Доброго времени) Вы попали на текстовую ролевую по мотивам книг Дж.К. Роулинг. 1976 год, канон, рейтинг R (можно все, но без детального графического описания).
Система игры: локационная. Эпизоды по желанию игрока.
FAQ   Правила   Персонажи   Акции   Навигация
Игрок месяца
Баннеры партнеров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

0006

0031

0000

0024

the Green Door: Hogwarts 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Больничное крыло


Больничное крыло

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

В больничном крыле несколько комнат: лазарет - большое светлое помещение с десятком кроватей, спальня мадам Помфри - школьной целительницы, процедурный кабинет и кладовая.
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/62585.jpg
http://forumfiles.ru/files/0015/76/6a/18208.jpg
Иллюстрации с Pottermore

+1

2

Начало игры.

- Гребанная шерсть, - Сириус извернулся и почесал спину. Мало того, что шерсть была отвратительна сама по себе, от нее еще все ужасно зудело. Блэк упал спиной на больничную койку, принимаясь по-собачьи тереться, едва ли не поскуливая.
Полчаса назад Мадам влила в них какой-то примерзкий отвар, клятвенно пообещала, что «все пройдет» и ушла, оставив изнывать от скуки и зуда. И от планов страшно отомстить: во всяком случае, Сириус думал именно о них. Так, чтоб мучительно, чтобы было понятно, что это именно – кара за все случившееся сегодня.

Чтобы. Чтобы. Чтобы.

Сириус скатился с койки, резким, быстрым шагом, подходя к окну, нетерпеливо завертев ручку: чувствительное обоняние пострадало так же сильно, как и тонкая кожа. Хотелось вывалиться по пояс из окна и судорожно дышать приоткрытым ртом. При этом, не хотелось, чтобы кто-нибудь лишний видел его в таком... волосатом образе.
- Джим, интересно, а что будет, если превратиться – сейчас? С этой всей шерстью, - Сириус мрачно поскреб кожу головы, путаясь пальцами в шерсти, смешавшейся с волосами.

+2

3

Начало игры.

Тело гудело, мысли путались. Джеймс открыл глаза и поморщился. Вокруг страшно воняло. Инстинктивно поднеся руку к лицу, Джеймс широко раскрыл глаза и закашлялся. - Проклятье, что это?! - он рывком сел на больничной кровати, резко осмотрел себя и, с набежавшей гримасой, провел пальцами по темной свалявшейся шерсти. Вот черт! Как я отрубился! Мы все еще под заклятием.

Ах ты… Слюнтявус! Как ты посмел! Проклятые комья… чешется… Тебе не жить! Невозможно надолго задуматься в такой обстановке. Джеймс взглянул в сторону Бродяги и Питера - оба выглядели не лучше него. Тут Сириус вскочил с кровати и резко подошел  к окну. Мысли о свежем воздухе снаружи заставили Джеймса тихонько взвыть.

Он подумал о Лили. Не хотелось бы свидания сейчас. Хорошо, что мадам Помфри старается не пускать в лазарет. На ум пришли воспоминания о последней травме после матча, когда за дверью стоял гул и фанаты пытались прорваться к нему. Он усмехнулся.
- Джим, интересно, а что будет, если превратиться – сейчас? С этой всей шерстью, - Джеймс услышал чуть хриплый голос Сириуса.
- Выпрыгнуть из окна, выпотрошить Снейпа и под улюлюкание скрыться в Запретном лесу? - Джеймс улыбнулся другу.

+2

4

- Неплохая мысль, - Сириус тонко улыбнулся. Это было бы даже изящно, если бы весь образ не портили свалявшиеся клоки по всему телу.
Он, конечно, имел ввиду скорее исследовательский интерес, чем интерес мстительный. Впрочем, от мести он бы тоже не отказался.
- А кто будет улюлюкать? Красивые девочки? – Блэк подумал примерно о том же, о чем подумал Джеймс: «Наверное, последнее, чего бы ему сейчас хотелось – встретить Лили». И не будь Поттер – Поттером, Сириус, наверное,  едко прокомментировал бы это вслух. Но. – Мать бы лопнула, увидев меня в таком виде, - лающий, отрывистый смех.
Это уж точно.
Хорошо, если бы просто лопнула: Сириус надеется, что Регулус не знает. А если не знает – не сболтнет. А если сболтнет – то без красочных подробностей. Ни к чему хорошему эти подробности не приведут – никого. Сириус приоткрыл, наконец, окно, прижался носом к образовавшейся щели, не решаясь высунуть голову – как бы кто не заметил. Жадно, по-собачьи, задышал.

+2

5

Джеймс откинулся на подушку. Когда уже подействует это снадобье мадам Помфри?! Паршивое начало года...
Поттер со скривившимся лицом поерзал на койке.
- Они не упустят возможности! - зло ответил он Сириусу. - Еще этот толстый Моллиган мне антисглазной лак для метлы испортил!
История с лаком произошла под самый конец учебного года и нет-нет да терзала Джеймса летом.
Тогда его метла хитрым образом вышла из-под контроля и звезда квиддича показал себя неуклюжим первокурсником. В тот день было много смеха.
Я тебя поставлю на место, змееныш! И твои дружки до конца обучения будут провисать на матчах как флажки в безветрие! Карта покажет ваши паршивые ботинки!

