таким же пустынным, как и коридоры. С трудом приоткрыв массивную дубовую дверь и убедившись, что снаружи её не поджидают ненужные свидетели, Лили юркнула в вечернюю темноту. Лицо тут же обдало прохладным свежим ветром, заставляя плотнее запахнуть мантию. Осень еще только начала вступать в свои владения, но воспоминания о теплых летних днях всколыхнули легкие нотки грусти, где-то глубоко в душе. И все же… Преодолев примерно половину намеченного пути, гриффиндорка обернулась. В свете тысячи горящих огней, под темным звездным сводом Хогвартс был действительно прекрасен. Он был точно таким же, как в тот день, когда Лили впервые увидела его. Тогда, в лодке, неспешно скользящей по темным водам, как ей тогда казалось, почти необъятного озера, отражающего силуэт этого величественного замка, она смогла только неловко сжать руку своего друга, не в силах произнести ни слова. Северус знал о школе магии и волшебства куда больше, чем она сама, но был так же поражен - его ладонь непроизвольно сжала обхватившие её пальцы девочки, а глаза отражали неприкрытый детский восторг.
Тогда они так ждали, верили и надеялись, что это место станет их настоящим домом. И Хогвартс действительно им стал.

Чем дальше Лили удалялась от замка, тем больше окружающие её силуэты тонули во мраке.
- Люмос, - маленький голубой огонек света зажегся на конце её волшебной палочки, освещая путь. Оставшись одна, наедине со своими мыслями она поняла, как действительно скучала по гостеприимным залам и коридорам замка, библиотеке, со слегка затхлым пыльным воздухом, главному залу, всегда полному голосов и суетливой возни.  И.. осознание последней мысли заставило её смутиться - она скучала по Северусу.  У неё было много друзей, даже больше, чем она могла мечтать, когда шляпа торжественно выкрикнула "Гриффиндор", и ребята за факультетским столом принялись приветливо трясти ей руку. Но Снейп был её первым другом, детская, наивная привязанность к нему, пронесенная сквозь года не могла исчезнуть так быстро. Они стали друг для друга чем-то вроде дневников, доверяли свои мысли, тайные надежды и секреты. Возможно поэтому тот факт, что в прошлом году её лучший друг стал отдаляться от неё, скрывать и многое умалчивать -  так задел её. Зачем доверять грязнокровке, когда есть кто-то вроде Розье, да, Сев?  - в сердцах выкрикнула она, в пылу одной из ссор.
Сейчас у неё была Мэри. Но даже её беззаботное, успокаивающие щебетание, не лишенное при этом толковых и весьма практичных советов, не могло заменить того, чем она могла поделиться с Северусом. Всегда знающим верное решение, уверенным и надежным.

Лили остановилась у одного из деревьев, с толстым, почти необъятным стволом. Это было их излюбленное место, где можно было спокойно погрузиться в очередную книгу, под раскидистыми ветвями старого дуба. Она была уверена, если Северус придет, то именно сюда.
Но придет ли?..
Пальцы, держащие палочку стало слегка покалывать от холода. Думая о том, что возможно неплохо было бы применить согревающее одежду заклинание, если она совсем замерзнет, гриффиндорка постаралась отвлечься, устремив взгляд на, покачивающееся в темной глади озера, отражение ночных звезд.

Отредактировано Lily Evans (18-11-2015 09:11:57)

+5

4

<<< Мужская спальня 6 курса Слизерина

Ветер показался сильным и холодным, а школьная форма и мантия выступили не очень надежной защитой для вечерней прогулки. Северус поежился, огляделся по сторонам и быстрым шагом направился к озеру. В такую погоду шелест листьев и шум волн неплохо скроют его собственные шаги, но, в то же время, могут помешать вовремя заметить нежелательных гостей, поэтому стоит поторопиться. Поттер и Блэк наверняка жаждут мести, что там с Регулусом – тоже неясно. И Амбридж.. Малявка могла нажаловаться.. Что за напасть сегодня.

Лили не сказала, куда именно нужно прийти и Снейп решил, что под кодовой ориентировкой «на озере» она имела ввиду место, где они часто проводили время еще тогда, когда все было хорошо. Здесь они читали книги, обсуждали школьные происшествия  и заданное на уроках, а иногда и делали эти самые уроки – найти удобные места для общения гриффиндорки и слизеринца было не так-то просто.

Подходя к высокому раскидистому дубу и уже приметив чей-то силуэт, освещаемый блеклым светом Люмоса, Северус занервничал. Нет, надежда, что Лили позвала его наладить отношения, слишком слаба и не в состоянии стать причиной нервозности. Но это могло быть ловушкой. От всей этой прогулки так и несло подвохом. В полутьме на таком расстоянии различить, кто именно стоит у дерева, не удалось. Но небольшой огонек совершенно точно означал, что этот кто-то вооружен прямо здесь и сейчас – ему уже не придется тратить время, чтобы достать палочку из кармана. Пальцы сами собой сжались в готовности атаковать, если это понадобится. Даже когда Снейп увидел развевающиеся на ветру рыжие волосы, эта готовность не ослабла.
Лили может и не догадываться, что ее используют. Хотя, о чем речь.. если это ловушка, оно не может быть просто совпадением.

– Привет еще раз, – слизеринец остановился в метре от девушки и окинул взглядом крону дерева. – Не боишься, что будут проблемы, если поймают? Хотя, – недоверчивый взгляд получился слишком явным, – Сможешь сказать, что просто поймала меня на нарушении. Неплохо быть старостой.
Сказав все это, он осекся. Все же есть шанс, что ничего плохого сегодня уже не произойдет, есть же предел. И, даже если произойдет, все также есть шанс, что Лили здесь совсем не при чем.
Но есть ли шанс, что она тоже скучала?

– Прости меня за тот случай, я не хотел, оно.. само соскочило, все из-за Блэка и Поттера. Прости.
Извинения прозвучали быстро и скомкано. Видимо из-за того, что в прошлый раз девушка вообще не хотела слушать никаких объяснений. Не говоря уже о том, что Северус в принципе не планировал что-то говорить об этом сейчас.
Ты ошибаешься на их счет, они не просто идиоты, они отвратительны. А Поттер готов сожрать снитч лишь бы щегольнуть перед тобой своим убожеством! - неимоверных усилий стоило не произнести это вслух – выбросить эти слова как грязь из своей головы.
– Ты хотела поговорить о лете.
Где-то совсем близко послышался посторонний шорох и Снейп навострил уши, жалея, что не умеет поворачивать их к источнику звука, как кот. Он замолчал, ощущая на себе посторонний взгляд, и надеясь, что это просто иллюзия оттого, что Лили снова смотрит на него открыто и прямо.

