Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0029

0159

0078

0292

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Совятня


Совятня

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Совятня занимает верхнюю часть Западной башни, ведет в нее винтовая лестница. На насестах, поднимающихся до самой вершины башни, сидят совы самых различных пород. Часть из них принадлежит школе, часть - ученикам. В окнах нет стекол, поэтому здесь всегда сильный сквозняк. Пол устлан соломой, совиным пометом и мышиными скелетами.

0

2

<----- Класс Защиты от Темных искусств

- Ну, поехали, - самоотверженно произнес профессор ЗОТИ, не став долго разглядывать лестницу и приступив к подъему на скорость.

Ступенек оказалось больше, чем казалось изначально, но Натаниэль Лафайет справился с заданием на славу. Желание придушить кота куда-то улетучилось, затмилось усталостью и желанием глотнуть чего-нибудь прохладительного после тяжёлой нагрузки в деле достижения вершины Западной башни.

- И где это мы оказались? - прозвучал риторический вопрос чародея, пока тот оглядывался вокруг, - Совятня? - теперь в голосе Лафайета повисло некоторое непонимание, взгляд уперся в серый комок шерсти, что без всякого стеснения вылизывал хвост, - Захотел сову на ужин?

Ответа не последовало. Всё-таки Натаниэль с котом разговаривал. Максимилиан был прекрасным собеседником, что во все времена был готов внимательно выслушать без риска рассказать кому-либо тайны хозяина, только вот и  ответить кот не мог. Или всё-таки мог? Иногда даже профессор ЗОТИ сомневался, не недооценивал ли он своего четвероногого друга? Вполне возможно, что кот понимает куда больше, чем может показаться на первый взгляд. Или это у хозяина просто не все дома и он приписывает наглому котяре лишние свойства?

Лафайет решил осмотреться. Выглядит как совятня, пахнет как совятня и звучит как совятня. Совятня как совятня. А забавное слово ведь. Совятня. Мысли подвыпившего преподавателя изрядно путались, всё из-за быстрого подъёма, перепада давления и головокружения. Сконцентрироваться получилось не сразу. Однако, когда определённый результат был достигнут, Натаниэль наконец соизволил заметить кое-что любопытное.

- Сова с моноклем? - легко пропустить, но трудно отвлечься, - Я тебя знаю, - чародей наклонился к гадкой птичьей мордочке, наклонив голову вбок и прищурив глаза, - Викинг... - последовала короткая пауза, - Не похож ты на залётную птицу. Покажи мне лапку.

Сова послушалась, протянула когтистую конечность с застёжкой вперёд. Натаниэль без особого труда вытащил записку из крохотного позолоченного цилиндра. Письмо лично для Натаниэля Лафайета, бывает же такое. Профессор ЗОТИ осторожно развернул послание, пробежавшись глазами по содержанию. Новости определённо порадовали, чародей даже удовлетворённо улыбнулся. Послание превратилось в прах сразу по прочтении.

- Хороший птиц, - произнёс он наконец, отправив сову обратно отправителю, - Принеси хозяину дохлую мышку в знак моей признательности.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (20-05-2017 22:04:20)

+7

3

<<<< Класс Защиты от Темных искусств

Карта Мародеров изрядно расслабляет. Именно это понял Сириус, тратя на поиски любимого и ненаглядного Джеймса слишком много времени. Была бы карта у него, он  бы давно обнаружил друга.

Страшно сказать, но искал он эту рогатую проблему уже целый урок. Не то чтобы Блэк жалел времени. Наверное, учитывая трепетность их дружбы, он должен был носиться по школе в слезах, заламывая руки и вопя имя Джеймса около каждого угла. Ну а в самом конце упасть на колени и поднять лицо к небесам в беззвучном крике отчаяния. Картину бы отлично довершил дождь, стекающий ручьями по прекрасному аристократическому лицу Сириуса, пряча его мужественные слезы. Слезы обязательно были бы мужественными, потому что даже плакать Сириус умел красиво.

Вопреки драматичным ожиданиям, Сириус успел пару раз покурить по тем самым углам, где должно было быть выкрикнуто имя Поттера, а так же спросить у парочки девушек, не видели ли они этого очкарика, а заодно рассказать, какой он (Сириус) прекрасный друг, такой же прекрасный, как и улыбка темноволосой хаффлпаффки. И вообще львы и барсуки должны дружить. Например, можно подружить вдвоем сегодня вечерком.

