Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0024

0151

0024

0149

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Трансфигурации


Класс Трансфигурации

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Класс Трансфигурации находится на первом этаже и представляет собой просторное помещение с тремя рядами парт, книжными полками (а иногда и клетками с животными) вдоль стен, учительским столом и двумя досками.
Помещение довольно темное: освещается за счет огромных окон, находящихся гораздо выше учебного пространства, и нескольких свечей на столе преподавателя.

Вид

http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/18302.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/53124.jpg

0

2

Вчерашний день сильно выбил Макгонагалл из такой привычной ежегодной колеи и изрядно потрепал нервы. Никогда ещё на её памяти ни один факультет Хогвартса не начинал учебный год с отрицательным счётом. Это нужно же было умудриться, даже не выйдя из большого зала, начать разбрасываться проклятьями. Хорошо хоть первокурсников к тому времени уже увели, и они не увидели этого вопиющего безобразия, иначе страшно подумать, какие выводы бы они сделали и какие нелепости сами могли бы учудить. Не стоит детям видеть, что колдовать в коридорах разрешается. Оставалось лишь верить, что снятые факультетские баллы заставят студентов задуматься и не совершать в будущем необдуманные поступки.

Утро началось с блуждания по лестницам. Пришлось подняться на третий этаж, чтобы отдать расписание Люпину и заодно спросить у старосты про первокурсников. К счастью, последние действительно были в относительном неведении насчёт вчерашнего происшествия и, во имя Мерлина, пусть бы всё так и оставалось, иначе седых волос на голове профессора стало бы ещё больше.

Время на часах говорило о том, что пора бы уже идти в собственный кабинет и готовиться к приходу студентов. Первый урок в этом учебном году должен проходить с пятым курсом слизерина. В первую учебную неделю студенты, как правило, совершенно не активны на уроках, все ещё всеми своими мыслями прибывая в лете, а вовсе не на лекции по трансфигурации. Но учитывая сложившуюся ситуацию, ученики должны всеми силами пытаться вытащить родной факультет если ни на лидирующую позицию, то хотя бы просто к положительной цифре, чтобы в дальнейшем была возможность догнать другие дома. Наивные мысли наивного учителя.

Подойдя к кабинету, Макгонагалл увидела около него практически половину учеников, которые должны били присутствовать на занятии, хотя времени в запасе было ещё около десяти минут. Несомненно радовало, что хоть опаздывать ребята не собирались.

Войдя в помещение, профессор задумалась. Сдвоенный урок определённо давал преимущества, так что запланированную программу можно было немного подправить без особого ущерба. Макгонагалл достала из ближайшего шкафа коробку с огромным количеством различным предметов, среди которых были перья, спички, расческа, брошки, ракушки и ещё многое и многое другое, и начала подготовку к занятию. Над каждой вещью она провела ряд превращений, предварительно записав, что чем было. Удовлетворившись полученным результатом, профессор села за учительский стол, поставив коробку на пол рядом с собой. До начала урока оставалась буквально пара минут. Осмотрев класс, Минерва убедилась в том, что почти все уже на месте, сидят в относительной тишине, даже не спят и готовы слушать. У Макгонагалл промелькнула мысль, что в этом году перед СОВ слизеринцы решили взяться за голову не в мае месяце, как это обычно у всех бывает, а уже в сентябре, что было несомненным плюсом.

+8

3

>> Коридоры первого этажа

Регулус быстро смешался с толпой своих сокурсников и в их числе зашел в класс. К счастью, взглядами некоторые субчики и ограничились: поимка заплутавшей совы посреди вестибюля была явлением необычным, но не настолько, чтобы завалить однокашника вопросами. Кроме того, строгий блеск очков Макгонагалл сам собой усмирял оживленные разговоры в пределах ее класса. Будучи удовлетворенным этим обстоятельством, игравшим ему сейчас на руку, Блэк сел за третью парту в среднем ряду. Оптимальное место для того, чтобы тебя не особо трогали в таком-то состоянии.

Нет, слизеринец собирался включиться в урок. Рациональная привычка разделять время между учебой и всем остальным для продуктивности никуда не исчезла. Но Регулус не был уверен в том, что способен сегодня уделить достаточную часть своих размышлений теме урока. И уж тем более не был настроен завоевывать баллы для альма-матер, которых милостью Снейпа сейчас было меньше, чем у Хаффлпаффа. Пусть это время просто побыстрее пройдет и ему дадут наконец дописать письмо кузине.

- Отлично, Блэк занял наше место. - Рядом с партой, когда уже все расселись, выросли две одинаковые девочки. Они не были близнецами или даже сестрами, но что-то неуловимое было в них идентично до неприличия. Виной тому были одинаковые небрежные прически, манера придерживать сумку за лямку или прохладный взгляд, с каким они смотрели на Блэка? Или, может, то, что они обе женского пола?

- Все сидят, где хотят, - лениво парировал Регулус. Та, что слева, открыла было рот, чтобы возмутиться, но правая ее перебила небрежным взмахом руки. Парочка сама себя вскрыла, выявляя, кто человек, а кто отражение в этом тандеме.

- Осталось два места. Садись с Флавией, я останусь.

Отражение удалилось за первую парту, состроив напоследок грозную гримасу Блэку. Человек же легко опустился рядом, словно знал наперед, что его место будет здесь. Возможно, так оно и было.

Регулус не имел постоянного соседа по парте. Был, правда, один наиболее регулярный на фоне прочих, но сегодня он предпочел общество Блэка другому сокурснику, который на каникулах охотился на штырехвостов и явно горел желанием этим поделиться. Регулус не обиделся. Ничего, чем ближе экзамены, тем длиннее будет очередь из желающих подсесть к нему. Человека на два. И то самых тупых, которым для счастья достаточно пары туманных подсказок - на большее Регулус не шел. Держал баланс, чтобы не прослыть за глаза в своем классе заумным уродом (а распространяют такие вещи именно самые тупые и обиженные) и не попадаться учителям.

Но девица, усевшаяся по левую руку от него, пришла определенно рано. Застолбила место на год, посвященный подготовке к СОВ? Постоянную обладательницу "У" по большинству предметов Трэверс, впрочем, тупой назвать было сложно. Скорее, страшно ленивой, когда дело доходило до вопросов обучения. И если раньше она не заботилась даже о том, чтобы удачно списать, и честно выкладывала для вердикта собственные поверхностные знания, то теперь что-то явно изменилось. Не похож этот спектакль на случайный.

Регулус сложил руки на столе и обратил взор на учителя. Трэверс его мало волновала, пока она не мешает.

Отредактировано Regulus Black (09-06-2016 18:40:14)

+10

4

Итак, когда наконец весь класс собрался и расселся на свои места, Макгонагалл встала. После этого в и без того нешумном помещении наступила гробовая тишина. Минерва всегда считала, что дисциплина – главное на занятиях, потому поддерживала её в собственном классе всеми силами.

- Дорогие студенты! Я рада вновь приветствовать вас в стенах Хогвартса. Я искренне надеюсь, что летом вы хорошо отдохнули и набрались сил, так как, смею вам напомнить, в этом году вам предстоит сдавать очень важный экзамен – СОВ. Подготовка к нему должна сейчас быть для вас приоритетной целью. И если вы думаете, что впереди еще целый год и вы всё успеете, смею вас уверить – это не так. Время пролетит быстро, не успеете оглянуться, как придёт весна, а за ней уже и аттестация. Выучить всю учебную программу за неделю не представляется возможным, поэтому, уважаемые ученики, рекомендую вам взяться за учебу, начиная с сегодняшнего дня. 

Профессор осмотрела класс, взглядом останавливаясь на каждом ученике на несколько секунд, как бы проверяя, до всех ли дошёл смысл её слов. К её глубочайшему сожалению и разочарованию, далеко ни у каждого на лице было написано понимание всей важности предстоящих экзаменов.

«Каждый год одно и то же. Студенты приходят и уходят, но кое-что никогда не меняется» - обречённо вздохнула Макгонагалл и, поправив свои очки, продолжила:

- Надеюсь, вы так же уже выбрали хотя бы примерное направление своего жизненного пути. Пора делать упор на те предметы, которые вы собираетесь изучать и на старших курсах. Помните, что многие профессора не берут на обучение тех, чьи оценки ниже Выше Ожидаемого или даже Превосходно. В этом году вы должны хорошо постараться, ведь от результатов сдачи экзаменов зависит ваше будущее…

И тут начался пространственный монолог, длиной почти в десять минут, говорящий о важности правильного выбора профессии, о том, что в жизни нужно обязательно найти своё место и заниматься интересным делом, принося при этом пользу обществу, об обучении, о СОВ и ещё много о чём. А суть всех этих слов сводилась к одному – учитесь! И Макгонагалл свято верила, что вот теперь, вот сейчас, в этом году они всё поймут после её слов, которые она постоянно говорила ученикам пятых курсов в течение уже почти двадцати лет. Да и что уж греха таить, седьмому она говорила всё практически то же самое, только ещё дольше и выразительнее. Но что-то как то не действовали эти слова на ребят, видимо, возраст и гормоны намного сильнее здравого смысла.

Наконец, когда все слова были сказаны, можно было приступать к, собственно, ведению урока. Первым делом профессор решила проверить, помнят ли слизеринцы хоть что-нибудь с прошлого года. Детрансфигурация, она же возвращение трансфигурированного предмета в исходную форму, порой бывает очень сложной. Особенно когда был применён полиморфизм, а к предметам в коробке был применён именно он, поэтому сейчас там копошились мыши, жуки, улитки и подобная живность, вместо ещё недавних камушков и ракушек. Были, конечно, и неживые объекты, но таких наблюдалось крайне мало. К тому же, если не знать, чем был предмет до превращения, задача осложняется вдвойне.

- Мистер Рутланд,
- обратилась Макгонагалл к студенту, сидящему на первой парте, - Будьте любезны, раздайте каждому по одному предмету из этой коробки, - профессор заклинанием левитации переместила её ближе к слизеринцу и, пока тот с явным недовольством на лице выполнял поручение, объявила суть задания.