+6

5

Россыпь миллионов маленьких сверкающих точек на темном, почти черном, небесном полотне невольно манила к себе, притягивала взгляд. Так хотелось протянуть руку, достичь их, открыть для себя те неизведанные пределы, над которыми не властны смертные создания. История этих светил исчисляется миллионами лет, они видели рождение всего сущего, гибель и возрождение древних империй , времена великого Мерлина, а затем и основателей Хогвартса. Веками взирая на землю, они оставались такими же холодными и безучастными, но от этого не менее прекрасными и притягательными. Кентавры считали, что вся человеческая мудрость ничто, по сравнению с тем, что скрывает за собой небосвод.
Лили с детства привлекали звезды, она сбегала из дома ночью, осторожно спускаясь по сточной дождевой трубе, где её уже ждал Северус, чтобы потом, устроившись под кроной раскидистого дерева, любоваться ночным небом, вспоминая прочитанные в книгах древние легенды. О Рее, Мелиссе и Зевсе, запечатанных в небе в виде созвездий: большой, малой медведицы и дракона. Если присмотреться, считала девочка, то можно было увидеть заботливую медведицу-мать, а рядом хребет величественного зверя, раскинувшийся в небе. Представить могучие крылья, рассекающие воздух, пасть, из которой, казалось, вот-вот вырвутся языки пламени и осветят ночную тьму. Словно легенды действительно оживали у тебя на глазах.  Все эти созвездия можно было увидеть и сегодня, они все так же неизменно освещали землю, как и раньше. Какие бы события не происходили в судьбе гриффиндорки, они выглядели ничтожными соринками на фоне этой бесконечной истории.
Сквозь шум листьев послышались глухие шаги - время, проведенное в одиночестве, подходило к концу. Лили повернулась лицом к источнику постороннего шума, стараясь различить силуэт в обступившем её сумраке. Был ли это её друг, или же кто-то еще мог узнать о предстоящей встрече? Постепенно, разглядев в незнакомце знакомую походку и черты,  она успокоилась, но лишь только для того, чтобы  снова нервно сжать пальцы на своей палочке. Неосознанный жест, направленный не на желание защититься. Она не знала, что ей делать дальше, не знала и боялась этого. Северус пришел, он действительно пришел увидеться с ней, несмотря на  риск быть замеченным и добавить своему факультету еще с десяток, вычтенных за подобный проступок, баллов. Даже воодушевленные его сегодняшними победами над гриффиндорцами сокурсники вряд ли бы простили ему, попадись он на подобном второй раз за день. Обстоятельства были бы уже не столь эффектными.
Но дело было не только в этом  - предстоящий разговор сдавливал девушке горло, часть её предпочла, чтобы Снейп засомневался  и не пришел. Тогда она бы не чувствовала себя предательницей по отношению к нему именно сейчас. Не чувствовала бы это колющее сердце чувство, напоминавшее ей о разговоре с Люпином и о том, что она обещала помочь Джеймсу, пусть даже по её личному мнению, он более чем заслужил свалившиеся ему на голову проблемы.
Может быть, в следующий раз он бы подумал, как следует, прежде чем устраивать подобное, да еще и у всех на глазах. Хотя о чем это я... Слова "подумал" и "Джеймс" в этом аспекте сочетаются очень редко, так что это бессмысленно...
Лили незаметно выдохнула. Во взгляде Северуса все же читалось недоверие, когда он  скользнул глазами по подрагивающим от ветра веткам дерева, затем перевел его на лицо девушки, опустившей палочку чуть ниже уровня груди.  Слабый огонек все еще горел, освещая кусочек земли и пространство вокруг двух студентов. Оставаться в полной темноте было некомфортно, а как же сложно было разговорчивой и улыбчивой гриффиндорке сказать хоть слово, после долгих месяцев молчания.
Сказать что поймала его на нарушении? Он в своем уме?
- Ты прекрасно знаешь, что я не скажу ничего подобного. Если попадемся учителям, проблемы будут у обоих. Не думай, что должность префекта прикроет меня ото всего на свете. И тем более, я не собираюсь прикрываться тобой.  Я здесь, не для того, чтобы прибавить тебе проблем, - добавила она чуть тише, - я хотела поговорить, хоть и стоило сделать это гораздо раньше.
Много раз после "того случая", Лили чувствовала брошенные в свою сторону взгляды, много раз хотелось забыть обо всем случившемся и подойти, убедить, что она больше не сердится, что все это всего лишь незначительные мелочи, не стоящие того, чтобы заострять на этом внимания. Но что-то останавливало всякий раз, когда она уже делала шаг в сторону Северуса. Нет, не "что-то" - она останавливала себя сама.
Странно и одновременно слишком предсказуемо было слышать  сейчас его извинения. Предсказуемо, потому что в последний раз, когда он пытался заговорить, ослепленная своей обидой гриффиндорка отказалась принимать их и, развернувшись, ушла.  Остальные намеки в виде записок и оставленных условных знаков были так же проигнорированы. Странно, потому что Лили была уверена, что Северуса уже давно не заботит её "прощение".
- Я давно не сержусь на тебя, Северус... Сев.
То, как она обычно называла его, было своеобразным знаком: полное имя означало то, что девушка явно была не в духе. "Сев" же был чем- то слишком личным, для них обоих. Имя, которое могла произносить только она одна, словно тихое напоминание о проведенном вместе детстве, наивных мечтах, обещаниях, которые они дали друг другу.
- Я не сержусь, - повторила Лили, отступая на несколько шагов назад. Свободная рука легла на шершавую кору, словно в поисках поддержки у нерушимого, несгибаемого дерева. Все еще теплое, напитавшее солнечное тепло, оно охотно отозвалось, приятно успокаивая.
- Я не настолько глупа, чтобы полагать, что ты был серьезен, произнося подобное. Одно слово не способно все испортить, ты не хотел этого, и я тебе верю. Существуют и другие причины, ты ведь догадываешься о них? До этого момента я была уверена, Сев, что если мы не будем общаться, так будет лучше.
Джеймс перестанет задевать тебя как раньше, а я не буду мешать исполнению твоих планов, планов, в которые я уже не вхожу.
Лили запнулась, на пару секунд погрузившись в свои размышления. Слова давались ей гораздо тяжелее, чем ожидалось.
- Но сегодня ты остановился и помог мне, так, будто бы ничего не произошло. Почему, Сев? Ты совсем не изменился, хотя мог. Так почему?  - её внимательный взгляд был устремлен на его лицо.
- Знаешь, мне не хватало наших разговоров все это время. Без тебя даже мой собственный дом кажется мне не таким как прежде.
На короткое мгновение, за спиной послышался треск сухого сучка, ломающегося под чьей-то ногой. Лили резко обернулась, огонек на конце палочки засветил сильнее, но кроме слизеринца рядом не было никого.
- Извини, показалось. Возможно, это была белка, их тут много.

