Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0029

0159

0078

0292

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств


Класс Защиты от Темных искусств

Сообщений 61 страница 66 из 66

1

Класс Защиты от Темных искусств находится на третьем этаже и представляет собой просторное помещение с тремя рядами парт, учительским столом, большой железной люстрой на потолке и проектором, управляемым с помощью магии.
Так как преподаватель по ЗОТИ меняется каждый год, в кабинете нет-нет да и находится что-то, оставленное предыдущими учителями. В прошлом году Защиту от Темных искусств преподавал профессор Флитвик, сейчас вернувшийся к Заклинаниям. На столе оставлены две внушительные стопки книг, используемые Филиусом как в качестве обучающего материала, так и подспорьем его небольшому росту.

Вид

http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/95891.jpg

+2

61

Плюс пятнадцать подгоняемые ветром стучат в окно. На улице осень свивает гнезда из листьев и облаков, кутает лес, озеро, замок в серость. Там дальше – целый мир из разных лоскутков жизни - смех, работа, открытия, мутации, голод, стирка, аварии, волшебство, рождение, смерть, множество путей, множество событий. Но для Лавинии того мира не существует, весь мир для нее – Хогвартс, на редких каникулах – дом, и больше ничего. Глупые мысли крутятся в ее голове мыльными пузырями; лопаясь, соединяясь, рождаясь вновь. Переливающиеся радугой и кажущиеся настоящим сокровищем, они не имеют в себе ничего, они - пустышки. Но для нее они настоящие самородки, фундамент, на котором построится ее будущее.
   Сквозняк лижет девичьи лодыжки, отчего кожа покрывается мурашками, возможно, кто-то неплотно закрыл дверь, а может Снейп не захлопнул окно до конца. В голове Сток растет мыльный пузырь, большой и красивый, отражающий образ профессора.
    - Концентрированный заряд позитивной энергии может поразить не только дементора, только это будет уже не Патронус.
    - Я не понимаю, что вы имеете в виду? - Хмурится девочка, опираясь бедром об учительский стол, сумку, которую она так и не подняла, пинает мысок туфли. Она пытается больше хмуриться и меньше улыбаться, но улыбаться очень хочется, подмигивание ярким бликом скользит по мыльному пузырю.
    - Если я так сделаю, - робко улыбается она, - Мои духи перестанут быть для меня любимыми. - Ей хочется добавить, что возможно она напрочь отобьет себе обоняние или напутает что-то и будет воспринимать запахи слишком ярко, но молчит, ведь эта информация совсем не скрасит ее образ.
    Взгляд Лавинии скользит по столешнице, останавливается на стекле, что прячет в себе ароматный напиток, скользит по манжету мага к локтю; девочка хмурится:
    - Из того, что вы сказали можно сделать вывод, что единственная защита сознания - это наличие силы воли. Постоянного контроля. – Она говорит медленно, прислушиваясь к словам и буквам. Что-то внутри нее звенит, рождает протест на произнесенные звуки.
    - А еще, получается, - торопливо и запальчиво произносит она, - Если наложить на мага заклятие забвения на всю память, то с помощью легиллименции, омута памяти нельзя создать новую личность, наделив ее иными воспоминаниями и чувствами? Или попытаться с помощью воспоминаний знакомых вернуть хоть какое-то представление мага о себе самом?
     Лавиния рада, что подошла и начала этот разговор, теперь у нее есть над чем подумать и возможно обратиться вновь, если возникнут новые вопросы или уточнение об уже сказанном. Может быть, в следующий раз она будет интересоваться артефактами, тем же омутом памяти или дудочкой крысолова, но не сейчас. Сейчас она чуть рассеянно вглядывается в лицо мага, находя его очень… красивым. Определение прозвучавшее в ее голове ужалило резко и неожиданно. Оно было таким правильным и неправильным одновременно, что Сток испугалась.
    Она смотрела на профессора  защиты от темных искусств и не могла прекратить думать о том, что он весь, вот в этом своем шарме и образе, самый красивый мужчина которого она видела в жизни, ну, или, что более вероятно, самый красивый мужчина с которым она разговаривала. Вот эта трость, про которую пока ей не указали, она и не помнила, эти волосы с легкой сединой, глаза, осанка, все… И тут она вспомнила свое утреннее отражение в зеркале и в ту же секунду пожалела об этом. Тусклые волосы, скучное лицо, школьная форма в торжестве своей обыкновенности, подчеркивающая прискорбно плоскую и костлявую фигуру, единственное яркое пятно - галстук с медовыми полосками и в довершении - шестнадцать лет. Это случилось неожиданно и беспричинно, ей было неловко и ужасно, но она ничего не могла с собой поделать; в один миг ее глаза наполнились слезами, а в следующий - она уже всхлипывала и ревела, присев на корточки.