- Вы все должны помнить, что такое детрансфигурация. Ваша цель сейчас – придать вещам, которые вы перед собой видите, их первоначальный вид. Предупреждаю, что предметы прошли через несколько промежуточных форм, что может осложнить задачу, но я верю, что вы справитесь. Даю вам не более десяти минут, в конце концов, это лишь повторение, а сегодня мы ещё должны начать новую важную тему, которая обязательно встретится на экзамене.

Сказав это, Минерва начала неспешно прогуливаться по классу, внимательно наблюдая за деятельностью студентов, готовая в любой момент принять и оценить работу.

+8

5

Первый урок в новом учебном году ставит жирную точку на ощущении каникул, которое еще продолжает плавно выветриваться первого сентября. Первый же урок в учебном году, посвященном подготовке к СОВ, ставит крест на ощущении отдыха вообще. Речь учителя напомнила Регулусу о том, какие тяжелые времена грядут для пятикурсников. Учебный старт под чутким руководством Макгонагалл получился достаточно внушительный. Впрочем, одноклассники Блэка впечатленными не выглядели. Подтверждением тому была Трэверс по соседству, изучавшая свои ногти с самым невозмутимым видом.

- Надеюсь, вы так же уже выбрали хотя бы примерное направление своего жизненного пути. Пора делать упор на те предметы, которые вы собираетесь изучать и на старших курсах.

Краешек недописанного письма, торчащий из-под обложки учебника, с укоризной смотрел на Блэка. О, да, Регулус сделает упор на предметы, которые ему понадобится изучать. В конце четвертого курса он полагал, что будет до ночи сидеть среди книг на пятом, готовясь сорвать букет "Превосходно" по всем предметам СОВ. Теперь же, судя по всему, ему предстоит среди них поселиться.

Макгонагалл не на шутку разошлась, поразив аудиторию своими скрытыми талантами к усыплению. Сперва она разжевывала такие очевидные вещи, что Блэка охватил испанский стыд. Потом понесла про пользу обществу и интересное дело. Для большинства учеников здесь польза для общества мало перекликалась с тем, к чему у них лежала душа. Преподаватель попусту засоряла воздух, теряя время урока, как будто не понимала, что выбрала неблагодарную публику для своих окрыленных речей. Трэверс уже пару раз широко зевнула и сползла на парту, подперев щеку и растеряв свою царскую деловитость. Немногие, как Блэк, держались, но очевидно скучали и бросали на профессора недвусмысленные взгляды.

Когда невозможный монолог учителя был наконец закончен, начался непосредственно урок. Регулус чуть не с облегчением взял палочку. Рутланд зашаркал между рядами, небрежно раскидывая по партам всякий хлам. Перед Блэком легла тусклая мельхиоровая вилка для закусок. Он сразу приободрился: детрансфигурацию Регулус еще помнил. Но многие из соседей застыли над своими пуговицами и ключами с озадаченным видом.

Спустя минуту кабинет заполнился бормотанием, шепотом и уверенными выкриками. Регулус со второй попытки превратил свою вилку в стилет, а после - в большой серебряный гребень, конечную форму. Он внимательно изучал на предмет брака результат своих усердных тренировок на четвертом курсе, когда слева ему здорово прилетело локтем в плечо от Трэверс.

- Оу, мои извинения, - произнесла девица совершенно не извиняющимся тоном. Лежащая перед ней стеклянная пробка для графина ничуть не изменилась за последние две минуты. У Трэверс на щеках появились розовые пятна - зловещее предзнаменовение вспышки.

- Четче произноси заклинание, не шипи. И не тычь палочкой. Бедная пробка от тебя в ужасе, - сжалился Регулус, краем глаза следя за перемещением профессора по кабинету. Трэверс, в мыслях явно только что воткнув сокурснику в глаз предмет своих мучений, отвернулась. Блэк следил за тем, как она несколько скованно повторила заклинание, будто стесняясь своего наблюдателя. Опять ничего не вышло.

- Хватит пялиться на меня. - Сокурсница уже очевидно смущалась и от этого только больше злилась. Регулус пожал плечами и стал смотреть, как идут дела у других. Что поразительно Трэверс сейчас действительно старалась. Такого на уроках давно не случалось. Впрочем, лезть не в свое дело Блэк не собирался. Он разместил гребень поровнее, втайне гордясь своими сохранившимися навыками, и стал ожидать комментария профессора.

+7

6

В ходе занятия профессор очень быстро убедилась в том, что ее речь далеко не на всех произвела должное впечатление. Студенты включались в работу медленно и неохотно, некоторые казалось и вовсе  не знали, с какой стороны подступиться к заданию.

- Не размахивайте так сильно палочкой, мистер Рутланд, и уделите внимание ударениям.
- Неплохо, мисс Моран, продолжайте работать.
- Ваша мышь, мисс Линч, рискует умереть естественной смертью прежде, чем вы вернете ей исходную форму. Сосредоточтесь и вспомните правильную последовательность действий.

Минерва прокомментировала работу каждого, указав на недостатки и дав наставления тем, кто в них нуждался.
Подойдя к столу, за которым работали Трэверс и Блэк, профессор некоторое время понаблюдала за безуспешными попытками девушки вернуть предмету его исходную форму, после чего заметила:
- Слабо, мисс Трэверс, очень слабо. Я вижу, вы стараетесь, но без знания теоретической базы и умения применить эти знания на практике результата вы не добьетесь.
Переведя взгляд на работу Регулуса, Минерва внимательно рассмотрела гребень и одобрительно кивнула.
- Очень хорошо, мистер Блэк. Вы правильно определили изначальную форму, но подобного узора оригинальная вещь не предусматривала, на СОВ за это могут снять баллы.

Закончив обход, по истечении назначенного для выполнения задания срока профессор Макгонагалл с неудовольствием отметила, что результаты оказались весьма скромными. Большая часть группы застряла на промежуточных трансформациях, кто-то не осилил даже начальной стадии, и лишь несколько студентов справились с заданием успешно.

- Вам всем необходимо уделять больше внимания тренировкам. Некоторым не хватило нескольких минут, чтобы завершить процесс, но на экзамене этого времени у вас может не быть. Все, кто не справился с процессом за отведенное время, должны будут выполнить к следующему занятию дополнительное задание по детрансфигурации. Те, кому удалось вернуть предметам исходную форму, получают по одному баллу.

Профессор обвела слегка притихший класс взглядом, и строгим тоном произнесла:
- Подобные проверочные работы будут устраиваться регулярно для выявления ваших слабых мест. Восполнять пробелы в знаниях материалов прошлых семестров вам придется самостоятельно. В этом семестре мы будем изучать Заклятие Исчезновения - один из самых сложных и трудоемких процессов в программе подготовки СОВ.

Подробно объяснив процесс наложения заклинания, профессор Макгонагалл завершила объяснение следующими словами:
- Как вам известно, чем сложнее структура предмета - тем хуже он поддается воздействию трансфигурации.
Прежде чем приступить к практике на живых существах, попробуйте заставить исчезнуть уже имеющиеся у вас неодушевленные предметы.

- Но профессор, мышь - она ведь... одушевленное - раздался тоненький голосок с задней парты, и Минерва внимательно посмотрела на его обладательницу:
- Если бы вы довели первое задание до конца, мисс Линч, то увидели бы, что ваша мышь на самом деле является обычным гусиным пером. Всех, кто не завершил процесс детрансфигурации -просьба подойти и взять новый предмет для работы из этой корзины. Если вопросов больше нет - приступайте.

"Надеюсь, к этому заданию они отнесутся с большей ответственностью"

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (22-07-2016 10:40:47)

+7

7

Злое сопение слева усиливалось. Блэк, с тревогой увидев, что локоть соседки все резче взлетает по направлению к его лицу, отъехал на скамье к проходу. По всей видимости, профессора Макгонагалл также обеспокоила эта дуэль с пробкой за третьей партой. Она поспешила на помощь младшему Блэку, подойдя ровно в тот момент, когда из палочки Трэверс вырвались искры, чуть не попавшие на мантию Регулуса.

- Слабо, мисс Трэверс, очень слабо. - Регулус почти ощутил жар, идущий от сокурсницы. Он отвел взгляд, как будто ему вдруг стало неловко за девицу. Но эта легкая досада на троечников и их максимально конфузные ситуации была вскоре задавлена более серьезной проблемой: на его гребне было то, чего быть не должно. Самонадеянно было со стороны Блэка полагать, что он одной левой справится со старым заданием, при этом размышляя о чем-то постороннем.

К тому моменту, как профессор сжалилась над классом и перешла непосредственно к теме урока, над третьей партой среднего ряда образовалось небольшое грозовое облако. Большая часть висела над Трэверс, но кусочек принадлежал и Блэку. Не шелохнувшись, он внимательно выслушал инструкцию. На пятом курсе начинались уже действительно интересные и серьезные вещи в программе. Сейчас следовало внимать как никогда. Даже мысль о письме дрогнула и ушла в режим сна под натиском синдрома отличника.

По классу распространилось легкая паника. Большая часть студентов оставили на столах свои изуродованные перья и ракушки и отправились за новым предметом. Регулус бросил тяжелый взгляд на Трэверс, которая поднялась вместе со всеми. Целых два урока слушать ее гневное сопение и язвы по любому поводу - удовольствие сомнительное.

Слизеринцы расселись, с опаской разместив перед собой очередные безделицы. Новое сражение с новым хламом. Заклятие Исчезновения было действительно сложным: строго говоря, Регулус пытался его применить еще в прошлом учебном году, прочитав о свойствах в книге. Не зациклившись на успехе, Блэк его так и оставил, не достигнув хотя бы серединного результата. Но польза от этого опыта какая-то была. Он хотя бы знал правильный взмах, в отличие от Рутланда, который принялся вертеть рукой так, будто собирался зашвырнуть волшебную палочку на Солнце.