Отредактировано Lily Evans (19-12-2015 14:24:28)

+4

6

Если собраться с мужеством и проанализировать всю информацию, картина вырисовывалась призрачная: мало того, что он не знал время встречи, но и место было неизвестно. Закутавшись в мантию, Джеймс вышел из своего укрытия и принялся слоняться по краю берега.
Он вслушивался и вглядывался, используя все приобретенные им качества благородного парнокопытного. Усилия были вознаграждены: чей-то силуэт, освещаемый слабым светом, показался на тропе со стороны замка. Лили! Девушка прошла в паре метров от невидимого гриффиндорца и он не устоял от искушения последовать за ней.
Рассматривать едва различимую фигуру через мантию-невидимку дело неблагодарное и испытав легкое возбуждение от самого факта слежки, Джеймс свернул в сторону и двинулся параллельным путем. Незаметно для него самого, Поттер погружался в приятно-волнующие воспоминания с присутствием Лили. Здесь и сейчас, заманчивым силуэтом, с растрепавшимися  прядями волос, касающимися ее шеи, девушка казалась ему непривычно желанной. Забавно было бы опередить змееныша.
Лили между тем подошла к толстенному дубу. С назойливостью комара крутилась мысль неожиданно выйти из-за дерева, с наслаждением лицезреть испуг и волнение на лице Лили и увести ее гулять подальше от этого места. От развития сюжета Джеймса отвлек шорох приближающихся шагов. Молниеносно вернувшись в состояние "шпиона под прикрытием" Поттер наблюдал за приближением своего соперника. Осматривать слизеринца совершенно не хотелось, однако  Поттер сверлил его взглядом.
– Прости меня за тот случай, я не хотел, оно.. само соскочило, все из-за Блэка и Поттера. Прости.
Какой еще случай... Что между ними было?! Конечно, ты же нюнчик, само все выскакивает! Джеймс вслушивался изо всех сил.
– Ты хотела поговорить о лете. О лете, значит. Планы строим, значит. Внутри гриффиндорца нарастала волна гнева. Тело покалывало от холода и  нервного возбуждения. Но физические ощущения сейчас явно отступали на второй план.
- Я давно не сержусь на тебя, Северус... Сев. СЕВ?! Что происходит!
- Я не настолько глупа, чтобы полагать, что ты был серьезен, произнося подобное. Одно слово не способно все испортить, ты не хотел этого, и я тебе верю. Существуют и другие причины, ты ведь догадываешься о них? До этого момента я была уверена, Сев, что если мы не будем общаться, так будет лучше.
Мерлин, о чем она говорит?! Так, если разобраться, то все просто: она девушка, она все преувеличила. Да. Девчонки часто надумывают разный бред. Одна Джуди чего стоила! Зародившийся приступ паники был успешно отброшен за пределы поля. Поправляя очки, Джеймс ощутил тошнотворный запах реальности - он все еще был заколдован. Мысли о слизеринце вернулись в проторенную за эти несколько часов дорожку. Дорожку унижения и мести. Твои жалкие потуги понравиться ей станут твоей смертью. Я буду твоей тенью и постепенно ты станешь лузером из лузеров. Не сможешь даже посмотреть в сторону моей Лили.
Начнем с простенького, Сееев. Коллошу! - невербальное заклинание, улыбка и взмах палочкой в направлении молодого человека. Не прошло и нескольких секунд волнующего оцепенения, как Джеймса словно проткнуло несколько иголок. С трудом сдержавшись от возгласа и с крайне сосредоточенным лицом он заерзал и начал ощупывать себя со всех сторон. Еще через несколько секунд он не удержался от приглушенного стона. От резких движений с гриффиндорца сползла мантия-невидимка. Все переставало быть важным. Кроме одного.
- ЧЕРТОВА БЕШЕНАЯ БЕЛКА! - С яростью похлопывая себя по всем частям тела, с треском ломающихся веток Поттер выбежал из темной массы кустов на берег озера.
Внутри Джеймса все клокотало от бешенства.

Отредактировано James Potter (18-01-2016 03:18:46)

+5

7

Северус не был уверен, что после явного сарказма насчет старосты, очередных извинений и помянутого Поттера, Лили захочет что-то отвечать. Они были так близки несколько лет, но она без каких-либо неудобств игнорировала его с того злосчастного случая. Казалось, все совместные воспоминания стерты из ее памяти одним неосторожным словом. И если раньше слизеринец мог особо не задумываться о чем говорит, обсуждая с подругой все на свете, то теперь он знал насколько непостоянна и хрупка та невидимая материя, что позволяет им находиться рядом.

К удивлению, девушку наоборот понесло.
Я здесь, не для того, чтобы прибавить тебе проблем, я хотела поговорить, хоть и стоило сделать это гораздо раньше.
Эти слова не принесли спокойствия или радости. Если до этого он мог изредка подбадривать себя мыслью, что все не так, как кажется, что такая глубокая обида держится только на эмоциях, то теперь все внутри содрогнулось. Он не раз допускал возможность, что однажды Лили заговорит с ним только для того, чтобы спокойно и равнодушно объяснить почему она не хочет общаться, скажет чем он плох для нее, озвучивая все его комплексы и догадки. Это пугало гораздо больше чем недосказанность и отверженность на фоне эмоционального всплеска.

Одно слово не способно все испортить, ты не хотел этого, и я тебе верю. Существуют и другие причины, ты ведь догадываешься о них? До этого момента я была уверена, Сев, что если мы не будем общаться, так будет лучше.
Вот и оно. Тело словно пронзила тысяча клинков. Возбужденное сознание не ухватило из речи девушки ничего, кроме своих же дурных догадок. Только зачем это снисходительное «Сев»? Откуда столько хладнокровия?
– Я не вижу причин, может ты расскажешь?
Слизеринец замер, не пытаясь сделать ни шага к девушке или прочь от нее. Меньше всего на свете ему хотелось слушать об этих причинах. Но ситуация, которую он не раз представлял и загонял в дальний угол сознания, похоже все же оказалась не выдумкой от отчаянья и придется принять ее как есть.

Знаешь, мне не хватало наших разговоров все это время. Без тебя даже мой собственный дом кажется мне не таким как прежде.
Погоди. «До этого момента»? Мысли запутались окончательно, а надежда все же взяла вверх. Северус хотел было что-то сказать, чтобы как-то отвести внимание Лили от предыдущего вопроса, но не мог сложить в голове ни одной вменяемой реплики.
– Лили, ты..
ЧЕРТОВА БЕШЕНАЯ БЕЛКА!
Не дав закончить и без того не до конца продуманную фразу, ночь пронзил безумный крик. Из ближайших кустов выскочило нечто, по голосу определяемое как Поттер, что было бы не так неожиданно, если бы не смысловая нагрузка его возгласа и не припадочные движения, словно гриффиндорца внезапно настигла чесотка.
Ничего хорошего это появление не предвещало, но осознав каким идиотом гриффиндорский олень сейчас выглядит и, скорее всего, себя чувствует, Снейп не удержался от смешка.

– Эффектный выход, Поттер. – Слизеринец направил на нежеланного гостя палочку, которую успел выхватить как только орущая тень вылетела из кустов, попытался сделать резкий шаг вперед и рухнул в траву. – Твою мать!
Намертво приклеенные к земле ботинки заставили нехило проехаться по земле, принимая весь удар на колени и ладони.
Палочка отлетела на пару десятков дюймов в сторону и Северусу не оставалось ничего кроме как быстро развязать шнурки, вылезти из ботинок и дернуться в сторону, пытаясь нащупать ее в траве.