Таким образом молодой человек был образцом многозадачности, строя одновременно планы на вечер или даже на два (девушек в замке много), но всем сердцем прибывая с Сохатым. Квадрат за квадратом Сириус, словно ищейка, прочесывал школу. Свой маршрут он особо не планировал, и как-то сам собой очутился у совятни. Ну, чем Мерлин не шутит, может его ясное солнышко-Поттер строчит письма или обнимает сов, шепча им в пернатые уши (или что у них там) слова любви к Лили Эванс.

- Олень, он и есть олень, - ворчливо и весьма отчетливо пробурчал Сириус себе под нос, входя в обиталище пернатых почтальонов. Искомого оленя там не обнаружилось, зато был зверь покрупнее, а именно профессор ЗОТИ. Учитывая, что сегодня Блэк уже посещал его урок, то он лишь слабо кивнул в знак приветствия, а затем застыл в дверях, изучая взглядом Лафайета. Уж больно загадочная он фигура, небось плетет тут какие-то заговоры с тайными письмами теневому правительству Великобритании, планом которого является заставить всех носить такие же кретинские цилиндры, как и у самого профессора.

Отредактировано Sirius Black NPC (07-07-2017 09:42:40)

+8

4

- Олень, он и есть олень.

- М?

Лафайет машинально повернулся к входу в совятню. Голос со стороны входа принадлежал кому-то из учеников, Натаниэль легко узнал форму факультета Гриффиндор. Хоть это преподаватель ЗОТИ смог выучить, если уж не по именам. Последнее ещё только предстояло. Всех знать не обязательно, достаточно только тех, что будут отличаться от общей массы. Это довольно удобно, если хочешь заставить основную серость работать чуть лучше. Самолюбие-то должно у них быть. Путь хоть так оно появится.

- Ну хоть не свинья, - вдруг произнёс профессор, развернувшись на каблуках к входу, - Вы же знаете, что свиньи...

Тут последовала заминка, кот протестующе зашипел на ученика в дверях совятни, потому Натаниэль обернулся к четвероногому другу. Реакция довольно странная, если учесть, что Максимилиан больше любит нагло подкатывать к людям в надежде получить капельку ласки в ответ. А это угрожающее шипение не предвещало ничего хорошего для любого, кто его слышал. Вот он уже размахивает хвостом, готовясь к прыжку... Хорошо, что чары левитации сработали вовремя и пушистый комок когтей с протестами, но поднялся в воздух.

- Ты напугал моего кота, негодяй, - сквозь смех и с явной издёвкой в голове произнёс Лафайет, вновь обратившись к ученику в форме Гриффиндор, - Как твоя фамилия?

"И только попытайся мне соврать, - пронеслось в голове преподавателя, - Я ведь всё равно узнаю правду, тогда-то Максимилиана уже ничто не остановит"

Преподаватель вновь перевёл взгляд на серого приятеля, который уже успел слегка успокоиться и даже начал потихоньку привыкать к левитации, то и дело пытаясь поймать пролетающую мимо сову. Вот как выглядит лиса в курятнике, если подвесить её заклинанием. Натаниэль сделал заметку, что теперь он без кота по школе не передвигается.

+6

5

- Ну хоть не свинья. Вы же знаете, что свиньи...- неоднозначно отозвался профессор.

При чем тут свиньи? Что такого этот франт знает о свиньях? Вряд ли он рос в деревушке среди них. Хотя, может быть он вырос в Провансе. В какой-то особой его части, славящейся свиньями и наличием хромых уток во всех питейных заведениях, например.

Почему-то перед внутренним взором упорно представала свинья в цилиндре, наматывающая круги по кустам в окрестностях замка. А вот уже совсем не воображаемый комок шерсти явно настроился атаковать Сириуса. Неужели почувствовал в юноше черного пса? Покушение было прервано Лафайетом. Прервано весьма элегантно, надо отметить. Но это не поменяло скептического настроя юного Блэка.

- Ты напугал моего кота, негодяй. Как твоя фамилия? - спросил сквозь смех чародей из предполагаемого Прованса.