Раз за разом, и вот уже у гребня исчезла половина зубцов, будто от него откусили кусок. Регулус самозабвенно повторял заклинание, потеряв счет времени и не вертя головой по сторонам, чтобы проверить, как дела у сокурсников.

Отредактировано Regulus Black (29-07-2016 00:13:20)

+6

8

Начало игры.

Трэверс-младшая была действительно упрямым человеком, но слишком редко эту свою черту проявляла, если дело касалось учебы.

Злобно разбрасывая взгляды исподлобья по сторонам, из раза в раз проверяя, не заинтересован ли — не потешается ли — кто-нибудь над ее сомнительными успехами, девушка с ненавистью возвращалась глазами к пробке на своей парте, с каждой минутой закипая все больше.

Сядь в начале урока Лацерта с любым иным человеком на одну скамью, то сейчас бы и не мучилась над проклятой детрансфигурацией. Сядь Лацерта с кем угодно другим, хоть с грязнокровкой, то сейчас бы не размахивала палочкой, будто умноженный на три Рутланд. Не краснела бы, не злилась, не желала бы смерти всему живому просто за то, что угораздило так попасть именно тогда, когда удалось выбить себе место рядом с младшим Блэком.

Еще и эта старуха Макгонагалл. Уловив краем глаза подолы знакомой темной мантии, Лацерта вскинула голову, тут же встретившись со строгим взглядом волшебницы, и поджала губы. Нет, она не нуждается в Ваших любезных пояснениях очевидного, профессор, совершенно не нуждается.

Слабо, мисс Трэверс, очень слабо. — Лацерта еле сдержалась, чтобы не цокнуть языком. — Я вижу, вы стараетесь... — слизеринка усмехнулась.

Она скорее хочет забить пробку палочкой в стол, нежели старается. Эта неудачная для большинства неумех атмосфера, сидящий рядом сосед в лице Регулуса, у которого, не стоило даже сомневаться, все должно было выйти безупречно, стоящая над душой Макгонагалл, слава Мерлину, решившая переключить свое внимание на более продуктивную работу, — все это ее только раздражало. Конечно, Лацерту давно не смущало, если на уроке у нее что-нибудь не получалось. И, безусловно, сейчас ее абсолютно не волновало то, что о ней могли подумать, и в частности, что о ней мог подумать Блэк.

Во всяком случае, Трэверс была в этом безоговорочно уверена.

Когда профессор закончила обход по классу и перешла непосредственно к теме урока, девушка, уперев локти в парту и впившись в сжатые пальцы подбородком, решила все-таки слушать в пол уха. Скрипя зубами, морща нос и бросаясь в уме непростительными, но слушать, что для нее, бездельницы и еле-еле троечницы, было необычным явлением.

Конечно, это было до ужаса скучно. К тому времени, как Макгонагалл закончила с объяснением теоретической части, Лацерта уже была готова бросаться непростительным не в уме, а наяву, но, к сожалению, не знала правильных взмахов палочкой. Впрочем, не только неосведомленность останавливала девушку от незавидной участи — Регулус, кажется, был всерьез заинтересован уроком и внимал каждому слову профессора, впитывал в себя информацию, будто губка. Выглядело это даже несколько забавно, но Трэверс каждый раз одергивала себя, стараясь тоже увлечься наблюдением за кем-нибудь интереснее преподавателя.

Волшебница шумно поднялась с места вместе с большинством сокурсников, когда необходимость в новом предмете для работы озвучила Макгонагалл, в тайне злорадствуя, что только единицы остались на своих местах. Когда слизеринка подошла к столу, кто-то поддел ее за предплечье, абсолютно по-дурацки пошутив, и Лацерта состроила будто бы развеселенную мину, хватая первую попавшуюся вещь. Сонливость и скука развеялись под дуновением чужой глупости, и Трэверс ощутила новый прилив злости.

Неловко пробравшись между партами к своей и пару раз споткнувшись, девушка тяжело повалилась на скамью и разместила перед собой небольшой алюминиевый стакан. Ненавистная пробка от графина была куда-то задвинута и спрятана, чтобы не мозолила глаза, и Лацерта тяжело, закрывая глаза, выдохнула, пытаясь сосредоточиться и вспомнить хотя бы намеки на правильные движения палочкой, которые показывала профессор.

Впрочем, долго вспоминать не пришлось. В смысле, если бы Трэверс-младшая опиралась только на свои скудные познания, то могла бы просидеть здесь до конца учебного года, но на счастье Макгонагалл рядом с девушкой по воле случая (вернее, по воле упрямства одной особы) уже практиковал новое заклятье Регулус, один из отличников их курса. Первые минуты стараясь как можно незаметнее подглядывать за соседом, Лацерта пыталась повторить за ним все в точности, тон в тон и взмах в взмах, и через какое-то время совершенно открыто, забыв об окружающем ее кабинете и людях в нем, буквально пародировала младшего Блэка. То и дело с ее губ слетали невнятные проклятия, руки не слушались, и девушка, снова закипая, из раза в раз испепеляла Регулуса с его уже будто бы надкушенным гребнем взглядом, но, впрочем, не оставляла попыток добиться хоть какого-нибудь результата.

+7

9

Как и рассчитывала Минерва, неудача с детрансфигурацией разозлила амбициозных студентов Слизерина, не любивших и не привыкших оказываться в глупом положении. Профессор Макгонагалл отчетливо видела, что сама Трансфигурация как наука интересовала в этой аудитории немногих - что ж, через год они распрощаются друг с другом к обоюдному удовольствию - но вот мнение окружающих волновало всех без исключения, как бы иные не старались это скрыть.

За новое задание ученики взялись с гораздо большим рвением, что, впрочем, не слишком отразилось на итоговом результате.Тем не менее профессор была довольна. Заклинание было действительно сложным, она и не рассчитывала, что у кого-то получится с первого раза, хорошо если к концу урока особенно талантливые добьются некоторых успехов. Но на этот раз студенты старались - действительно старались - неважно, что было тому причиной - желание овладеть искусством исчезновения предметов или нежелание выслушивать очередную нотацию и выглядеть глупо на фоне более талантливых однокурсников.

Понаблюдав некоторое время издалека, профессор вновь отправилась в обход по аудитории.
На этот раз замечаний было гораздо меньше, лишь небольшие поправки для тех, кто неверно произносил формулы или ошибался в узоре движения палочки.

Вновь оказавшись около работающей за третьей партой среднего ряда пары студентов, профессор одобрительно кивнула.
- Прекрасно, мистер Блэк. Очень хороший результат для первого раза. Пять баллов Слизерину.

Соседка талантливого юноши также удостоилась скупой похвалы.
- Гораздо лучше, мисс Трэверс, но движения должны быть более плавными, как и тон голоса. Продолжайте практиковаться.

К концу занятия полностью заставить исчезнуть предмет не удалось никому, но некоторые добились весьма значительных успехов. Увлекшись заданием, далеко не все заметили, что первый урок подошел к концу, и Минерве пришлось хлопнуть в ладоши, чтобы привлечь внимание аудитории.

- Можете отдохнуть - продолжим после перерыва. Если у кого-то есть вопросы по теме занятия или по поводу будущих экзаменов - вы можете задать их прямо сейчас.

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (15-08-2016 01:50:27)

+6

10

Лацерта никогда особенно не интересовалась темами уроков, на которых присутствовала. В основном она либо рисовала у себя на запястьях, не жалея чернил, либо перебрасывалась летающими записками с несколькими слизеринками, либо просто делала вид, что что-то пишет или слушает преподавателя. Пара исключений за все полных четыре года обучения никогда не приходилась в счет, и настоящий урок трансфигурации, внезапно даже для самой Трэверс, в счет не пришелся тоже.

А за собой девчонка этот интересный факт заметила только, когда строгий голос Макгонагалл треснул где-то совсем рядом. Резко вздернув голову, Лацерта проследила за стоящей напротив их с Блэком стола старухой, плотно сжав губы и чуть прищурившись, будто вот-вот ожидала от преподавателя непростительное заклинание прямо себе в лоб. Та, однако, пока что начисто присутствие девушки игнорировала, с пару секунд наблюдая за работой юноши, и, в итоге, все-таки кивнула с одобрением.

На объявление учителя о пяти баллах, присвоенных по достоинству «зеленому» факультету, Трэверс отреагировала скептически, фыркнув себе под нос. Чего еще было ожидать от всезнающего Регулуса? Несомненно, всезнающего, ведь Блэк, насколько уследила за этим Лацерта, отвечал на любой заданный вопрос правильным ответом. И новые заклинания, которые только-только начинали преподавать, уже будто бы знал заранее. Был ли в этом какой-то секрет, девушка не знала.

Впрочем, кто-то действительно порадовался этим жалким баллам, кто-то одобрительно заулыбался, а кто-то с завистью, словно желая ощериться, бросил взгляд на соседа девушки. Та заерзала на месте, чувствуя себя несколько странно в подобной атмосфере, и, сгорбив плечи, сама стала более походить на собаку со вздыбленной шерстью. Не нашла ничего лучше. Ведь обычно именно Лацерта была первой до злобных взглядов и язвительных комментариев в адрес отличившихся умников.

Макгонагалл бросила скупой взгляд на алюминиевый стакан волшебницы, что остался неизменным в своем внешнем виде, одарила ученицу еще более скупой похвалой и отправилась дальше бороздить ряды аудитории неспешным шагом. Трэверс проводила ее тяжелым взглядом, со всей силы сжимая в кулаке палочку и впиваясь ногтями себе в ладони, и, в конце концов, с силой выдохнув ранее задержанный от злости воздух, отбросила деревяшку на стол.

До конца первого занятия Лацерта так и не притронулась к заданию снова. Разрисовав себе всю левую руку пером, она более-менее успокоилась, а приступив к правой, и вовсе напевала уже что-то себе под нос. Все еще занимающийся рядом Блэк тем временем все также оставался открыт под хорошим углом, и девушка, постоянно уходя взглядом на него, измазала себе рукава чернилами, а уже рукавами — стол. Для вида Трэверс иногда хватала палочку, даже повторяла вслух заклинание, но только если ястребиный взгляд преподавателя устремлялся в ее сторону.