+6

8

Не каждый день можно было увидеть слизеринца в таком нетипичном для него состоянии: ожидаемые, как казалось Лили, вопросы ввели его в замешательство. Он остановился рядом с ней, даже не пытаясь пошевелиться, внимательно взвешивая каждое слово. Имели ли эти слова для него какую-либо ценность? Чем больше росла неуверенность Снейпа, тем большим было убеждение девушки, что она не ошиблась, заговорив с ним.
– Я не вижу причин, может ты расскажешь?
Действительно не видит, или хочет лишний раз убедиться в том, о чем мы говорили еще в тот самый вечер? Но я здесь не для этого, полный список причин наших разногласий придется отложить на следующий раз, нужно что-то сделать с Поттером и остальными.
– Лили, ты..
Прежде чем гриффиндорка успела ответить хоть что-то, чтобы успокоить и убедить Северуса в том, что она не бредит, не планирует сбегать и снова обижаться, и  готова поговорить с ним -  случилось то, чего стоило ожидать меньше всего. Разговору о причинах внезапно прерванной многолетней дружбы не суждено было состояться, так как на сцене появился третий участник, причем появление это было без малого, слишком эффектным. Вылетевший на свет, хаотично вопящий и припрыгивающий на месте странный субъект едва ли можно было сразу идентифицировать как человека.
- Протего!
Привычка, выработанная во время тренировок после уроков заклинаний сработала раньше, чем Лили успела осознать происходящее. Самое просто защитное заклинание, въевшееся в память - первое пришедшее на ум действие, на которое был способен пораженный происходящим разум. Рука с палочкой взметнулась сама, создавая невидимую преграду между ними и выскочившим из неоткуда чужаком, в котором через несколько секунд девушка узнала... Джеймса. Тот в свою очередь продолжал исполнять свой чудесный танец, под все более округлявшиеся глаза гриффиндорки. Вскоре явилась и причина подобного поведения, а точнее, с негодующим стрекотом выскочила из-под мантии её факультетского приятеля. Ошалевшая от пребывания в "интересных" поттеровских местах, рыжая белка продолжала ругаться на своего потенциального обидчика с верхних веток дерева, где достать её было уже невозможно. В другом случае Лили бы рассмеялась в голос от нелепости произошедшей ситуации, но догадки о причинах появления здесь гриффиндорского  охотника и возможных последствиях, заставили её нервно замереть на месте, продолжая сжимать в руке палочку.
Как он узнал, что мы встречаемся здесь? Люпин? Только он знал об этом, как же...
Безусловно, Эванс была уверена - Ремус готов пойти на все что угодно, ради своих друзей. Но он так же был человеком слова и всегда держал свои обещания, и это заставляло усомниться в поспешности своих выводов.
– Эффектный выход, Поттер.
На какой-то момент Лили даже забыла, что была на озере не одна, скептический голос Снейпа вывел её из состояния застывшей статуи. Еще через несколько секунд, дальнейший ход событий подтвердил целых две жизненных теории:
- Выражение "мужчины падают к твоим ногам" может быть не только образным.
- Снейп все же умеет ругаться, если захочет. Чем он и не примянул воспользоваться, растянувшись на траве, в нескольких сантиметрах от гриффиндорки, вызвав тем самым, еще несколько секунд пораженного молчания.
Жабросли в труднодоступные места тебе, Джеймс, что происходит?
- Люмус максима.
В воздухе над их головами повис шар яркого света. Это было довольно рискованно, учитывая, что их могли обнаружить учителя, но так было гораздо больше шансов того, что Северус отыщет палочку, упавшую в траву при его падении. Лили сделала шаг вперед, заслонив Джеймсу обзор того, что происходит за её спиной, и не давая возможности как следует прицелиться для следующего заклинания в сторону слизеринца.
- Понятия не имею, как ты здесь оказался, Поттер, но я предупреждаю - еще один взмах твоей палочки и мы вместе отправимся к нашему декану, я обещаю. Пусть с нас обоих снимут столько факультетских очков, сколько понадобится, но просто стоять и смотреть на это все я не намерена.
Предупреждение было, мягко говоря, малоэффективным, плевал он на все факультетские баллы, когда Снейп оказывался в "шаговой доступности", да еще при таких обстоятельствах.
- Послушай, Джеймс, Ремус мне все рассказал. Стоит в первую очередь передать Северусу то, что вы услышали от Дамблдора. Он наверняка сам не догадывается о последствиях своего заклинания.
Вера в то, что конфликты между этими двумя можно было решить с помощью мирных переговоров умерла еще к концу первых курсов, но попытаться стоило. Все это настолько успело надоесть рыжей гриффиндорке, что вновь вмешиваться в их извечную борьбу мужского эго не было никакого желания, но кто из них когда-либо спрашивал её мнение?

Отредактировано Lily Evans (24-01-2016 23:40:16)

+6

9

Проклятье! Ветер неприятно холодит кожу лица. Джеймс застыл в напряженной позе.
– Эффектный выход, Поттер. - Джеймс практически ненавидел  всех участников этой сцены. Ворох чувств в его голове сплелся в тугой, как волосы в дредах, комок. Это даже не случайно-нелепый проигрыш в квиддичном матче. Это лично-личное поражение. Поражение-которого-не-может-быть. Гриффиндорец всегда был хозяином положения. Его не заставали врасплох - он снисходительно поддавался. До этого дня.
- Люмос максима. -  Джеймс слегка отшатнулся от слепящей в темноте леса вспышки света и вышел из оцепенения. Да она издевается! Он прикрыл глаза рукой, в которой держал палочку.
- Понятия не имею, как ты здесь оказался, Поттер, но я предупреждаю - еще один взмах твоей палочки и мы вместе отправимся к нашему декану, я обещаю. Пусть с нас обоих снимут столько факультетских очков, сколько понадобится, но просто стоять и смотреть на это все я не намерена.
Вот  же нелепая угроза. Джеймс скривил лицо. Тема университетских последствий - последнее что его волновало сейчас. Что вообще есть школа в сравнении с нависшей угрозой стать посмешищем?! Поттер чувствовал волнение в голосе девушки и ее попытка создать видимость приличия, все эти правильные слова - раздражали все сильнее. Девчонки! Как вам верить? Все, что он слышал и видел несколько минут назад - просто фантазии Лили или действительно что-то ее связывает со Снейпом? Что-то между ними есть. Девушки так просто ночами в лес не ходят. Кроме психичной Адамсон. О, звезды новолуния-я-я... Попытка пошутить не удалась. Мысль колотила голову. Соперник. Вот оно это слово. Подводящее черту равенства между ними. Невозможно.
Возбуждение разрывало Джеймса на части. Он хотел избить слизеринца на глазах у девушки. Такой шанс, Лили, увидеть твое настоящее лицо, твои слезы и дрожащие губы.
Но оказалось, что худшее впереди.
- Послушай, Джеймс, Ремус мне все рассказал. Стоит в первую очередь передать Северусу то, что вы услышали от Дамблдора. Он наверняка сам не догадывается о последствиях своего заклинания.
Джеймс почувствовал, как слабеет хватка рук, метла выскальзывает и он стремительно летит вниз с высоты. Внутри все похолодело. Что?! Она все знает? Лунатик, какого черта! Зачем же ты... И тут Поттера настигло последнее и самое страшное осознание: слова Лили сейчас слышит и слизеринец. Здесь и сейчас, прямо перед ним, так запросто и громко, она говорит об этом. О том, что Джеймс решил считать постыдным сном. Что запрятал бы в артефакт и зашвырнул в центр океана. Мысль о возможном унижении как туман из химикатов постепенно заполняла сознание.  Че-е-ерт! Зачем ты это сделала?! Добрая фея... "Мисс спасу этот мир!" А-а-а! Поттер до боли сомкнул челюсти и был готов броситься вперед. Но неожиданно к гриффиндорцу вернулся рассудок.
Первое. Ничего конкретного. Второе. Суть она не произнесла.
Джеймс развернулся всем корпусом к Лили и Северусу.
- Хей, за Люмос не наказывай, ладно? - широкая улыбка и демонстративное помахивание палочкой над головой. Ответа он не ждал. Пара секунд - улыбка уходит с лица, резкий взмах палочкой в сторону девушки:
- Петрификус Тоталус!
Эх, трава наверное уже влажная. На несколько мгновений Джеймс задержал взгляд на Лили, затем нацелил волшебную палочку на слизеринца и двинулся к нему навстречу:
- Ну, а теперь поговорим.