- Сириус Блэк, - ответил парень, смерив профессора взглядом "как можно меня не знать, я ведь центр жизни этой школы" и не потрудившись добавить "сэр" к своей фразе, - И этот кот скорее пытался напугать меня, так что негодяй тут только он. К тому же он явно покушался на мою жизнь. Кто знает, может у меня аллергия на кошек, и я умер бы в мучениях, - язвительно добавил подросток, озираясь по сторонам в поисках Джеймса, хотя было очевидно, что Сохатого тут нет, да и скорее всего не было.

Отредактировано Sirius Black NPC (18-07-2017 22:30:09)

+6

6

Левитация хорошо успокаивает, да и не только агрессивных котов. Быть может стоило подвесить этого мальчику так же, уж слишком Лафайету не нравился его тон. Неужели он услышал пару дерзких нот в этом недоломанном голосе. Звучало довольно агрессивно, если подумать. Натаниэль, впрочем, не показал какой-либо реакции, кроме наигранного удивления, разве что.

- Блэк? - переспросил он с очевидным вопросом в голосе - Сколько Блэков тут вообще учится?

Вопрос неловко повис в воздухе. Ответ не особо и требовался, сам Лафайет уже уяснил, что перед ним представитель довольно зажиточного, если не знатного, рода волшебников. Скорей всего представитель какой-нибудь династии, как и сам Лафайет. Забавно получилось, два совершенно разных Блэка... Лафайеты таким не могли похвастаться, все пафосные как на подбор. Даже жаль, что препарировать этих братьев нельзя. И без этого можно можно понаблюдать, провести пару экспериментов.

- Что же это за маг, которого может свалить простая аллергия на кошечек, - задумчиво произнёс профессор ЗОТИ, - Вы находитесь в школе, где животных довольно много... Не прибедняйтесь лишний раз, вам совсем не идёт образ гриффиндорской плаксы.

Лафайет пожал плечами, будто ничего страшного не произошло, и вновь перевёл взгляд на кота. Максимилиан, похоже, уже смирился с действительностью. Висел себе, крутился, пытался поймать хвост лапами. Вроде как даже забыл о присутствии людей в помещении. Чары постепенно рассеялись, так что котяра опустился на пол довольно мягко и на все четыре лапы. А преподаватель вновь вернулся к студенту.

- Вы тут за почтой или потеряли кого-то? Почему не на занятии?

+5

7

Вопрос профессора о количестве Блэков в учебном заведении остался висеть в воздухе, не возымев ответа от представителя этого самого благородного семейства. Сириус сделал вид, что воспринял его как риторический. Зато на следующую фразу Лафайета ему нашлось что ответить.

- Что же это за маг, которого может свалить простая аллергия на кошечек. Вы находитесь в школе, где животных довольно много... Не прибедняйтесь лишний раз, вам совсем не идёт образ гриффиндорской плаксы, - как-то подозрительно задумчиво произнес Натаниэль.

- Знаете ли... -, начал было гриффиндорец, придумывая в голове как можно более колкую фразу. Но надо было признать, "гриффиндорский плакса" - это было довольно забавно. Если бы Сириус не был таким бунтарем по жизни, не принимающим авторитетов, то возможно бы немного поддался очарованию нового профессора ЗОТИ. Но дух рок-н-ролла был слишком силен, поэтому нутро требовало ответить максимально мерзко и обидно. К сожалению, мыслительный процесс был нагло прерван слишком банальным для такого начавшегося казаться интересным даже Сириусу профессора вопросом.

- Вы тут за почтой или потеряли кого-то? Почему не на занятии?

Блэк театрально закатил глаза, не слишком сильно, чтобы это не было похоже на дешевое переигрывание, но достаточно, чтобы дать Лафайету понять, насколько Сириусу неприятен вопрос. Тем более с его-то репутацией. Ему сам Мерлин велел быть где угодно, но не прилежно торчать на занятиях или в библиотеке. Сигареты сами себя за школой не покурят, девушки зачахнут без внимания, мир потускнеет без необыкновенной красоты юного лика Сириуса, а его бестолковые друзья пропадут или затянутся паутиной от бездействия. Вон, тот же Сохатый. Стоило его оставить на минутку, и он тут же пропал. Блуждает где-то, бедняжка, и не знает, что ему делать со своей жизнью.