Слизеринка вздрогнула, услышав хлопок в ладоши.

Мерлин, неужели... — и тут же простонала в губы, как только Макгонагалл обнародовала о небольшом перерыве, но ее слова потонули в общем нарастающем шуме опомнившихся студентов.

У меня уже поперек горла ее замечания, — прикрыв рот ладонью, проверещала подлетевшая тут же Дрейгер, одна из тех единичных полукровок-слизеринцев, чье существование порой было даже весьма спорным вопросом. Она, низкая, темноволосая, очень походила на саму Лацерту, вот только странно-непропорциональные черты лица всегда делали ее куда менее симпатичной, нежели Трэверс-младшая.

Слушая в пол уха Дрейгер, уже во всю о чем-то кудахчущую и активно жестикулирующую, девушка, хватая свободной рукой палочку, смерила странным взглядом Блэка и отправилась неровным шагом к выходу из класса.

Отредактировано Lacerta Travers (07-09-2016 18:25:37)

+6

11

Регулуса настолько захватил процесс трансфигурации гребня, что он на какое-то время выпал из реальности. Это было совершенно обычное для него состояние. Если что-то овладевало вниманием слизеринца, он мог посвятить сколько угодно времени увлекшей его вещи, забывая даже о своих первичных потребностях. Лежащий перед ним на парте предмет необходимо было "ликвидировать". Не сделать невидимым и не придать расцветку парты - полностью убрать из физического мира.

Отчего Регулус так трепетно относился к теоретическим аспектам, он и сам не мог себе объяснить. С одной стороны это - магия. Само собой разумеющееся явление, о природе которого не размышляют добропорядочные волшебники. Магия была, есть и будет. Она - фундамент мироздания, на ней зиждется все земное. И уж конечно те, кто могут ею пользоваться, на порядок выше тех, кто не может. Это - априори, и никакие фрики своими убеждениями очевидного не заглушат. С другой стороны, счастливые же маги те, кто не задумываясь пускает в ход колдовство. Регулуса уже на первом курсе волновал вопрос о том, что есть магия. Почему одни способны ею пользоваться, другие - нет? Откуда берется эта невыразимая энергия и куда девается? Насколько же мощной, в конце концов, должна быть сила, которая одновременно позволяет и излечивать, и убивать?

Произнося заклинание и раз за разом добиваясь разрушения целостной формы гребня слизеринец не мог не сетовать на то, что даже при сдвоенном уроке преподаватель не отвела время на рассмотрение такого банального аспекта: куда девается то, что они сейчас заставляют исчезнуть? Но в то же время Регулус понимал, что эта тема намного глубже, чем кажется. Рискуя открыть этот вопрос, они всем классом увязнут в рассуждениях о сакральном. Слишком жестоко для пятнадцатилетних колдунов, головы которых сейчас по большей части забиты своим внешним видом, свиданиями и прочей чепухой.

- Прекрасно, мистер Блэк. Очень хороший результат для первого раза. Пять баллов Слизерину.

Регулус вздрогнул, экстренно всплыв из пучин своих размышлений на поверхность, в класс трансфигурации. Пять баллов? Он нервно дернул плечом вместо кроткого "благодарю, профессор" и вновь направил палочку на гребень, от которого остались пара зубцов и кусок инкрустированной пластинки. Можно было бы и не отвлекать! Но не успел приняться за упражнение: слева по отполированной тысячью локтей поверхности парты покатилась палочка его соседки.

Чудесное мгновение запойного увлечения трансфигурацией испарилось, словно дымок над потревоженным зельем. Регулус вновь произносил заклинание, но уже понимал, что вдохновение прошло, и он стал теперь не более способен на нормальное волшебство, чем половина сокурсников. Достигнув самого высокого результата в классе за это время, Блэк в мгновение ока забыл, как правильно делать взмах, когда рядом Трэверс открыла банку чернил и начала малевать что-то на собственном запястье.

- Эва... Эванеско... Эванеско!

Скрип-скрип-скрип. Невозможная девчонка явно издевалась над ним! Чем усерднее Регулус корпел над останками гребня, тем больше соседка по парте демонстрировала свое наплевательское отношение к уроку. Его слизеринец наблюдал не раз и не два, но оно всегда витало где-то в диаметрально противоположном конце кабинета. Крайне сложно сосредоточиться на задании, когда слева немелодично мычат песни.

Регулус готов был сам отшвырнуть палочку, когда профессор Макгонагалл - снова как нельзя кстати - прервала его мучения.

- Мерлин, неужели...

«Это должен говорить я!» - если бы Блэк умел воспламенять взглядом, от Трэверс сейчас осталась бы крохотная кучка пепла. Едва сдерживая гнев, слизеринец изучил свой покалеченный предмет для отработки заклинания. Еще две-три хороших попытки, и от гребня не останется и следа. Но для этого нужно предпринять меры.

Когда большая часть студентов высыпала в коридор "подышать", он решительно направился к Рутланду, сидевшему с угрюмым плотным парнем с сальной челкой по фамилии Булстроуд.

- Рутланд. - Одноклассник рассеянно поднял взгляд, доселе изучавший свои неожиданно слишком короткие рукава мантии. - Местами поменяться не хочешь?
- Зачем? А ты с кем?
- Трэверс.
- Не-е... не хочу. - И снова взгляд на потешно торчащие рукава рубашки. - Мать загрызет. Форма новая.
- Да ладно тебе. Пересаживайся.
- Не хочу. Она вчера мою банку с панцирями чизпурфла выкинула, сказала, что я на ее вещи поставил. Ну не гадина?
- Проклятье. А ты, Булстроуд?
Тот только покачал головой и спрятался за учебником.
- Упыри. Попросите только о чем-нибудь.

На этой зловещей ноте, несколько обеспокоившей сокурсников, Блэк черно-зеленым шершнем громко удалился в коридор. Там он налетел на кого-то, глухо буркнул извинения и лишь спустя пару секунд понял, что врезался в Трэверс. Вдохнув в грудь побольше воздуха, он выпалил:

- Слушай-ка, хочу поговорить. Без этой. - На ни в чем неповинную Дрейгер был брошен жест, которого удостаивается не каждая блохастая собака.

+5

12

Чего Лацерта никогда не любила и полюбить, видится во всем оставшемся будущем, никогда не сможет, так это дурацкого пустословия на ветер.

Дрейгер говорила без умолку постоянно и не затыкалась даже во время уроков. Кажется, ее рот прикрывался только после отбоя и то ненадолго — во сне она всегда бурчала себе что-то под нос. Трэверс была благодарна девчонке только за то, что та имела свое спальное место в противоположном конце от спального места нее самой, и, пожалуй, это был единственный факт, связанный с вышеупомянутой болтуньей, о котором можно было бы вспомнить с теплотой на душе.

И не то, чтобы Лацерта была бы уж таким уж двинутым мазохистом, отнюдь. Дрейгер и правда была не особенно завидной собеседницей, но она была той самой точкой, на которой обычно сталкивалась большая часть информации о слухах и сплетнях всея Хогвартса. Слизеринка не скупилась лишний раз и сама добавляла к этим толкам красок, а Лацерта купалась в простодушии и узколобии своей так называемой подруги.

Зачастую Трэверс даже не трудилась делать вид, что слушает ее болтовню. Она размышляла о своем, заводила диалог с каким-то знакомым, которого случайно встретила по пути, рисовала на руках, если то было занятие, считала облака или высматривала в толпе чью-нибудь определенную макушку. Чтобы отсутствующее чувство собственного достоинства у девчонки внезапно не проявилось в каком-нибудь неприятном инциденте, Лацерта иногда начинала поддерживать монолог сокурсницы, делилась своими мнимыми и не очень предположениями по тому или иному поводу, придумывала всякие уменьшительно-ласкательные от имени Дрейгер и делала вот такие вот незатейливые намеки на то, что они, вроде как, все еще подруги. Так, по крайней мере, должна была думать сама пресловутая сплетница, и Трэверс прекрасно осознавала, что рано или поздно это знакомство ничем хорошим не обернется. Впрочем, до тех пор слизеринка старалась выжать из него все самое полезное, чего, что оказалось впоследствии удивительным фактом, было предостаточно.

...и Норкутт пообещал — пообещал, представляешь? — ей в следующий раз... — Лацерта рассматривала свое левое запястье, полностью разукрашенное примитивными закорючками и рожицами Макгонагалл в различных ракурсах. Все было смазано и в общей сложности превращалось в одно большое грязное пятно на руке, поэтому девушка к началу следующей лекции по проклятой трансфигурации решила свести эту мазню. — ...его даже Уорбертон назвала подкаблучником, но мало того, тем же вечером он мило болтал с какой-то когтевранкой около...

Пропустив старшекурсников и грубо задев плечом одногодку с синим галстуком, Лацерта уже хотела было направиться к излюбленному подоконнику чуть в стороне от кабинета Макгонагалл, как кто-то, явно забывший разуть глаза, чуть не сшиб ее с ног. Рефлекторно вцепившись в Дрейгер, чтобы не улететь на пол, девчонка вихрем развернулась, готовая, как казалось теперь по выражению ее лица, выцарапать обидчику и без того невидящие глаза.

Окочуриться хочешь... устроить? — Гневно прошипела Трэверс, впившись взглядом в нарушителя своего спокойствия и уже готовясь и вправду тому что-нибудь устроить. Впрочем, пары секунд девушке хватило, чтобы узнать в последнем своего вынужденного на эти два урока соседа по парте. — А, Блэк.

И как-то тут же приутихла, сощурившись. Даже не обратила внимания, как кто-то пихнул ее локтем под лопатки, пытаясь протиснуться.