+5

10

Палочка не нащупывалась. Северус понимал, как нелепо выглядит сейчас, стоя на коленях в траве и пытаясь в полутьме найти столь мелкий предмет. Просить Лили подсветить было некогда. Протего не сработает надолго, а Поттер, хоть и не привык нападать в одиночку, не упустит такой шанс. Слизеринец наступил коленом на мантию и снова чуть не навернулся, тихо прокомментировав это очередным ругательством.
Он знал много нецензурных слов, в основном магловских, нахватавшись их от отца. Тобиас Снейп не стеснялся в выражениях ни когда Северус был ребенком, ни теперь. Иногда казалось, что ничего кроме забористого мата не рождается в его гнилом мозгу. Но как бы слизеринец ни ненавидел этого человека и ни желал никогда и ни в чем не становиться на него похожим, годы, проведенные в такой обстановке, из подсознания не выкинешь.

Люмос максима.
В глаза ударил яркий свет. На несколько мгновений все вокруг стало еще туманней, чем было в темноте. Чудесно. Теперь еще и учителя сбегутся. Что ты творишь? Быть пойманным сейчас означало не меньшую опасность – еще десяток снятых баллов и до слизеринской спальни он не дойдет, должно быть сокурсники со змеиного факультета соскучились по местным развлечениям не меньше Мародеров.
Лили что-то говорила Поттеру, но сейчас Северус мог думать только о палочке и не стал вникать в суть монолога.

Петрификус Тоталус!
Нет. Снейп дернулся, справедливо предположив, что все кончено. В голове единым быстрым потоком пронеслось то, что его ожидает в ближайшие минуты. Оцепенение, унижение, боль. Все это слишком походило на ту злосчастную сцену после экзамена.
Вопреки ожиданиям, тело не окаменело и только сейчас Северус сообразил, что все это время Лили загораживала его собой. В подтверждение этому факту, девушка упала прямо на него, распластав слизеринца по траве окончательно. Снейп стиснул зубы – неожиданный удар вышел весьма неприятным – локти со всего размаха врезались в землю, а зажатое колено сигнализировало, что еще немного и сегодня оно больше работать не собирается. Лили не шевелилась и Северус почувствовал, как внутри нарастает злость. Либо Поттер рассчитал, что гриффиндорка приземлится на его врага, еще больше выводя из строя, либо просто не подумал, что она может сильно удариться при падении. Как ты посмел.. К злости примешалось раздражение – девушка снова вмешалась, прикрывая его, как будто он сам не может за себя постоять. Какого слабака она в нем видит и какого черта полезла на рожон?
Поспешно перекладывая Лили на траву, Снейп уже протянул руку к ее палочке – все лучше, чем ничего – но в этот момент увидел свою. Она лежала прямо здесь, в паре дюймов от коснувшейся зелени рыжей макушки.

Ну, а теперь поговорим.
Любишь нападать на безоружных? Посмотрим каково тебе будет с другой стороны.
– Экспеллиармус! – взмах палочкой ровно в Поттера, – Нокс!
Палочка гриффиндорца отлетела в сторону Снейпа, но ловить ее он не стал, торопясь произнести второе заклинание. После слепящего света Люмоса вечерняя полутьма превратилась в непроглядный мрак. Поттер исчез из поля зрения, как и все остальное вокруг.
Оставлять Лили лежать на земле слишком холодно и она наверняка скажет все, что об этом думает, когда обретет способность говорить, но гораздо важнее сейчас сделать так, чтобы Поттер не налетел на нее и чтобы она снова не попала под горячую руку. Северус встал и сделал несколько шагов влево.
– Как себя чувствуешь? Вижу шерсть сошла, очень жаль, хотя.. Лили что-то сказала про последствия? – насмешливый голос и попытка вспомнить что же Лили конкретно сказала.

+5

11

Слепящий свет люмоса уже не резал глаза, и теперь Лили могла разглядеть Джеймса гораздо отчетливее. Растрепанные, даже сильнее чем обычно, черные волосы, ехидный, слегка надменный взгляд и ухмылка на губах. Точно такая же, как и в моменты, когда она внушала ему свои догматы о правде и справедливости: пустые слова, в которых на самом деле было так мало её собственных мыслей. Все что она могла -  это придерживаться строгих правил, всегда пытаться быть чистой и безупречной, никого не ненавидя, ни на кого не обижаясь. Оставаться неизменной, доброй ко всем, любить всех. Такая идеальная, приторная доброта, староста из старост, само совершенство. Добродетель, от которой становилось тошно.
Бессмысленно. Это не поможет, ничего из этого не поможет. Не убедит.
Сколько ошибок она совершила за эти короткие несколько минут и сколько ненужных, неправильных действий повлекли за собой доведенные до предела нервы. Стоило обезоружить парня, а не использовать щит, успокоиться с самого начала и не тратить время на нелепые слова. И как же удачно она выдала их местоположение тем, кто по счастливой случайности мог находиться поблизости!
Ты хочешь быть аврором, но не отдаешь себе отчета в собственных действиях. Не знаешь как поступить даже в этой простой ситуации, ничего не можешь сделать.
Девушку начала охватывать паника. Повисшее в воздухе напряжение говорило лишь об одном  - все могло повториться, как тогда, на озере, и привести к еще более печальным последствиям. Сейчас ей и самой было откровенно наплевать на школьные правила и баллы, если бы кто-то из учителей обнаружил их - было бы лучше. Кто-то более сильный и влиятельный, кто-то кто действительно мог помочь, там где она бесполезна.

- Хей, за Люмос не наказывай, ладно?
О чем он?
Джеймс зачем-то показательно помахал своей палочкой у себя над головой, словно в насмешку, или... Стоило заподозрить подвох в его действиях уже тогда, но Лили отвлеклась на движения палочки в воздухе и даже подумать не могла, что гриффиндорец решит пойти против префекта.
- Петрификус Тоталус!
Среагировать она не успела. Заклинание, знакомое с первых курсов, заставило замереть на месте, руки и ноги отказались подчиняться, казалось, словно каждая клеточка в организме окаменела. С ужасом Лили поняла, что теряет равновесие и падает назад в траву. Но вместо столкновения с землей её угораздило приземлиться на слизеринца, все еще занятого поисками собственной палочки. Боли от удара не чувствовалось, но можно было догадаться -  её другу в этот момент пришлось несладко.