- Я ищу друга, - кристально честно ответил Сириус, стараясь интонацией передать послание: "Подробностей я вам рассказывать не собираюсь, так что отвалите". Для пущего эффекта он дерзко посмотрел в глаза Натаниэля.

+7

8

Да, чтоб его... Странный какой-то студент попался. Быть может для факультета Гриффиндор это и нормально, чёрт его знает. Однако, Лафайет к такому совсем не привык. Отпечаток работы в Дурмстранге всё-таки давал о себе знать. Всыпать бы сейчас наглецу каким-нибудь заклинанием, научить правилам поведения. С другой стороны, профессор ЗОТИ отлично понимал, что сам бы тоже прогуливал, окажись он на месте Блэка. Тогда, почему бы не увеличить удельный вес хаоса в школе? Не для того ли Натаниэль оказался здесь. Рука преподавателя потянулась ко внутреннему карману пиджака.

- Друзей ищете, - повторил он, понимая слова студента как-то не совсем правильно или просто переворачивая смысл специально, - Должен сказать, что такими методами вы не найдёте себе много друзей.

Тут из пиджака вынырнула бутыль из тёмного непрозрачного стекла. По одной только пробке и тому, с каким благородным звуком она отлетает от горлышка, можно было понять, что напиток внутри был из числа тех, что детям пить не положено. Хорошо, что Лафайет уже давно не ученик. Он сделал всего пару глотков, а затем с приветливой улыбкой протянул бутыль Сириусу. Почему бы и нет? Коллег рядом нет, да и самому Лафайету на мгновение стало любопытно, столь ли крут этот Блэк, как пытается показать.

- Так друзей искать проще, - только и произнёс профессор, добавив мгновением спустя только, что, - Может быть чутка крепковато для юного неокрепшего организма.

Но кого это волнует, верно?

+7

9

"Вот это поворот!" - успело пронестись в голове Сириуса, когда рука отработанным движением взялась за протянутую бутыль. Что-что, а бутылки с горячительным эта рука хватала с отменной ловкостью и готовностью.

Мальчик мой, давайте искать тут друзей вместе... Вот вам алкоголь, вам же еще нет восемнадцати... Давайте выпьем тут совершенно одни... В воздухе явственно попахивает педофилией.

Не смотря на мысли о наклонностях преподавателя, бесстрашный гриффиндорец глотнул горячительный напиток. По горлу разлилось приятное тепло, переходящее в нечто более жгучее. Тянуло откашляться, но Блэк старался не терять крутость в глазах Лафайета. Два бунтаря нашли друг друга в этой совятне.

- Интересные у вас способы налаживания контакта с учениками, - мужественно перенеся принятие крепкого напитка, молвил благодарный таким методам ученик. Мысль о том, что кто-то из учителей пытается внести немного анархии в уклад школы не могла не радовать. Вряд ли в этих делах стоило рассчитывать на кого-то из устоявшегося педагогического состава, а тут такая высокая удача в цилиндре. Еще никогда Сириус так быстро не менял своего отношения к людям, хотя может все дело в спутнике любого сближения - алкоголе.

Парень протянул бутыль обратно, надеясь, что у него не раскраснелись щеки от накатившего согревающего эффекта, а то вдруг профессор подумает, что он тут краснеет перед ним как какая-нибудь влюбленная ученица. Мысли опять начали склоняться в сторону странных пристрастий. Доза алкоголя оказалась достаточной, чтобы Блэк немного расслабился и обнаглел.

- Я ищу тех друзей, которых мне не надо соблазнять разного рода напитками, - опять перешел в наступление гриффиндорец, - но спасибо за проявленные к моей персоне внимание и угощение, - вдруг смягчился парень. Он уже и сам не мог определить, хочет ли он дальше дерзить новому неожиданному собутыльнику или попытаться действительно завязать дружбу.

Отредактировано Sirius Black NPC (18-08-2017 22:40:28)

+8

10

Начало игры.