Без этой. — Дрейгер на такую дикость в свою сторону воспроизвела несколько замедленную реакцию. Сначала  в опешившей гримасе перекосилось ее лицо, после стремительно раскраснелись щеки и загорелись глаза, а затем всплеснулись и руки. За мгновение до взрыва — до озленной тирады — Лацерта успела кинуть на девчонку осаживающий взгляд, от которого обиженная слизеринка сначала оторопела не меньше, чем от слов Регулуса. Она с пару секунд таращилась на свою так называемую подругу, но в итоге, поджав губы, все-таки удалилась.

Трэверс кивнула на ближний подоконник и, не дожидаясь самого Блэка, направилась к тому сквозь поток студентов. Разговаривать, когда тебя со всех сторон толкают плечами и локтями — не самая завидная участь, и меньше всего сейчас девушке хотелось ее терпеть.

Развернувшись к юноше, Лацерта оперлась локтем на оконницу.

Ну, чего тебе? — Трэверс с напряжением что-то высматривала в лице Регулуса, явно несколько взволнованная данной ситуацией. Волшебницу раздражало, что она понятия не имела, о чем именно сокурсник хотел с ней поговорить, и эта неизвестность вызывала какое-то странное, неопределенное беспокойство.

+8

13

Выпученные глаза подружек в иной ситуации доставили бы некоторое удовольствие Регулусу, но сейчас он ни капли не насладился полученным эффектом. Немая потасовка взглядов между девицами, и вот наконец вездесущий теневой клон Трэверс просочился сквозь толпу однокашек, несомненно, выискивая слабое звено среди сверстников, добровольно-принудительно согласное принять в свои уши бешеный клекот обиды.

Когда сокурсники остались относительно наедине, Блэк вдруг вновь уловил какие-то иные настроения, идущие от девчонки. Без привычного окружения она делалась то ли меньше и агрессивнее, то ли, внезапно, в ней проступали черты личности, не привязанной к своей свите. Иначе говоря, Регулус остался один на один с конкретным человеком, имя которому Лацерта Трэверс. Разглядывая ее, слизеринец понимал краем ума, что все тот же тон, что в классе, и те же вялые дрязги прозвучат здесь по меньшей мере беспомощно, если не жалко.

Так незаметно младший Блэк стал несколько по-иному воспринимать первую девчонку не-родственницу, с юношеской наивностью обнаружив, что с противоположным полом, вообрази, Мерлин, с одноклассницей, можно говорить на равных.

Ну, или почти на равных.

- Мне совершенно ничего, уверяю. А вот у тебя большие проблемы. - Регулус не стал скрещивать руки на груди или подпирать стену, засыпая собеседницу истеричными сигналами "я расслаблен и мне до микрокосма". Он только позволил себе поправить рукава мантии, слава матери Дикции, сохранившие положенную длину. Затем воззрился на Лацерту, точно она должна была сейчас же начать вразумительно оправдываться.

- Ты невероятно действуешь мне на нервы, ясно? Буквально выводишь из себя. Из-за тебя я рискую своей успеваемостью, а меня это не устраивает. Зачем ты села рядом со мной?

Последний вопрос не был риторическим. Блэк гневно сверлил взглядом Трэверс, действительно желая узнать, какого гуля она сегодня решила опустить седалище по соседству с ним.

- Знаешь, что? Я бы в половину не был так зол, если бы ты махала руками и повторяла заклинание как по голове стукнутая. Ты же сделала то, что ты обычно делаешь. Бросила все и включила слабоумную. Мерлин, такие, как ты - будущее волшебного мира? Я бы со стыда сгорел.

Регулус возвышался над одноклассницей как отвесный утес над утлой лодочкой. Он уже не мог скрывать своей злости. Трэверс, как ни крути, стала тем самым козлом опущения, на абстрактную версию которого взвинченному последние несколько дней Блэку хотелось спустить всех собак. Он был даже готов к тому, что она запулит в него хорошенькое заклинание прямо после этих слов, и был бы рад небольшой дуэли.

- Впереди еще целый урок. И раз нет возможности пересесть и избавить нас обоих от пытки, окажи любезность: работай. И если что-то не выходит - возьми да спроси или посмотри, как это делаю я. - Последняя фраза скорее вылетела на последней волне вдохновения, прежде, чем Регулус успел попридержать гиппогрифов. Кажется, он только что предложил помогать на уроке самой ужасной кандидатке из возможных. С другой стороны, все средства хороши там, где ты пытаешься отстоять свое душевное спокойствие.

+5

14

Вступительные слова Блэка озадачили и еще сильнее взволновали Трэверс. Вернее, волнение это появилось на почве злости, что молниеносно ударила девушке в голову, вытекая из предыдущего душевного состояния — раздражения, которое для этой волшебницы было привычнее любых других.

Это у нее-то проблемы? Как бы не так, умник. И рукава тебя после их разговора будут волновать меньше всего, в этом можешь не сомневаться.

Лацерта вскинула подбородок, вцепившись хищным взглядом в лицо Регулуса. О, нет, если он чего-то ждал от нее, то напрасно — девчонка лишь с вызовом приподняла брови.

«Бедняжка, рискует успеваемостью! — Про себя передразнила Трэверс, но вслух ничего не сказала. — Действую на нервы... ага, как же! Кто тут еще кому действует».

На последний вопрос, как оказалось через несколько мгновений после его озвучивания, требовался ответ, и Лацерта не могла его дать. Сейчас, когда она спросила саму себя, зачем же ей потребовалось садиться рядом с тем, кто ее так сильно раздражал своей умной миной каждый раз, как появлялся в поле зрения, то банально не была способна даже придумать хоть какую-нибудь глупость, которая оправдала бы это необдуманное решение.

Необдуманное решение... Лацерта никогда их не совершает. Ей не присуще. Она ведь всегда думает наперед, вплоть до того, что просчитывает минуты, за которые дойдет из подземелья Слизерина до Большого зала и за которые вернется. Это, конечно, глупо. И, хотя девушка считает минуты, она все равно постоянно опаздывает на уроки.

Необдуманные решения — это, вероятно, плохо. Ужасно. Поэтому Лацерте теперь было просто необходимо найти себе оправдание, в которое мог бы поверить не только Регулус, но и сама девчонка.

Я... — Однако она не могла этого сделать. — Какого черта ты вообще ждешь, что я начну объясняться перед тобой?

Под злостным буравящим взглядом Блэка становилось несколько неудобно. Лацерта ни за что не призналась бы себе, что ощущала себя сейчас беспомощной, даже под страхом смертной казни не призналась бы, но факт оставался фактом, и волна вспыхнувшего упрямства заставила девушку снова вздернуть голову, делая шаг вперед и ожидая, что от грозного наступления противник должен обязательно попятиться. Хотя бы из неожиданности произошедшего.

О, конечно! В первую очередь мне стоило подумать о моем трепетном соседе, который ни за что бы не выдержал подобное ужаснейшее поведение — безделье! Приношу свои глубочайшие извинения, — Трэверс сделала ужасный реверанс, неловко покачнувшись. — Ради тебя я обязательно исправлюсь.

Хотя Лацерта почти захлебывалась в своем яде, которым чуть ли не начинала плеваться по все стороны, она все равно почувствовала некоторый укол из-за последних слов Регулуса о будущем волшебного мира. Да, колдунья прекрасно осознавала свои магические способности и их пределы, как, в принципе, и то, что отпрыск некогда уважаемой чистокровной семьи волшебников не должен бы рисовать рожицы преподавателя чернилами у себя на руках, вместо того, чтобы слушать и заниматься на лекциях. Не должен был, однако... Разве могла Лацерта что-нибудь поделать со своими умственными способностями? А главное — могла ли пробудить в себе несуществующее желание учиться и узнавать что-то новое помимо свежих сплетен среди волшебного общества? Конечно же, нет. И пусть те, кто этого не понимают, покрываются плесенью в библиотеках.

Да, это было лучшим успокоением для самой себя.

Она буквально физически ощущала гнев своего вынужденного соседа по парте, и впечатление тяжести, рождающееся из-за возвышающейся фигуры Блэка, тянуло девчонку к земле. Ей казалось, что она сделалась раза в два меньше, чем была, или же этот парень вырос на несколько футов к потолку, и это заставляло ее чувство осязания оживать, хотя Трэверс ни к чему не прикасалась. Сама она, чуя возможную опасность, исходящую от этого типа клубнями дыма, делалась похожей на побитую псину — такую же ощерившуюся, вздыбленную и из страха наступающую. Ведь больше ей ничего не оставалось.

...работай. — Ну да, сейчас. Прямо так развернулась и побежала. Лацерта хмыкнула, почувствовав очередной прилив спасительной злости, и приподняла уголки губ в издевке.

...возьми да спроси или посмотри, как это делаю я. — Девчонка уже раскрыла рот, чтобы выдать что-нибудь очередное, пропитанное ядом, но так и замерла, опомнившись только через пару мгновений.

Он ей так помощь предлагает что ли? Трэверс, конечно, прекрасно осознавала, какого рода субъект перед ней сейчас находился (и вообще, разве у Слизерина не было девиза «Каждый сам за себя» или что-то вроде того?), и не менее прекрасно она слышала, в каком виде подобное «предложение» было выдвинуто, при каких обстоятельствах (она ведь почти вынудила), но факт оставался фактом. Если честно, Лацерта бы менее удивилась Аваде себе в лоб, раз уж она так сильно раздражала этого индивида с темнеющим вокруг фигуры ореолом.

О-о... — На ее лице прорезалась довольная улыбка. — Вот так мы зачирикали? Хорошо, душа моя. Увидимся в кабинете.

Лацерта хлопнула юношу по плечу, в одно мгновение растеряв всю свою душащую до вылезающих из орбит глаз злость. Девушка ловко протиснулась среди людей, пересекла коридор и забежала в класс. Урок уже должен был вот-вот начаться.

Она была довольна собой? Безусловно. Уж теперь-то устроить Регулусу сладкую жизнь не составит труда, и, что самое забавное, он на это подписался сам.

«Раздражаю своим бездельем, да? Посмотрим, как ты запоешь, когда я начну включаться в работу,» — злорадно думала Трэверс, предвкушая следующее занятие с небывалым для подобных случаев ехидством.