Какого черта ты творишь, Поттер! Я все же староста, в конце-концов.
В душе всколыхнулась волна злости: подобного унижения спокойно вынести она не могла. Когда Северус осторожно положил её на траву, и в его руках мелькнула палочка -  появилась слабая надежда на то, что он снимет с неё заклинание и уже на этот раз она не будет так гуманна к Джеймсу. Но Снейп, казалось, не обратил на неё никакого внимания.
Два заклинания, слетевшие с его губ и мир на какое-то мгновение погрузился в темноту. Пока глаза привыкали к внезапной смене обстановки, оставалось лишь по звукам догадываться о происходящем в нескольких шагах от неё.
Убью обоих, своими же руками задушу, как только появится возможность двигаться! - бесновалась рыжая, осознавая свою полную беспомощность. Оставалось только мысленно скрежетать зубами от бессильной злости и продумывать план заслуженной мести. Эмоции возобладали над здравым смыслом и Лили твердо решила не спускать им с рук это происшествие так просто.

Отредактировано Lily Evans (23-02-2016 20:59:04)

+5

12

Джеймс не смог сдержать улыбки, наблюдая секунды падения Лили прямо на слизеринца. Было в этом что-то пародийное. Что-то, чем они, Мародеры, славились в Хогвартсе. Наконец-то его позор прикрыт чужим. Совесть? Моральные качества? Принципы? Разумеется они есть и на высоте. Как может быть иначе у такого ловкого и успешного спортсмена! Но мало кто рискнул бы поинтересоваться есть ли они у обиженного и разозленного, влюбленного и избалованного 16-летнего парня. Голос разума в голове Поттера давно был лишь эхом, рябью на воде. Он-был-зол. На Лили, на Снейпа, на белку, на ветки, на темноту, на это чертово заклятие, на беспомощного директора, на застрявшего где-то Бродягу. Поттер медленно шел навстречу слизеринцу, смакуя шаги и свою долгожданную победу.
За один этот проклятый день Джеймс пережил столько унизительных моментов, что сейчас то, что в магловском мире называют фрустрацией, настигло его со всей силой. Он хотел победу. Как гладиатор. С кровью и поверженным в комья грязи соперником. Ветер слегка теребил пряди волос, но теперь это был ветер триумфа. И развевающийся за спиной плащ представлялся с легкостью.
Будь Джеймс на квиддичном поле, с травмой, в проливной дождь и в усеченном составе команды, он не допустил б такого. Но, как оказалось, есть вещи по значимости многократно превосходящие спортивную игру, как Хагрид превосходит размером снитч. И Поттер благополучно пропустил то, что сделал бы и первокурсник.
Экспеллиармус! - удар по кисти и палочку подбросило в воздух. Не успев ничего, Джеймс лишь услышал еще одно короткое магическое слово и оказался в полной темноте.
Эхо разума исчезло. Взамен же по всему телу поднималась волна адреналина. Джеймс быстро присел на одно колено и подался вперед. И это было последнее, что он сделал автоматически, но в здравом уме. Тебе не жить. Гриффиндорец сверлил взглядом черноту и постепенно различал стоящий неподалеку силуэт.
Джеймс любил свою волшебную палочку, из красного дерева, с жилой дракона. Идеально сжимается в кулаке, идеально держится между пальцев. Она давала ему силу, власть и уверенность. К тому же, только конченный идиот будет сам что-то складывать или чистить. Даже "орхидеус" полезная штука. Для тех, у кого, конечно, есть девушки. Но квиддич показал гриффиндорцу и другую сторону медали. Мышечный тонус и быстроту реакции, как и палочку, Джеймс ни на что бы не променял.
Как себя чувствуешь? Вижу шерсть сошла, очень жаль, хотя.. Лили что-то сказала про последствия? - слова слизеринца Джеймс почти не слышал - в ушах стучало сердце.
Вот и настал момент. Момент, когда его кулак пройдется по бледному лицу слизеринца, а другой - сплющит ему ребра, и еще, и еще... Все в мире переставало существовать кроме этого желания. Мысли? Их не было. Слова - пустое. Пружинящим движением Поттер резко поднялся и бросился на силуэт. Быстро приблизившись, Джеймс с разбега ударил Снейпа по уже различимому в темноте лицу, чем заставил слизеринца сильно пошатнуться.

+5

13

Увести Поттера подальше от Лили было скорей дополнительной осторожностью – Снейп не ожидал, что тот, спустя всего пару секунд, накинется с кулаками. Мародеры всегда нападали сообща, как стая бешеных собак, и всегда с помощью магии. Избалованный безнаказанностью и вечным одобрением олень должен был растеряться и начать нести всякую чушь, но..

Удар пришелся слева, из только начавшей рассеиваться темноты. Мир перед глазами перевернулся с ног на голову и поплыл, в голове образовался непрерывный, причиняющий боль шум. Ориентация в пространстве на несколько мгновений была полностью утеряна, что позволило поехавшему крышей Поттеру ударить снова. От второго, опять же кулаком по лицу, но на этот раз прицельного удара, Северус пошатнулся настолько, что опустился вниз, приземлившись на одно колено и упираясь руками в траву. Палочка под правой ладонью переместилась в сжимающийся кулак – потерять ее еще раз слизеринец не собирался ни при каких обстоятельствах.

Получать со всего маху в глаз или в челюсть не было Снейпу в новинку. Жизнь в доме своего отца научила его не бояться боли и не воспринимать побочные эффекты как что-то ужасное. Сейчас, пропустившему внезапное нападение, слизеринцу требовалось немного времени на то, чтобы картинка перед глазами снова сфокусировалась. И наслаждающийся успехом Поттер дал ему это время.

Секунд, которые гриффиндорец потратил на то, чтобы наклониться, схватить своего врага за ворот мантии и потянуть вверх, было достаточно для того, чтобы Северус пришел в себя.
Резкий удар правым кулаком вверх.
Поттер, которому не посчастливилось при всем при том носить очки, расцепил пальцы и с нечленораздельным звуком схватился за переносицу. Ненавистная рожа исказилась от боли и сейчас Снейп был благодарен судьбе за этот момент. Он снова уперся, теперь уже ободранными костяшками, о землю и, резко вытянув вперед левую ногу в мокром от росы носке, сделал подсечку. Воспользовавшись выигранным временем, слизеринец поднялся, сделал два шага назад и наставил на Поттера палочку.

+5

14

Вкушать собственное бессилие под аккомпанемент невыразимо долго тянущегося ожидания и неизвестности  - что могло быть нелепее в данной ситуации? Вспышка гнева, вызванная бесцеремонностью Поттера и так и не нашедшая себе выход, медленно угасала, но на её место противной, липкой мерзлотой прокрался страх, сжимая сердце в тисках, словно птицу в мелкой клетушке. Несколько попыток пошевелить хотя бы кончиками пальцев -  без толку, она словно находилась в чужом теле, безответном и не повинующемся. Казалось, что еще немного и оставшиеся чувства так же откажутся ей служить, а затем, слабым и крохотным огоньком погаснет и её разум, растворившись в обступившей её темноте, сквозь которую очень тускло и далеко пробивался только свет звезд. Наверняка именно так чувствуют себя душевнобольные, прикрученные к койкам, лишенные воли и надежды хоть как-то повлиять на свое заточение - так в этот момент подумалось девушке. Отвратительное чувство...
Спокойнее, Эванс, это всего лишь безвредное заклинание, скоро все закончится.
Иронией судьбы, она все еще могла слышать происходящее вокруг: шум ветра в листве, шорохи, звук шагов. Слышать и гадать, все еще лелеять надежду на то, что дальнейшие события не приведут к еще более неприятным последствиям. О своей опрометчивой выходке и ночном приглашении на  прогулку Лили уже успела пожалеть не первый раз за этот день. Хотелось нырнуть в спасительное забытье, избавится от этого томительного ожидания, но оставалось только быть слепым, безмолвным и бесполезным свидетелем происходящего.