Отредактировано Lavinia Stalk (24-04-2017 19:20:36)

+7

62

- Я не понимаю, что вы имеете в виду?

- Хах, - отозвался Лафайет на слова девочки, закусив мундштук, - Все очень просто, - попытался разъяснить профессор ЗОТИ, набивая трубку в очередной раз за день, - Любая передозировка опасна для жизни, будь то соль, сахар или кофеин. С магией все примерно так же, - последовала короткая пауза, Натаниэль сделал глубокую затяжку, после чего поспешил успокоить девушку, - Не волнуйтесь, у Патронуса более чем безопасное начало. Вреда в нём никакого.

Лафайет выпустил тонкую струйку дыма, прикидывая, куда ведет разговор. В глазах преподавателя появился хитрый прищур, вопросов было достаточно много, из-за чего можно было легко сделать ряд обоснованных догадок. Что интересней? Сам предмет или фигура преподавателя? Четкого ответа на этот вопрос пока не было.

- Если только у вас нет маниакальной зависимости от духов, - быстро добавил Натаниэль, усмехнувшись, - А у дементоров таковая определенно имеется. Сильнейшая потребность или даже мания, контролировать которую почти невозможно, - задумчиво, почти шепотом продолжал он на пониженных тонах, - Вечная неутолимая ломка, остановить которую можно лишь на краткий миг, прикоснувшись к человеку.

На какой-то момент он замолчал, мрачно уставившись в одну точку где-то перед собой. Последовавший вопрос Лавинии быстро выдернул его из оцепенения. Проморгавшись как следует, Лафайет обратил взгляд зелёных глаз на девушку, попытавшись вспомнить чуть было не пролетевшую мимо реплику.

- Наличие силы воли способно не только защитить сознание. Хоть и обладает ей далеко не каждый, но для любого мага как раз этот критерий остается признаком могущества, - подтвердил чародей, многозначительно кивнув головой в ответ, - Что толку от палочки, если не можешь использовать её? Верно?

Натаниэль вновь глубоко затянулся. Последовавший вопрос требовал времени на осмысление даже у такого умудрённого опытом мага, каким был профессор ЗОТИ. Лафайет вновь глубоко затянулся, прикидывая реальную возможность того, о чем говорила его ученица, после чего наконец ответил:

- Магическая теория еще не дошла до таких вопросов. Можно только поставить опыт, чтобы проверить. Думаю, что восстановление памяти более чем возможно. Сложно представить, что именно происходит в человеческой голове. Я бы не взялся говорить об этом, не зная наверняка.

Отредактировано Nathaniel Lafayette (29-04-2017 14:40:21)

+6

63

Лавиния шмыгает носом и пытается нащупать в сумке платок, ей кажется, что ее разрывает на тысячи маленьких кусочков, что в голове слишком гудит и в руки попадается какая-то глупая мелочь. Она не поднимает головы, схоронившись за стенкой преподавательского стола, и в мыслях старательно читает молитву: всевозможным богам, магии, случаю, кому угодно, лишь бы сейчас никто не вошел и профессор ничего не сказал. "Какая глупость, какая страшная глупость, ну вот что, что сейчас можно обо мне подумать? Как можно было разреветься на глазах у нового педагога? И ведь на табачный дым не свалить. И где этот драный платок?!" - она морщится, когда ее рука ударяется о книгу.
    Маленький кусочек ткани находится зажатым между учебниками, содержимое сумки практически вывалилось на пол и девочка быстро запихивает его обратно. Лавиния колет пальцы рук о конец перьев и мнет пергаменты, и это совершенно ей сейчас не важно, куда важнее скрыться от глаз посторонних и чтобы эти соленые дорожки на щеках скорее высохли.
    Они поднимается и полуотворачивается в сторону, скрывая часть лица от мага.
    - Извините, я не знаю, что на меня нашло, - у нее дрожит голос и это причиняет почти физическую боль. Ей не хочется уходить сейчас, потому что показаться с распухшим носом, красными глазами и каким-то одутловатым лицом, которое случается всегда, когда человек ревет, в коридоре одна из худших идей, которая могла бы прийти к ней в голову, возможно даже хуже чем идея остаться в кабинете. Только спустя полчаса можно показаться кому-то на глаза, тогда у нее будет приятная бледность, розоватые веки и стеклянные, будто облитые маслом для пущего блеска, глаза, но сейчас она представляет весьма удручающее зрелище. Лавиния пытается успокоиться, пытается держаться, но новый хрип рвется из горла, и она утыкается в платок со стоном раненого зверька; маленького, паршивого и нелюбимого.
    Она ненавидела этот платок и этот день, даже этот кабинет, ненавидела все это за свою слабость и внутренние мучения, которые она сама себе создала. Ей хотелось что-нибудь разбить или разорвать эту маленькую тряпочку, но она спокойно сложила ее и мужественно повернулась к мистеру Лафайету.
    - Извините еще раз... Я верно перенервничала. – Ей очень сложно сохранять спокойный вид; в руках мнется сложенный платок, губы норовят сжаться в линию и дыхание, которое не хочет успокоиться, прерывистое и словно бы со свистом. Ее взгляд остановился на профессоре защиты от темных искусств, мучимая стыдом она смотрела ему в глаза, и, казалось, целая комната затаила дыхание. И Сток не замечала, что в ответ этой возникшей тишине задержала свое дыхание, ожидая реакции, слова, чего-нибудь от мужчины, как приговора. Но рваный ритм вздохов сильнее и рвет тишину в ее ушах чуть слышным свистом-стоном.
    Она совершенно не представляла, что ей сейчас следует сделать.