+7

15

Редкое начало учебного года обходилось в Хогварсте без эксцессов, тысяча девятьсот семьдесят шестой не стал исключением.

Сначала безобразная стычка старшекурсников, чья взаимная неприязнь ничуть не ослабла за несколько недель каникул, теперь еще проблемы с новым преподавателем в первый же учебный день.
Преподавательница Прорицаний производила впечатление серьезного и ответственного работника, оставалось надеяться, что у Шарлотты Мор была действительно веская причина для того, чтобы сорвать занятие. В послании Дамблдора, к сожалению, было удручающе мало деталей, чтобы сделать определенные выводы.

Из-за срыва урока Прорицаний расписание пришлось перестроить, и если с гриффиндорцами все уладилось весьма гладко, то решение с заменой для Хаффлпаффа было несколько спорным. С другой стороны, если новый преподаватель Защиты настолько хороший профессионал, как сказано в его рекомендациях - для него не составит труда справиться с подобной внештатной ситуацией.

Уладив все административные вопросы и отправив необходимые уведомления, профессор Макгонагалл, которой, вопреки расхожему мнению, определенное чувство юмора было вовсе не чуждо, ненадолго покинула кабинет, и вернулась обратно уже в образе полосатой кошки. Выбрав укромное место на кафедре так, чтобы оставаться несколько в тени, Минерва принялась наблюдать за студентами, активно делящимися впечатлениями о летних каникулах и, судя по всему, слишком увлеченными друг другом, чтобы заметить возвращение преподавателя. В анимагической форме профессору Макгонагалл не составляло друга оставаться незаметной, когда она не хотела, чтобы ее замечали.

Дождавшись, пока все студенты вновь займут свои места, Минерва прыгнула в центр преподавательского стола, обратив на себя внимание тех, кто оглядывал класс в поисках преподавателя, и мягко спрыгнула на пол, приземлившись уже в образе высокой дамы в изумрудно-зеленой мантии и собранными в строгий узел волосами.
- Итак, продолжим занятие. Как вы уже успели убедиться, заставить исчезнуть даже не слишком сложный по структуре предмет не так-то просто. Объекты материального мира имеют сложные внутренние связи, и необходимо воздействовать на них комплексно, чтобы заклинание сработало правильно. Концентрация, строгая последовательность действий в сочетании с четко сформулированными вербальными формулами помогут вам достигнуть успеха. И, разумеется, практика. Демонстрирую еще раз, как это работает.

Профессор направила палочку на стоящую на преподавательском столе чернильницу, четко и внятно произнесла необходимое заклинание - и стеклянная емкость вместе с содержимым как будто растаяла в воздухе, не оставив каких-либо видимых следов.

- Продолжайте работать с выбранными предметами. Вы должны действовать не задумываясь, подобного результата можно добиться только повторением и практикой. Мало у кого получается с первого раза, но некоторые из вас уже добились определенных успехов, надеюсь, вы сможете закрепить результат. В конце семестра все находящиеся в этом кабинете должны будут овладеть техникой исчезновения неодушевленных предметов, иначе я поставлю под вопрос целесообразность вашего дальнейшего обучения. Вы все способны это сделать, если не будете лениться - результат не заставит себя ждать. Приступайте.

Минерва обвела класс строгим взглядом, задержавшись чуть дольше на некоторых личностях, для которых последняя фраза была особенно актуальной, и, обогнув преподавательский стол, села в кресло, мановением палочки заставив чернильницу вновь проявиться.

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (18-01-2017 11:12:26)

+7

16

Урок шёл своим чередом, студенты с переменным успехом пытались заставить исчезнуть лежащие перед ними предметы, профессор же подвинула к себе стопку пергаментов, и разложив их перед собой на столе, принялась внимательно изучать.

Неизвестно, надолго ли профессор Мор выбыла из строя, но сегодняшнее расписание на остаток дня требовалось пересмотреть в любом случае, и на всякий случай подготовить план замены на пятницу. К счастью - в данном случае - этот учебный год начался с четверга, а за выходные ситуация прояснится. Внимательно изучив лежащие перед ней бумаги, Минерва внесла несколько пометок, мимолетно подумав о том, что неплохо бы вовсе исключить из учебной программы этот спорный предмет.

Профессор Макгонагалл весьма скептически относилась к прорицаниям и искренне полагала, что здравый смысл гораздо вернее убережет от опасности, чем основанное на увядших чайных листьях предостережение быть осторожнее с огнем.

Внеся необходимые поправки, Минерва сложила пергаменты аккуратной стопкой и вновь обратила внимание на класс. Некоторое время понаблюдав за студентами, профессор обратилась к работающей в первом ряду слизеринке:
- Будьте внимательны с направлением заклинания, мисс Линч, ваше задание на сегодня - заставить исчезнуть небольшой предмет, а не стол, на котором он лежит. Со столом вы вряд ли справитесь, а с ракушкой есть шансы.

- Спрятать брошь в карман мантии - не лучшая идея, мисс Моран, комиссия на СОВ вряд ли зачтет вам подобный способ исчезновения.

Упомянутая Корнелия Моран покраснела до корней волос - профессор надеялась, что от стыда - и, выложив злополучную брошь на парту, вновь направила на нее свою палочку.

К концу занятия двоим все же удалось справиться с заданием - отличный результат для первого раза - и они получили свои заслуженные баллы. Как и было обещано в начале урока, те, кто не справился с детрансфигурацией, получили дополнительное задание в дополнение к основному по заклятию исчезновения.

Нескольких студентов профессор попросила задержаться после урока. Одному было поручено собрать оставшиеся после практикума предметы и сложить их в корзину, прочие же отправились с поручениями к тем преподавателям и старостам, кого коснулись связанные с отменой Прорицаний изменения в расписании.
Сама же профессор направилась в учительскую, чтобы разместить соответствующее объявление.

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (09-03-2017 18:42:30)

+6

17

Начало игры.

Второй урок прошел чуть успешнее первого, во всяком случае, отбитая Трэверс не мешала ему, так как он успешно игнорировал любое посягательство на его личное пространство. За первый урок она порядочно утомила его. "Настырная девчонка, чего ей неймется, и так весь курс бесит, уж ко мне приставать точно не стоило бы,"- раздраженно подумал он. Из-за этого казуса на первом уроке, второй дался ему тяжелее, было сложно привести в порядок свои мысли из-за образовавшейся каши из мерзкого голоса однокурсницы и собственных лишних мыслей.
Все же, он достаточно напрактиковался, чтобы не остаться с дополнительным заданием, но это не вызвало у него восторга, урок показался слишком простым. Это значило, что лето не прошло даром и прогресс чувствуется. "Ну, в конце-то концов, это первое занятие за семестр, оно и не должно быть сложным." - Искусству трансфигурации Регулус не уделял большого количества свободного времени, но понимал всю важность этого предмета и необходимость его познания, если он хочет достичь успеха, ему будут важны любые знания, не только Темные Искусства.
После урока он остался, чтобы помочь профессору собрать предметы. Регулус ощупал каждый, на предмет изменений в структуре от неумелых колдунств своих однокурсников. Гребни, ракушки, пробки, стаканы, брошки, камешки – все полетело в корзину. "Кто интересно собирает ей это барахло? Или она сама за лето его собирает для своих нерадивых учеников… Скорее всего, этому хламу уже лет сто и его собирали еще во времена молодости Дамблдора", - пронеслось у него в голове. Закинув сумку на плечо, Регулус отправился восвояси, планируя посетить совятню, раз уж выдался свободный урок. Он дождался, пока все разбредутся, включая мымру Лацерту, чтобы спокойно и в гордом одиночестве пойти по своим делам, не привлекая лишнего внимания.

+6

18

<<<<Коридоры башни Рейвенкло

Жизнь юной Сэм приобрела необыкновенную стремительность, стоило только над её рыжей головой повиснуть угрозе сурового взгляда профессора трансфигурации. В ритме самых бодрых ирландских танцев девушка схватила сумку, успев конечно же закинуть туда нужные книги, и припустилась из спальни в гостиную, а оттуда уже в сторону нужного кабинета. Преодолев расстояние в рекордные сроки, Саманта почти не запыхавшись зашла в кабинет, успев решить, что влетать туда бегом было бы не очень прилично. До урока оставалось меньше минуты, но, по крайней мере, она не опоздала. Единственным свидетельством того, что она очень спешила, были красные щеки ученицы. Кровь предательски прилила к лицу, и бледная кожа изрядно порозовела, и это был совсем не милый кокетливый румянец, надо отметить.

Так же как и румянец на её щеках, Сэм не была примером милоты и женственности, так что вместо того, чтобы элегантно сесть, она скорее совершила аварийную посадку на первое попавшееся на пути свободное место, при которой у парочки пассажиров Кэсседилёта точно случились бы сердечные приступы. Сам же капитан и самолёт в одном лице сделал глубокий вздох, чтобы как-то ускорить восстановление баланса температур внутри сложного внутреннего механизма, позволившего столь быстро достичь кабинета. Некокетливое покраснение начало сходить с щек, а сердце мисс Кэсседи стало биться в нормальном ритме, позволяя неспешно выложить все нужные предметы на парту, ничего не уронив. Кроме неловкого приземления лишнего шума Сэм не создала.

Юная волшебница была в полной готовности к получению новых знаний по предмету, который давался ей весьма неплохо, как и большинство дисциплин, где присутствует необходимость в практических навыках. Саманте всегда было легче один раз попробовать что-то сделать, чем десять раз услышать то, как это надо делать. Очень тяжело поверить в подлинность чего-то, что никогда не видел и не щупал, даже если это заклинание, которое и пощупать-то толком нельзя, но вот увидеть его результат можно было запросто. А в трансфигурации это подкреплялось тем, что результат в большинстве случаев был более чем осязаем.