Резкий шум и звук словно от ударов. Хватило и пары секунд, чтобы осознать в какое русло успели перетечь начавшиеся "мирные" переговоры. "Если они поубивают друг друга, моя жизнь значительно облегчится", - хотела было съязвить она, но вопреки этому тиски, опутавшие сердце,  сжались еще сильнее. Не стоило и гадать, кто именно стал инициатором такого варварского метода убеждения.
Сев...
Гриффиндорка непроизвольно дернулась, но каждая её клеточка оставалась такой же бездвижной и безучастной, причиняя этим, как показалось в тот момент, вполне ощутимую физическую боль. Маленькая Лили едва ли осознавала откуда у её друга время от времени появлялись заметные глазу ссадины или кровоподтеки, но со временем и она стала понимать, что обстановка в семье Снейпов координатно отличается от той нежной любви и заботы, которой Эвансы окружали младшую из своих дочерей. Что она могла сделать для него тогда? Улыбаться, делая вид, что она ничего не замечает, беззаботно проводить летние дни, увлекая его в череду обыденных, но в тоже время важных, для них обоих, событий, старательно скрывать изредка возникающую тупую, ноющую боль в сердце. Уже тогда, Лили поняла, что Северус скорее умрет, чем позволит кому-то пожалеть себя. Даже ей.
Но в Хогвартсе все должно было быть по-другому. Должно было...
Звук голоса Джеймса, смешанного с болью.
Пусть все это закончится, пожалуйста, пусть это все закончится сейчас!

Отредактировано Lily Evans (25-03-2016 13:16:40)

+4

15

Только адреналин, темнота перед глазами и странное пьянящее чувство. Удар - и часть этого дня уходит в небытие... Как же этого хотелось. Глаза окончательно привыкли к темноте парка. Верхушки  деревьев ритмично покачивались.
Драка? Реальная драка? Джеймс всегда считал это уделом слабаков. Все решает волшебная палочка. Это настоящая сила. Контроль на расстоянии - просто, красиво и эффектно. Естественно для настоящего волшебника. Палочка и квиддич.
- Биться своими руками? Мои руки слишком ценные для этого. Пошли, Бродяга.
Все вспоминают результат - голы и тех, кто их забивал. Квоффл, влетающий в кольцо - вот кульминация. Восторг, слава, кубок, поклонницы, фанаты... А усталость, травмированные связки и нелепые переломы - они лишают успеха. Как писал в своих мемуарах Фабиус Уоткинс — легендарный капитан и охотник «Стоунхейвенских сорок»: "Кредо хорошего охотника: твои руки должны быть свежими". Спортивный эгоизм сделал гриффиндорца звездой факультета. Выполнять черновую работу на поле Джеймсу не приходилось. Каждому свое - так он думал.
Бить Нюниуса? И запачкаться об его обноски? Не-ет, это не круто.  Вот выставить его на посмешище - другое дело. Но не сегодня.
Поттер  дважды ударил Снейпа по лицу прежде чем тот покачнулся и упал на колено. Тяжело дыша от еле сдерживаемой энергии, Джеймс наклонился над темной фигурой и и почти наощупь схватил ворот мантии и потянул на себя. Гриффиндорец выдохнул и улыбнулся. Он вспомнил матч прошлой весной - тогда против него был "забалт" и два "навеса" подряд  - это так взбесило, но последний гол был за ним.  А затем... это невероятное чувство удовлетворения. Как и сейчас, когда он смотрел на перекосившееся лицо слизеринца. Ударить еще раз?
Реальность часто была жестока к гриффиндорцу - спортивные травмы неизбежны. А это госпиталь, лучший уход, половина гриффиндора у кровати... Да, реальность сурова, но справедлива. О том, что реальность может быть просто зла и бескомпромиссна думать не было времени.
Резкий удар, острая боль и подступившая тошнота заставили Джеймса отшатнуться. Глаза, мои глаза! Джеймс потерял ориентацию в пространстве, интуитивный дрожащий шаг назад и он ощутил холодную влажную траву на своем лице. Новые ощущения на несколько секунд отвлекли от боли. Вставать не хотелось. Джеймс практически ничего не видел, но понял, что на него наставлена палочка.
- Я убью тебя! Слышишь, жалкий урод! А-агр... - боль вновь напомнила о себе.

>>> Кухня

+5

16

Это был прекрасный момент. И, наверное, даже триумф. Если не явится кто-то еще из этой шайки.. – мелькнула мысль, но смотреть по сторонам сейчас, в темноте и еще вполне работоспособным Поттером рядом, было бы феноменальной глупостью.
В данной ситуации насущная задача была одна – обездвижить пока еще скулящего гриффиндорца.
Я убью тебя! Слышишь, жалкий урод!
Две насущные задачи – обездвижить и заткнуть. Хотелось бы навсегда, но увы.. Не подойдет даже Петрификус. Если это тело найдут только поутру, он, Снейп, станет главным подозреваемым, даже если Поттер под влиянием гордыни будет орать, что это не так.
Времени на более расчетливый и разумный выбор катастрофически не было, и в спешке Северус остановился на проклятьи, с которым гриффиндорец сможет справиться самостоятельно, но нескоро и изрядно поползав по мокрой траве в поисках своей палочки.
– Локомотор Мортис, – тихий злой голос и еще три шага назад.
Лэнглок! – невербально бросив в довесок заклинание из своих собственных изобретений, слизеринец еще раз смерил противника взглядом, полным презрения вместе с нескрываемым удовольствием от этой картины, и направился к Лили.

Только сейчас, когда адреналин уступил место осознанию, Северус ощутил как неприятно ступать по траве без ботинок, но в носках. Теперь он почувствовал и кровь, вытекающую из носа и, похоже, медленно капающую с подбородка. От рассеянного подтирания этой красоты ребром ладони, засаднила и кисть. По большей части на скуле, но частично и под глазом, начинал расцветать знатный синяк, но его Снейп видеть не мог и не хотел проверять.

Лили ожидаемо лежала там же, где ее и оставили. Сколько времени прошло? Не так много, все должно быть хорошо, упала она тоже удачно..
Северус присел к девушке и направил на нее палочку.
– Фините.
Проследив, что действие Петрификуса закончилось, слизеринец протянул руку в попытке взять ботинки, которые, разумеется, не поддались.
– Зараза.. – раздраженно отменив идиотское заклинание Поттера и высушив носки, Снейп принялся спешно обуваться, мельком поглядывая на Лили.
– Ты как? Ничего не болит? Думаю стоит сейчас уйти отсюда, пока не попались. Сам Поттер меня не сдаст после такого позорища. Ты пойдешь? Или останешься прочитать ему лекцию о недостойном поведении?