Сириус был не единственным гриффиндорцем, с которым судьба решила свести профессора Лафайета в таком, казалось бы, отдалённом и уединённом месте замка, как совятня. Наверное, можно было бы даже сказать, что это лицо — или, во всяком случае, причёска в виде доходящей до пояса плотной косы в сочетании со вдетыми в уши золотыми серьгами, — уже было ему знакомо после первого урока ЗОТИ... если профессор вообще утруждал себя такими мелочами, как запоминание лиц и особых примет своих студентов, особенно таких тихих. Этот парень присутствовал на занятии в настороженном молчании, поначалу безропотно позволив более настырным и активным сокурсникам оттеснить себя от внимания Лафайета, чтобы иметь возможность спокойно следить и не без интереса изучать нового преподавателя — и даже тогда отделавшись одним коротким понятливым кивком, когда профессор вызвал его первым разбираться с инферналом. С заклинаниями и правильными, чёткими движениями палочки для них у Рюичи никогда проблем не было, равно как и первопроходцем браться за дело он не боялся — оттого первым же и ушёл в сторону, наблюдать за успехами сокурсников и гадать, что можно ожидать от того, кто в первый же свой урок в школе, как это говорится, "понтуется", предъявляя ученикам ходячий труп. Сильный ход, впечатляющий, но со своими побочными эффектами двояких мнений. Впрочем, вряд ли профессор, пускающий на урок кота, слушающий ответ на корточках и вообще далёкий от академического стиля преподавания, мог придавать им хоть какое-то значение.

Так вот, об узнавании. Помеха тому крылась не только в ясности памяти и внимания Лафайета, но и в том, что студент вошёл в совятню не в своём обычном виде, а, внезапно, с "перевернутым аквариумом" на голове. То, вне всяких сомнений, было заклятье головного пузыря, сквозь прозрачную округлую стенку которого лицо Рюичи выглядело несколько искажённым. Прибегать к этим чарам приходилось всякий раз, когда дело касалось сов — особенно такого огромного, несметного количества сов, сколько их было в хогвартской совятне. Аллергия на вездесущих пернатых уже несколько лет не была проблемой для юного мага — ещё одна весомая прелесть взросления с волшебной палочкой в руке. И всё бы, как обычно, прошло у него но накатанной, без сучка без задоринки... если бы только в совятне не оказалось профессора Лафайета.

С сокурсником, Блэком, с которым они хоть и знали друг друга, но близко не общались никогда —  у того была своя компания парней, соседей по комнате, не говоря уже о девчонках, которые нередко блокировали все подступы к дерзкому стиляге в его свободное от дружбы время, — так что на долю Акиямы оставалось по большей части что-то вроде "привет, пока" и "что нам задали сегодня на трансфигурации" — если вдруг их не отличающийся крепким здоровьем староста Люпин не мог ответить на этот вопрос, — да, с сокурсником еще можно было бы обойтись простым дежурным кивком, но вот с профессором ЗОТИ... тем более новым, тем более, что Акияме еще было, куда расти в навыках само- и просто обороны, весьма-таки актуальных в нынешнее непростое время растущей угрозы, и он всерьёз надеялся в этом на знания и особенно обещанную практику, которую предложит появляющийся с подобным апломбом и загадочностью преподаватель...

То, что профессор беседовал с Блэком под бутылку чего-то наверняка крепкого, Рюичи не смутило. Выбор Блэка, как раз делавшего глоток из горла, был выбором Блэка, и тем более не в праве Акиямы было критиковать преподавателя, взрослого человека, которого, на минутку, именно таким и принял на работу Альбус Дамблдор. Отец Рюичи тоже курил и тоже был не дурак выпить за работой, хоть сын никогда и не видел его с бутылкой — максимум со стаканом, чинно стоящим на краю стола, — так что толерантность Акиямы к подобным пристрастиям взрослых людей была на порядок выше, чем у многих, кто морщил нос и переглядывался при виде профессора, демонстрирующего плохие привычки. Как так можно, какой пример вы подаёте детям и бла-бла-бла... Только вопрос: а кто-то из шестикурсников Хогвартса ещё считает себя внушаемыми детьми? Даже Рюичи, хоть в силу шор воспитания и не тянулся к этому разбитному стилю "выпить-покурить-лихо подмигнуть девчонке" и не спешил взрослеть таким путём, уже полагал себя величиной самоценной и самоопределяющейся — как то в полной мере свойственно подросткам. Был ещё, конечно, вариант заботы о подрастающем поколении, такой независимостью мышления и богатством представлений о мире пока ещё не отличающемся — но он в голову Акияме просто не пришёл. Тем более, что основное место там в эти несколько секунд занимала другая... дилемма, если можно так выразиться о проблеме, решаемой хоть и тягостно нежелательным, но попросту единственным возможным для гриффиндорца японских кровей образом. Не то чтобы он не мог говорить сквозь чары — мог. Но как же это было бы вопиюще некультурно!..