Отредактировано Samantha Cassidy (06-07-2017 22:41:00)

+9

19

Визит в учительскую оказался весьма плодотворным. Минерва не только разместила объявление об изменениях в расписании, которое автоматически продублировалось на стендах в гостиных и в Холле, но также побеседовала с директором, взявшим на себя улаживание оставшихся административных формальностей по данному вопросу.

Разговор в учительской несколько затянулся, меж тем профессору не пристало бегать по коридорам, как какой-нибудь опаздывающей студентке, но у Минервы было преимущество - и вместе с сигналом о начале занятия в кабинет Трансфигурации степенно вошла полосатая кошка с характерными отметинами вокруг глаз. Запрыгнув на преподавательский стол, кошка внимательно оглядела аудиторию, и, удовлетворившись увиденным, спрыгнула на пол, приземлившись уже в образе строгой дамы в изумрудно-зеленой мантии.

- Добрый день, уважаемые студенты. Поздравляю вас с началом очередного учебного года, который будет для вас особенно сложным. Пятый курс является определяющим, так как по окончании вас ожидают аттестационные экзамены, от результатов которых зависит ваша будущая профессия. В силу склонностей и способностей не все смогут продолжить в следующем году изучение Трансфигурации на продвинутом уровне, а некоторые и не захотят, но даже от тех, кто не обладает выдающимися способностями, я ожидаю на экзамене приемлемый результат по базовой программе.

Вступительная речь профессора мало отличалась от той, что уже довелось выслушать слизеринцам, и, к тайной надежде профессора, произносилась перед более благодарной аудиторией.

Закончив рассуждения об ответственном отношении к учебе и выбору дальнейшего жизненного пути, профессор перешла непосредственно к изучаемому предмету.

- Комиссия на СОВ будет оценивать ваши знания за весь базовый курс Хогвартса, включающий в себя пять лет обучения, поэтому наряду с новыми областями Трансфигурации мы с вами также регулярно будем повторять уже пройденный материал. Итак, прежде чем мы приступим к новой теме - небольшое практическое задание.

Достав из шкафа еще пару корзинок, в которых мирно посапывали ежи, Минерва попросила студентов с первого ряда выдать всем учащимся по одному экземпляру для практики, и кратко объяснила задание:

- В прошлом году мы уже отрабатывали это упражнение, оно не должно вызвать у вас затруднений. Ваша задача - превратить этих ежей в подушечки для иголок. Время - десять минут. Приступайте.

+7

20

Урок начался. После приветственной речи профессор предложила ученикам небольшое задание. На парте каждого юного волшебника оказался мирно спящий ёж, совершенно не подозревающий о том, что ему предстоит стать подушечкой для иголок.

Сэм задумчиво посмотрела на колючее создание перед собой. Сказать по правде, ежи и так напоминали подушечки для иголок, что придавало их судьбе некую иронию.

Интересно, что он почувствует, когда станет подушечкой? Ежи вообще осознают, что они ежи? Вот просыпается он утром и думает: "Я ёж, надо идти и заняться чем-то ежиным, а то меня легко могут перепутать с уткой." В какой момент превращения он поймёт, что в его жизни что-то пошло не так, и он уже не совсем он, но еще и не подушка для иголок? Хотя откуда ему знать, что такое подушечка для иголок. Ежи не шьют.

Думая обо всем этом, Саманта прониклась жалостью к маленькому животному. Вот она бы точно не хотела стать чем-то неодушевленным, пусть и не на очень долгое время. В голову пришел колдершток. Юная Кэсседи не понимала, почему именно это слово всплыло в голове. Знания, полученные из детской маггловской энциклопедии с гордым названием "Обо всём на свете для вашего ребёнка", догоняли Саманту на её жизненном пути в самый неожиданный момент. Вот и сейчас перед внутренним взором возник разворот книги со схемой корабля, где как раз был тот самый загадочный предмет, помогающий легче поворачивать штурвал. Как эта информация может пригодиться ребёнку - ещё одна загадка.

Интересно, а профессор Макгонагалл знает, что такое колдершток?

К сожалению, время, данное на задание, не ждало, пока Сэм обдумает все аспекты своей жизни, жизни ежей и устройства кораблей. Волшебница сосредоточилась, отметая мысли о том, как преподаватель тайно по ночам читает маггловские энциклопедии для детей, а в случае, если её застукают, превращается в кошку и убегает. Сдвинув брови для еще большей концентрации, ученица взмахнула палочкой, произнесла заклинание, и ёж, не успев даже проснуться, стал той самой подушечкой, пусть и немного кривоватой. Как говорится: "Какой волшебник, такой и результат от заклинания". Нет точной гарантии, что кто-то так действительно говорит, но фраза определенно пришлась бы к месту. К тому же, целью было превращение в просто подушечку для иголок, а не в красивую подушечку для иголок.

Сэм потрогала швейную принадлежность, чтобы убедиться, что та не шипит, не дышит и не пытается убежать. Короче говоря, проверила её на оставшийся процент ежиности. Этот нехитрый тест показал, что заклинание прошло вполне успешно. Саманта со спокойной душой обвела взглядом класс, наблюдая за успехами и неудачами своих однокурсников.

Отредактировано Samantha Cassidy (04-06-2017 13:17:56)

+8

21

Прогуливаясь между рядами парт, профессор внимательно наблюдала за ходом выполнения задания. Поначалу не всё шло гладко - сказывалось долгое отсутствие практики - ведь несовершеннолетним волшебникам не разрешалось на каникулах использовать магию, и многие родители весьма ответственно относились к подобному запрету, не говоря уж о тех, кто проживал среди магглов. Но спустя несколько минут большинству студентов наконец удалось сосредоточиться и один за другим колючие зверьки трансформировались в изделия текстильного обихода.

Студенты Рейвенкло подошли к заданию творчески, и у некоторых столов профессор задерживалась, с интересом изучая плоды фантазии юных волшебников, изображающих на своих подушечках якоря, штурвалы, парусники и капитанские фуражки - почему-то морская тематика была сегодня особенно популярна, хотя некоторые предпочитали более традиционные орнаменты. Изучая разнообразие декоративной отделки, профессор не забывала оценивать качество выполнения изначального задания.

- Неплохо, мистер Уоррен, но вам необходимо поработать над стабилизацией формы. А вам, мисс МакДугалл, стоит обратить внимание на содержание - ваше декоративное сердечко слишком уж явно вздрагивает, стоит лишь поднести к нему иглу. Хороший результат, мисс Кэсседи, но вы можете лучше. Продолжайте оттачивать мастерство, чтобы в конце года комиссия на СОВ оценила ваши таланты по достоинству - от этой оценки может зависеть ваше будущее. А это ещё что? Мисс Уайт, вы в курсе, как выглядит подушечка для иголок?

У соседки мисс Кэсседи на парте расположился гигантский плюшевый паук, а сама она слегка покраснела, но уверенно встретила взгляд профессора:
- А кто устанавливает стандарты для подушек? Вон у МакДугалл вообще какое-то сердце, а мне может пауки нравятся!
- Главное бабушке такую подарить не вздумай - негромко прокомментировал кто-то из студентов, в классе раздались отдельные смешки.
- Речь сейчас не о ваших личных пристрастиях, мисс Уайт - холодно парировала Минерва - Вы находитесь на занятии, и обязаны в точности выполнять задания преподавателя. Если я прошу подушечку для иголок - будьте добры, продемонстрируйте мне подушечку, которая не моргает и не перебирает конечностями, пытаясь сбежать под стол. У паука их кстати восемь, а не двенадцать. И да, дарить такую бабушке я бы тоже не советовала.
По губам Минервы скользнула мимолетная улыбка, но вряд ли кто-либо из студентов успел ее разглядеть.

Закончив обход, профессор Макгонагалл вернулась за кафедру и вновь обратилась к аудитории:
- В целом неплохо для первого учебного дня, но впереди еще много работы. Те, кто не справились с заданием - к следующему уроку подготовьте эссе о базовых принципах трансфигурации млекопитающих на примере ежей. В течение семестра мы продолжим практиковаться с другими животными. А теперь, прежде чем мы приступим к новой теме, обменяйтесь подушечками и верните объектам исходную форму. Кто справится - складывайте ежей обратно в корзины. Приступайте.

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (15-08-2017 02:14:50)

+6

22

От профессора поступила логичная просьба вернуть подушечкам ежиность. Саманта не стала долго ждать. Еж в своей настоящей форме был ей гораздо приятнее, чем не совсем удачная швейная принадлежность.

Взмах палочкой, и на месте изделия из ткани и поролона оказался вполне себе живой и довольный жизнью лесной обитатель. Кажется, превращение совсем на него не повлияло. Ежа явно не посещали мучительные флэшбеки о превращении. Он был всецело погружен в изучение парты.

Сэм же была погружена в изучение ежа. Её даже перестал интересовать огромный плюшевый паук за соседней партой, хотя до этого он был удостоен немигающего взгляда оливковых глаз юной Кэсседи. Паук был хорош, но он не умел так смешно пофыркивать, как это делал ёжик. Саманта пододвинула к нему пергамент, лежащий на столе. Животное подношения не оценило, но из приличия понюхало.

Пергамент быстро заменил длинный тонкий палец Саманты. К её невероятному восторгу, зверек лизнул его. Лицо юной волшебницы просияло, а сама она оглядела кабинет в поисках возможных свидетелей этого чуда дружбы между зверем и человеком. К еще большему восторгу, такие свидетели нашлись и даже оценили данное событие улыбками и одобрительными кивками. Такой маленький шаг для ежа, и огромное счастье для Сэм.

Девушка продолжила устанавливать межвидовые дружественные связи. Она легонько погладила пушистую мордочку. Обладатель мордочки не спешил сворачиваться в колючий клубок. Единение душ состоялось, и в скором времени Сэм стал доступен животик, который обычно яро защищается от посягательств.

Возможно для Саманты время остановилось, благодаря накатившему счастью, но урок шел своим чередом, и все ежи, кроме обласканного ирландским вниманием экземпляра, оказались в корзинах.