Шнурки завязаны, остальное нужно будет привести в порядок в подземельях. Решит Лили отправиться в замок прямо сейчас или останется помогать гриффиндорцу, он уходит. На сегодня достаточно.

+7

17

В тот момент, когда ожидание стало невыносимым, а страх грозился сломать хрупкий барьер здравомыслия - четкий и спокойный голос Северуса вывел из томительного полузабытья.
– Фините.
Долгожданный контроль над собственным телом вернулся. По коже побежали мурашки от достаточно долгого контакта с прохладной травой, и Лили непроизвольно вздрогнула, осознав, что на самом деле замерзла. Правое предплечье неприятно засаднило, а конечности онемели, из-за чего каждое движение давалось с небольшим трудом.
Так что же тут все-таки произошло?
Резкий рывок, для того чтобы сесть на земле и оглядеться, был слишком опрометчивым решением. На несколько секунд в голове помутнело, и окружающая картинка поплыла, смешиваясь в сознании в одно пестрое пятно. Но уже через несколько секунд гриффиндорка заметила Снейпа, расправлявшегося со своей обувью. В какой-то момент их взгляды пересеклись и приступ дурноты вернулся вновь. Ушибленное плечо показалось нелепой ерундой по сравнению с тем, на что было похоже лицо парня, заметное даже в полумраке. Осознание, что именно её приглашение на вечернюю прогулку стало тому виной, заставило резко отвернуться - груз охватившей вины за свой опрометчивый поступок не позволял свободно посмотреть Северусу в глаза.
– Ты как? Ничего не болит? Думаю стоит сейчас уйти отсюда, пока не попались. Сам Поттер меня не сдаст после такого позорища. Ты пойдешь? Или останешься прочитать ему лекцию о недостойном поведении?
- Плечо, немного, но это ерунда. Уйти? Но...
Лили бегло огляделась, пытаясь найти Джеймса, и замерла, заметив его в нескольких шагах от себя. Выглядел он ненамного лучше своего оппонента - пальцы, сжимавшие переносицу, были все в крови, лицо искажено от боли. Он всем своим видом выражал желание испепелить слизеринца на том же самом месте, где тот с равнодушным спокойствием завязывал шнурки на своих ботинках. Если учесть, что к этому взгляду не примешивались весьма выразительные трехэтажные проклятия, Лили сразу же догадалась, что Снейп предусмотрительно лишил его этой возможности, вероятнее всего использовав невербальное заклинание - довольно редкая роскошь, которую могли себе позволить лишь единицы из шестикурсников.
- Подожди меня, Сев, я пойду с тобой.
Девушка все еще была очень зла на Джеймса, и специально назвала Северуса именно так, зная, как это его раздражало. Волшебная палочка услужливо напомнила о себе, прикосновением гладкой поверхности к тыльной стороне ладони. Она сжала её пальцами и поднялась на ноги, с неприязнью пытаясь отряхнуть пятна от земли и травы, украшавшие теперь её школьную мантию. Источник нескончаемых проблем факультета гриффиндор определенно не нуждался в её спасении, поэтому можно было вернуться в свою спальню, пока на шум не сбежался весь преподавательский состав во главе с Дамблдором. От переломов и вывихов носа еще никто не умирал, но это, на взгляд рыжей, послужит заносчивому сокурснику отличным уроком.
- Это было последней каплей, Джеймс: ты напал на меня и на Северуса. Есть ли предел твоей безрассудности? Я хотела помочь, но теперь у тебя будет достаточно времени, чтобы подумать о том положении, в котором ты оказался.
Ты это заслужил. Пусть Ремус сам нянчится с последствиями твоего "проклятия".
Гневно фыркнув, Лили резко развернулась и направилась в сторону замка, давая понять, что не намерена здесь больше оставаться.

====> Территория у главных дверей

Отредактировано Lily Evans (20-05-2016 20:55:08)

+7

18

Лили выглядела рассеянной и напуганной. Снейп невольно задумался о том, что она еще не сталкивалась с тем, что произошло сегодня. Травмы – да, в детстве их было полно. Многочисленные синяки, разбитые коленки, глубокие царапины – казалось, что Лили ничего не боится и уверена, что, в крайнем случае, магия решит все проблемы. Миссис Эванс качала головой со словами «Ох, однажды Северус вернется один», обрабатывала ранки и заклеивала их пластырем. В прошлом году Снейп собственноручно помог гриффиндорке избавиться от маленького шрама, который она заработала летом семьдесят второго, неудачно слезая с дерева.
Но быть проигравшей в настоящем магическом поединке, девушке, насколько Северус знал, не приходилось. Петрификус нельзя назвать унизительным, если не добавить что-то еще, но его действие неприятно, более чем. Как и осознание роли жертвы.

Ненависть к Поттеру причудливым узлом сплеталась с ноющей тоской из-за Лили. Когда их прервали, девушка как раз говорила, что больше не сердится, но может ли он сейчас начать вести себя как раньше? Может прокомментировать произошедшее и, не спрашивая, взять ее руку, чтобы помочь с плечом? Вряд ли.
Слизеринец встал, отряхнулся и по привычке попытался приметить не пострадала ли мантия – ткань починить не так просто, как разбитый нос, а купить новую одежду он не может. Сильный ветер притуплял боль, но совершенно не способствовал разглядыванию чего бы то ни было.
Подожди меня, Сев, я пойду с тобой.
Снейп предполагал, что Лили может захотеть остаться, но ее решение уйти тоже не стало неожиданностью. Склонности обижаться у нее не отнять, хотя странно, что в этот раз не досталось и ему. Что это? Долгожданное адекватное восприятие или она все же поставила на нем крест?

Это было последней каплей, Джеймс: ты напал на меня и на Северуса. Есть ли предел твоей безрассудности? Я хотела помочь, но теперь у тебя будет достаточно времени, чтобы подумать о том положении, в котором ты оказался.
Снейп кинул взгляд на ползающего в траве Поттера, чтобы убедиться в его беспомощности, и быстрым шагом направился в сторону замка вместе с Лили. Колено ныло слишком сильно и пару раз слизеринец чуть не оступился, но мысли перебивали все остальное. Память подкинула слова, о которых ему было некогда задуматься раньше – «Ремус мне все рассказал. Стоит передать Северусу, что вы услышали от Дамблдора. Он наверняка не догадывается о последствиях своего заклинания». Если так, это должно быть интересно.

Пытаясь вспомнить так ли в действительности звучала фраза и размышляя, как задать об этом вопрос, Снейп промолчал всю дорогу до замка. Уже перед главными воротами он остановился у стены и слегка дернул Лили за рукав.
– Погоди, лучше разойтись здесь.
В вестибюле говорить будет слишком опасно. Учитывая статистику сегодняшнего вечера, не стоит еще раз испытывать судьбу.
– Как твое плечо? – Северус перехватил взгляд девушки и внимательно уставился прямо в глаза, не позволяя тем самым проигнорировать следующий вопрос. – И что ты имела ввиду у Озера? Мы снова можем видеться? И как к этому относится мое заклинание?

>>> Территория у главных дверей

+5


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Прилегающая территория » Берег Черного Озера