+7

64

Первое время Натаниэль просто не обратил внимания, надеялся, что девочка сможет удержаться и как-нибудь вылезет из положения без дополнительных объяснений с преподавателем, потом Лафайет уже перестал надеяться. Миссия провалена, профессор защиты от темных искусств оказался абсолютно бессилен перед накатившей слезоточивой волной. Чтоб её, нельзя же прямо вот так в классе. Лучше бы Лавиния просто выбежала из помещения без лишних объяснений, так бы хоть остальные ученики стали рассказывать что-нибудь плохое о новом преподавателе. Ну, хоть что-нибудь веселое.

- Извините, я не знаю, что на меня нашло.

А Лафайет молчит, смотрит округлёнными донельзя глазами только. Но молчит. Ответить особо нечего, только вот рефлексы уже начинают подводить. Не любит он плачущих девочек, они заставляют чувствовать вину. Не важно за что, просто заставляют. Отвратное ощущение, что точно не спутать с чем-то другим. Натаниэль уж точно не любил это.

- Извините еще раз... Я верно перенервничала.

А профессору каково? Он тут вообще о магии говорил, а тут такое началось. Ну вот, глазки уже красные, да и лицо опухшее. Плечи нервно вздымаются в бесконтрольном хныканье. Ей определенно не хватает воздуха, такое бывает. Теперь еще смотрит на учителя, ждёт чего-то...

- Somnium, - произнес Натаниэль, все-таки чисто рефлекторно взмахнув палочкой, выругавшись, когда девочку сковали чары сна, - Чтоб меня... Снова не удержался...

Профессор защиты от темных искусств быстро наколдовал мягкую кушетку, чарами левитации перенес задремавшую девушку и устроил поудобней. Даже плед наколдовал, чтобы не кололся. Поспит минут пятнадцать, может припадок пройдёт. Лафайет взглянул на часы, время до следующего занятия ещё есть. Опоздает немного, ничего страшного. Всяко лучше, чем показываться перед однокурсниками в нынешнем состоянии. А так даже отмазка будет, что деспот ЗОТИ заколдовал какой-то дрянью.

Теперь нужно написать объяснительную, именно этим чародей и занялся.