Отредактировано Samantha Cassidy (02-09-2017 21:35:26)

+7

23

Обратное превращение далось студентам гораздо легче - что неудивительно. В отличие от слизеринцев, практиковавших детрансфигурацию этим утром, студентам Рейвенкло была известна исходная форма объектов, и вскоре на партах вместо разнообразных подушечек вновь оказались покрытые иголками зверьки.

- Неплохо - прокомментировала действия учеников Макгонагалл после того, как все ежи вернулись в исходную форму - но в следующий раз отнеситесь внимательнее к инструкциям. В задании было указано, что необходимо вернуть форму объекту, над которым работал ваш сосед, а не вы сами. Вам необходимо уметь работать с объектами, заколдованными другими волшебниками, и с этим могут возникнуть трудности, особенно если ваш предшественник действовал не слишком умело.

Профессор обвела взглядом класс, задержавшись на Алисе Уайт, которой не удалось избавить ежа от всех лишних конечностей, и, взмахом палочки поправив работу студентки, вновь обратилась к ученикам:

- В этом семестре нам предстоит изучать заклятие Исчезновения - один из самых сложных и трудоемких процессов в программе подготовки СОВ. Начнем с простых неодушевленных предметов, а после, когда вы научитесь с ними работать, перейдем к более серьезным упражнениям. На экзамене вас могут попросить применить заклятие на довольно крупном объекте со сложной структурой, например, кролике или сове. Но, прежде чем мы перейдем к практике, подумайте о том, когда и в каких случаях уместно применять это заклятие. Какие примеры использования этого заклятия вы можете привести, мисс Кэсседи? - обратилась профессор к студентке, которая, кажется, была более занята общением с объектом предыдущего задания, чем темой урока.

- Позвольте - профессор подняла руку с палочкой, направив её на ежа, и, заметив, что девушка инстинктивно попыталась прикрыть животное, позволила себе легкую улыбку:
- Не волнуйтесь, мисс Кэсседи, я на собираюсь практиковать Исчезновение на этом еже, но, думаю, ему пора вернуться в компанию сородичей.

Тон профессора был благожелательным, но в то же время твердым. Минерва не допускала, чтобы студенты на ее уроках отвлекались на посторонние дела, независимо от того, какие мотивы ими руководствовали, а еж на парте явно не добавлял девушке сосредоточенности.

+5

24

Вопрос профессора оторвал Сэм от созерцания ежа. Надо отдать должное Макгонагалл, ее голос мог оторвать кого угодно от чего угодно, а потом заставить учить трансфигурацию.

Добивающим действием по привлечению внимания юной волшебницы было покушение на ежа. Сэм инстинктивно попыталась закрыть собой зверька от направленной на него волшебной палочки профессора. К счастью, опасения были напрасными, а вот вопрос профессора вполне реальным.

Саманта пустилась в чертоги разума, которые почему-то выглядели как покосившаяся хижина, за которой живет кошка, которая периодически выхаркивает комки шерсти, а рядом с ней стоит старуха, зарабатывающая тем, что обсасывает камни под мостом. У старухи, к слову, не было зубов. Это помогало обсасывать камни, но немного мешало четко говорить, поэтому быстро найти ответ никак не удавалось. Но камнесосущая Мэри (так ласково называли старуху обитатели хижины в голове Сэмми), не смотря на все физические недостатки и связанные с ними неудобства, пришла на помощь. Из еды ей удавалось питаться только киселем (мы же помним, что у нее нет зубов, верно?). Резким уверенным движением морщинистой руки она выплеснула кисель из своей деревянной потрескавшейся чашки прямо на песок у своих ног. В песке стали складываться буквы, преобразовываясь в мысли, которыми Саманта поспешила поделиться с педагогом.

- Наверное им можно что-то быстро и бесследно убрать. Например зелье, которое вот-вот взорвется, потому что его неправильно приготовили. Или секретные записи на свитках после собрания тайного общества, - от мысли о тайных орденах Саманта заметно оживилась, как и любого подростка всяческие ордены и связанными с ними тайны будоражили разум. Если ты состоишь в тайном обществе, то можно придумывать классные пароли, кодовые имена и даже набить одинаковые татуировки вокруг пупка, - Или можно быстро прибраться, если что-то пролилось, - резко сменила направление мысли к чему-то более приземленному Сэм, а затем в голове сам по себе всплыл вопрос, - Профессор, а можно заставить этим заклинанием исчезнуть человека? Ну вот прям насовсем. Человек - это же тоже животное.

Где-то в глубине задворок разума камнесосущая Мэри поперхнулась киселем.

Отредактировано Samantha Cassidy (11-10-2017 22:24:39)

+6

25

Профессор Макгонагалл любила вести уроки у Рейвенкло, и всегда поощряла таких студентов, как мисс Саманта Кэсседи, обладавших пытливым умом и нестандартным мышлением. Вот и сейчас она с интересом слушала ответ студентки. Некоторые предположения были довольно стандартны и очевидны, но даже их Саманта в присущей ей манере облекла в оригинальную форму. Последнее же предположение явно выбивалось из ряда традиционных вариантов применения заклятия, предлагаемых студентами.

- Неплохо, мисс Кэсседи, пять баллов Рейвенкло за ответ. Небольшая поправка - заклятие скорее заставит исчезнуть сами свитки, нежели чернила, чтобы удалить только надписи, не трогая основу, требуется более тонкое магическое воздействие. В целом же вы правы, заклятие исчезновения чаще всего используется именно для того, чтобы что-то быстро убрать, но оно недаром считается одним из самых сложных и трудоемких, и бытовой сферой его применение не ограничивается, этот вопрос мы подробнее рассмотрим позже.

Что же касается вашего предположения насчет человека - идея весьма необычна, и редко кому приходит в голову, на моей практике вы вторая, кто озвучил подобную версию. Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вспомним один из основных постулатов трансфигурации. - Минерва выдержала недолгую паузу и продолжила - Чем сложнее структура объекта - тем хуже он поддается воздействию. Человеческий организм - структура высокоорганизованная, имеет высокую сопротивляемость к трансфигурации, для его преобразования требуется приложить значительные усилия и обладать определенным уровнем способностей. Понадобится запредельный уровень сосредоточенности и силы воздействия, чтобы заставить исчезнуть столь крупный и высокоорганизованный объект, который, к тому же, не останется статичным и будет сопротивляться на энергитическом уровне, даже если предварительно обездвижить его на физическом. На данный момент никто из известных магов не обладает достаточным уровнем сил, чтобы успешно применить к человеку заклятие исчезновения. Поэтому, мисс Кэсседи, если желаете кому-то исчезнуть, проще вручить неприятному вам субъекту портал или самостоятельно трансгрессировать в другое место, избавив себя от необходимости его лицезреть. 

Профессор позволила себе легкую улыбку, после чего повернулась к доске, начертав схему заклинания и объяснив принцип его действия. Когда она закончила, осталось совсем немного времени до перерыва, и Минерва использовала его для того, чтобы раздать студентам предметы для практики, использовав те же простые вещи, с которыми работали слизеринцы - перья, спички, расчески, брошки, ракушки и прочие мелкие предметы.

- После перерыва приступим к практике. С первого раза мало у кого получается, но к концу семестра вы все должны уверенно работать с неодушевленными предметами, чтобы начать осваивать следующий уровень и в конце года показать достойный результат на СОВ. Если у вас есть вопросы - задавайте.

Отредактировано Minerva McGonagall NPC (13-11-2017 17:58:45)

+3

26

Вполне удовлетворившись ответом профессора, Сэм успокоилась. Юный ум больше не будоражили вопросы исчезновения людей и тайны жизни ежей, а баллы, принесенные факультету, приятно поглаживали самолюбие. К тому же, вклад в общее факультетское дело всегда был важен для Саманты. Так еще и железная леди Трансфигурации позволила себе легкую улыбку. Это явно хороший знак.

Заслуженный отдых на перерыве пролетел ожидаемо незаметно. Веселая болтовня студентов, как кажется, заполняла почти весь замок. Или это ощущение у Кэсседи было о того, что она была в самом эпицентре этого шума. Шутки разной степени чудаковатости и абстрактности обволакивали Сэм со всех сторон. Иногда среди шуток проскакивали самые неожиданные теории практически обо всем. Одной из этих теорий стала возможность создать некое невероятностное заклинание, которое будет генерировать самые странные события, которые могут произойти с предметом,  подвергнутым ему. Например, если заколдовать горшочек с петунией, то возможно он переместится в космос, а может станет кашалотом. Главным сомнением стала гуманность заклинания. Насчет того, кому и зачем оно вообще могло понадобиться, юные волшебники предпочли даже не думать.

От глобальных вопросов творения заклинаний пришлось всё же вернуться к более приземленному уроку Трансфигурации. Его приземленность относительно петуний и кашалотов не умаляла его важности. Как и важности СОВ, к слову. Добросовестные студенты принялись практиковаться.

Практика шла, мягко говоря, не совсем ровно. Расческа, любезно предоставленная педагогом, в руках Саманты превратилась в набор отдельных зубчиков. Сэм испытывала смешанные чувства. С одной стороны, что-то исчезло-таки, но с другой,она ожидала больший процент исчезновения. А упрямые зубчики упорно отказывались исчезнуть все вместе. Видимо, то место, куда пропадают предметы, было не самым приятным.

К концу урока, студенты были в изнемождены. Не даром профессор предупреждала, что занятие будет не из легких. Своими формами и положением за партами они напоминали остатки тех самых предметов, которые пытались стереть из реальности магическим способом. К чести факультета, надо отметить, что кое-что из спичек, ракушек и прочей ерунды испарилось. Значит старания не были напрасными, а студенты бездарными.

Тем более где-то близко уже маячил обед. По правде говоря, именно этот питательный проказник занимал мысли Сэмми последние минут пятнадцать. Разум успешно боролся с ним. Физическая же оболочка готова была бежать к нему хоть прямо сейчас.

Отредактировано Samantha Cassidy (01-12-2017 23:28:14)

+6


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Трансфигурации