В последний раз вдохнув чистого воздуха, Рюичи вытянул из кармана мантии палочку и коротким движением кисти опущенной вниз руки развеял заклинание, героически открывая лицо запахам совиных отходов жизнедеятельности. Полностью очистить от них воздух не мог даже свистящий сквозняк, от которого гриффиндорцу приходилось прятаться не только в мантии, но и в свободно повязанном вокруг шеи шарфе в красно-золотую факультетскую полоску.

Добрый день, профессор Лафайет, — вежливый кивок. — И тебе привет, Сириус, — Рюичи взглянул на сокурсника и снова перевёл глаза на преподавателя.

Где-то далеко в мыслях его начали гулко тикать огромные башенные часы, отбивающие секунды от тех жалких двух-трёх минут времени, что пройдут, прежде чем его такой весь из себя отличившийся организм поймёт, что дышит совами, и выдаст соответствующую реакцию. На своё счастье, при всех имеющихся трудностях с зельеварением отвар от симптомов аллергии Рюичи освоил ещё на четвёртом курсе, и больше не нуждался в регулярных визитах к мадам Помфри. Дело останется за малым — не вычихать все мозги по дороге до гриффиндорской гостиной...

+9

11

Лафайет и глазом не моргнул. Разве только уголки губ чуть сдвинулись в подобии улыбки. Забавно было наблюдать со стороны. Хватка за бутыль была отработанной, подозрительно крепкой для ученика шестого курса из школы магии. Да и крепость алкоголя ученик перенёс стоически. Натаниэль предпочёл списать это на особенность факультета. Быть может у британских семей так принято, чёрт их знает. Может это из-за холода так? Это всё сквозняки в замке. Нужно будет намекнуть Дамблдору, что у него ученики спиваются из-за каменных полов и открытых окон.

— Надо же их как-то налаживать, — Натаниэль нехотя пожал плечами, принимая бутыль назад и делая пару глотков, — Не общепринятый метод, конечно, но на удивление действенный. Можно, конечно, исходить из строгой дистанции учитель-ученик, ходить по коридорам школы с хмурым лицом и делать вид, что не знаю выдуманного вами же мне заурядного прозвища... — последовала короткая пауза на очередной глоток из тёмной бутыли, — Но это будет как-то совсем бесчеловечно, тем более в отношении меня.

Преподаватель перехватил бутыль парой пальцев, разглядывая стекло на свету. Все равно не просвечивает, но по весу там оставалось чуть больше половины. А потому последовал очередной щедрый глоток. А теперь осталось чуть меньше половины. Кот тем временем стал плотоядно засматриваться на сов, внимание Лафайета на какое-то время переключилось на полетевшие перья со стороны. Не выплачивать бы теперь компенсацию за пострадавшее пернатое. А пока пришлось усадить кота себе на плечо от греха подальше.

— Правильный критерий, — прокомментировал профессор ЗОТИ, как бы не заметив попытки гриффиндорца подколоть себя, — Не благодарите... — последовала короткая усмешка, преподаватель задумался на пару минут, после чего наконец продолжил, — Угощение так себе, если подумать. Будь у меня здесь запас со старого места работы, то получилось бы намного лучше.

Кот на плече как-то оживился, когда в совятне появился ещё один ученик красного факультета. С головным пузырём? Любопытный индивид. Аллергия на сов? Или на людей? Не так это и важно. Натаниэль протянул бутыль назад Сириусу, красноречиво намекнув, что не станет притворяться безгрешным образцом здорового образа жизни.

Добрый день, профессор Лафайет.

— И вам доброго... Напомните имя только, чтобы не делать меня грубияном, — последовала добрая улыбка, профессор жестом пригласил новоприбывшего студента присоединиться. Кот поспешил спрыгнуть с плеча, побежал знакомиться с новой парой ног, — Да, этот комок шерсти зовут Максимилиан. Он рад знакомству.