+7

65

Ей тепло. Словно она находится в коконе одеял зимним утром, только ногам отчего-то неудобно. В ушах тишина, необычная, лишенная всех звуков - без поскрипываний, топота или еще каких шумов. Она открывает глаза резко; потолок смотрит ей в ответ до прозаичности грустно, лишенный трещин, хорошо побеленный. Лавиния помнит, что произошло и где она находится, но ей странно; плед с мягким шумом скользит на пол, когда она садится. В кабинете никого нет.
    Она опускает ноги, туфли ударяются о каменную поверхность, она недовольно морщится: мантия и блузка некрасиво помялись. Она одна в кабинете и это ее немного пугает: "Который час? Где профессор Лафайет? Он меня запер тут? И что, никто меня не искал?" - Мысли вместе со взглядом перемещаются от преподавательского стола к двери. Она резко вскакивает, находит свою сумку и, чувствуя себя все так же странно – потеряно, – собирается выйти, но ее останавливает найденная записка, вернее объяснительная. От ровных строчек, наскоро начертанных магом, ей становится тепло и вновь начинает жечь глаза. Сток делает несколько глубоких вздохов и устремляется к кушетке, которая, как она предполагает, является партой. Останавливаясь, она подбирает плед и аккуратно его складывает, не удержавшись, утыкается в него лицом и улыбается. "Как глупо, это ведь наколдованная вещь, но пока никто не видит, - она прижимает его к груди и оглядывает класс, - Почему бы и нет? Судя по написанному уже начался новый урок, а раз здесь нет никого, то либо у профессора тоже перерыв или, - она на миг смущенно жмурится и растягивает губы в улыбке шире, обнажая зубы, - Или мистер Лафайет проводит урок в другом месте, чтобы не смутить меня. Правда, зачем он сделал это?" - Ей действительно неприятно, что ее таким образом усыпили, даже больше чем неприятно, это для нее словно гневные слова: видеть вас больше никогда не хочу.
    Она воровато оглядывается на дверь и оставив плед на кушетке , осторожно подходит к столу, на котором уже нет демонстративного материала в виде урны, хаффлпаффка огибает его, скользит ладонью по столешнице мурлыча себе что-то под нос, останавливается возле кресла и проводит по нему рукой. Оглянувшись на дверь еще раз, она отодвигает его и садится. Восторг, именно это она испытывает, рассматривая класс, навалившись на спинку, она снова улыбается и прикрывает рот ладонью – все это для нее восхитительно неправильно, настолько, что ее щеки горят и ее словно лихорадит.
    Графин с запретным напитком все так же стоит на столе, Лавиния чуть хмурится, и тянется, проводит пальчиком по стеклянному телу. В носу у нее щиплет и она чихает, прикрываясь ладонью. Осмотрев класс еще раз и внимательно рассмотрев кушетку девочка встает, задвигает стул, подхватывает оставленную сумку и, на миг задумавшись, забирает с собой сложенный плед. "Когда трансформация спадет, верну его с извинениями". – Решает она, выходя из класса и, радуясь, что дверь не закрыта.

Переход; Коридор третьего этажа

Отредактировано Lavinia Stalk (07-05-2017 02:19:26)

+7

66

"В силу ряда объективных причин, а таковая была лишь одна, но жирная как крыса на дивном чумном пиру, мисс Сток опоздала на урок чего бы то ни было там второго сентября тысяча девятьсот семьдесят второго года. Профессор защиты от тёмных искусств, будучи в весьма нетрезвом состоянии деспота, применил усыпляющее заклинание на ученице. Просьба не ругать мисс Сток за возможную сонливость на занятиях, виноват во всём профессор Лафайет."

- А получилось неплохо, - прокомментировал Натаниэль, когда записка была готова, после чего вновь обмакнул перо в чернила, - Число, подпись, расшифровка... Готово, - профессор сложил записку на своём столе, после чего взгляд его переключился на спящую Лавинию, - Любопытно, как много шишек я получу за это?

Вопрос был риторическим, конечно. Лафайет вряд ли думал о далеко идущих последствиях. В Дурмстранге он ещё и не так развлекался, но там точно всем было все равно, каким образом он преподает на своих занятиях. А тут появились всякие комитеты по образованию, учебные планы и прочие скрепы. Даже дышать как-то неприятно стало, стоило только вспомнить о всех тех бюрократических капканах, что преследуют преподавателя на его рабочем месте сегодня.

Дверь кабинета предательски заскрипела, кот вернулся.

- Тшшш, - зашипел преподаватель, приложив указательный палец к губам, - Разбудишь ещё.

Но кота это точно не волновало. Будто бы отвечая на просьбу Лафайета, Максимилиан очень громко мяукнул. Тем не менее, строгое выражение лица преподавателя ЗОТИ заставило пушистый клубок когтей заткнуться. Последний проследовал ровно до правой ноги Натаниэля, принялся осторожно тереться и довольно мило мурчать. Лафайет даже улыбнулся, протянул было руку  поблагодарить серого кота, только вот не успел. Острые зубы впились в ногу прямо сквозь брюки. Всякое желание погладить тут же сменилось острой необходимостью придушить. Максимилиан рванул к двери со всех ног, вновь скользнул в дверной проём.

- Ну нет, так просто ты не отделаешься, - произнёс чародей, надевая цилиндр на голову, после чего вылетел из помещения следом за котом.

-----> Совятня

+7


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Класс Защиты от Темных искусств