Любопытно было, на запах алкоголя ли слетаются студенты факультета Гриффиндор? Стоит проверить львов на пристрастие к крепким напиткам. С другой стороны, быть может и так, что ученики хотели встретиться тут наедине, а Лафайет влез не в своё дело и стоило бы убраться отсюда. Ну уж нет!

— Вы тоже друзей ищите?

+7

12

Бутыль опять оказалась в руках юного Блэка, а на пороге появился гордый сын самурая с... Шаром вокруг головы? Как будто для того, чтобы Сириус считал его фриком, не хватало длинных волос а-ля слегка узкоглазая Рапунцель и сережек по последней азиатской моде. Гриффиндорец снисходительно улыбнулся. Хотя, точнее сказать, он весьма злобно ухмыльнулся.

Сириус не отличался добротой и дружелюбностью абсолютно ко всем, так что персонажи, казавшиеся ему немного "не такими", часто удостаивались насмешек. Рюичи всегда находился где-то вне внимания Блэка, но этот шар вокруг головы запустил его на орбиту планеты Блэк.

Сириус еще разок приложился к бутылке, такую возможность грех было упустить. С лицом полным благодарности, он протянул её обратно профессору. Еще ни один из учителей не удостаивался столь  искреннего уважения в глазах местного бунтаря. Был бы профессор помладше, точно бы стал одним из мародеров. От такой трогательной мысли у Сириуса слегка сжалось сердце, он почти пустил скупую мужскую слезу счастья.

К сожалению времени на сантименты не было. Сохатый уже давно загнулся где-то в коридоре. Наверное. Так что надо было срочно его спасать от неизвестных невзгод, тем более, что дух спасения теперь был подкреплен горячительным топливом.

- Я, пожалуй, пойду дальше искать друзей. Друга. Профессор, моё уважение. Рюичи, отличная штука была вокруг головы, зря убрал. Отбоя от девушек бы не было, - резюмировал свое прибывание в совятне слегка захмелевший Блэк.

Он стремительными широкими шагами прошел мимо сына японской земли, слегка задев того плечом, и начал спускаться по лестнице. Оказавшись внизу, он решил, что надо бы после выпивки и покурить для пущего бунтарства. Юноша достал из кармана сигарету и заметил, что его пальцы покрылись небольшим количеством шерсти. Это не было каким-то необычным ощущением для бродяги, но сейчас на то не было типичной причины. В пса он превращаться не собирался.

Откуда она? Выпивка профессора? Вряд ли. Сам бы он тогда это пойло не глотал...

Осознание пришло стремительно.

- Проклятый Снейп!

+7

13

С лёгкой благодарной улыбкой Натаниэль принял бутыль назад. Последовало одно лёгкое движение руки, и ёмкость исчезла во внутреннем кармане пиджака. Алкоголь не очень хорошо сочетался со сквозняками в открытых каменных помещениях, совсем скоро профессор уже почувствовал лёгкую дрожь от холода. Только заболеть еще не хватало, тогда уж точно занятия придется отменить на несколько недель. Любой знающий себе цену преподаватель должен уметь растянуть сладкие дни казённых выходных до максимально возможных пределов. Было бы неплохо посвятить несколько дней искусству приготовления не очень целебных настоек и увеселительных жидкостей из мандрагоры. Однако, сейчас преподавателю ЗОТИ было совсем не до того.

Натаниэль перевёл взгляд с Риючи на серого Максимилиана. Последний уже успел хорошо ознакомиться с совиной гостевой, а потому решил не задерживаться на растерзание сквозняков. Хозяин кота решил последовать примеру своего подопечного, бросив только несколько прощальных слов ученику напоследок. И снова лестница. Почему всегда лестницы? Еще и спуск такой крутой, поручня нет, света мало. Где-то на задворках сознания закралась подлая мысль, что Лафайет превращается в старого ворчливого колдуна. Нет! Не бывать этому! Он же еще даже крышу замка не спалил! А хотелось бы...

Коридоры третьего этажа ----->

Отредактировано Nathaniel Lafayette (02-11-2017 09:09:49)

+4


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Совятня