- Карта! Карта, Бродяга! Мы найдем этого слизеринца! Конечно! Он же хотел попытаться застукать Моллигана уже сегодня и прихватил карту с собой!
Джеймс воспрял духом и буквально выпрыгнул из кровати. Вещи их, однако, висели рядом. Применив свое обычное охранное заклинание Поттер с блеском в глазах извлек из кармана коричневатый пергамент - Карту Мародеров.
Жадно вдыхая (словно воздух неожиданно посвежел) он раскрыл ее и пробежал глазами. Спустя несколько секунд изменился в лице.
- Этот... этот-чертов-Снейп! Сириус, он с Эванс! Они вдвоем, на третьем этаже! Вот гад. Ловко-ловко...
Между бровями залегла складка. Вонь и зуд не давали сосредоточиться.

+4

6

-----> библиотека

Оставив позади жилище магических книг, Ремус нескладно зашагал по коридору к лестнице. Было пустынно и только гул шагов по каменным плитам скрашивал одиночество. За расфокусированным взглядом угадывался клубок мыслей. Именно - криво намотанный клубок воспоминаний, опасений, сожалений... Ремус не смотрел под ноги, однако удачно огибал каменные выступы и статуи.

Ему очень хотелось поскорее увидеть друзей, но одновременно было неприятно - он так и не нашел разгадку и ничем не сможет помочь. Словно это было в первый раз!
А правда в том, что списка школьных побед и поражений, заканчивающихся пребыванием Мародеров у мадам Помфри, как раз хватило бы на роспись стен этого коридора. Правда очень пластична и легко складывается в дальний угол.

Что же искал Снейп? И почему он так быстро ушел... Значит нашел! Люпин был старательным студентом и библиотеку посещал чаще многих. Как и Северус. Они знали зачем приходят и быстро находили нужные книги. Ремус напрягся, вспоминая в каком отсеке был слизеринец. Мимо, смеясь, прошли два старшекурсника. Ремус вздрогнул и снова ощутил одиночество. Он зашагал энергичнее. В быстро восстановившейся тишине послышались обрывки разговора: слов он разобрать не мог, но было ясно, что разговаривают парень и девушка. Люпин мотнул головой.
Вскоре он уже спускался по лестнице, освещаемый волнующимися огоньками факелов.
Показалась знакомая дверь лазарета. Сколько раз он смущенно просовывал туда голову в надежде узнать у мадам Помфри что с ними ничего серьезного. И увидеть как она привычно иронично улыбается.

Подойдя к двери, Ремус, наконец, почувствовал то, о чем шушукались студенты - пахло неприятно. Чем-то животным. 
Стоит сказать, Люпин, как наверное никто из студентов, был привычен к неприятным запахам и почувствовав некоторое облегчение. Выдохнув, он заглянул внутрь: среди белых простыней виднелись две темные, странные и немного нелепые фигуры. Третья фигура стояла у окна. Существа эмоционально говорили голосами Сириуса И Джеймса. В какой-то момент Ремус чуть не рассмеялся.
Мадам Помфри в лазарете не было. Жаль. Но, разумеется, у нее хватает дел помимо разговоров со студентом. Впрочем, так может и лучше.
Люпин зашел внутрь и встал у двери. Кроме них явно никого больше не было. Одна из фигур сидела на кровати с каким-то листом бумаги в руках-лапах.

- Этот ... этот-чертов-Снейп! Сириус, он с Эванс! Они вдвоем, на третьем этаже! Вот гад. Ловко-ловко...

Джеймс! Люпин встрепенулся и направился к койке, одновременно разглядывая внешний вид друга и перебирая в голове недавно прочитанное.

- Когда же вас выпустят отсюда?

+2

7

Под конец праздничного ужина, Альбус Дамблдор провожал взглядом наевшихся и возбужденных встречей с друзьями учеников. Первое сентября всегда было очень волнительным днем для него, несмотря на то, что это событие происходило из года в год.
Директор отвлекся на разговор с Горацием Слагхорном в тот момент, когда на выходе из Большого зала зашумели. Он привстал за столом и через минуту увидел идущую к нему Минерву, хмурую и чем-то весьма озабоченную.
— Снова Поттер и Снейп, Альбус! В первый же день!
— Что на этот раз?
— Сегодня пострадавшие Поттер, Блэк и Петтигрю, — профессор Макгонагалл продолжала хмуриться, — Покрылись шерстью и испускают непередаваемый аромат. Думаю, ничего серьезного, отправила их в больничное крыло. Хорошо, что Поппи уже поужинала.
— Интересно.. — Дамблдор машинально погладил бороду и на его лице на самом деле отразилась заинтересованность. — Отдыхай, Минерва, а я посмотрю что там.
Директор встал из-за стола и направился в больничное крыло.

В лазарете он увидел лежащих в отключке на кроватях Мародеров и суетящуюся мадам Помфри.
— Дети - прекрасные создания, — немного сварливо, но без злости сказала она. — Не знаю точно, что это, но Темной магией не пахнет, так что стандартное зелье должно помочь.
Дамблдор прошелся вдоль кроватей и сделал над «больными» несколько пассов палочкой.
«Хм.. неужели» — подумал он, пожелал Поппи приятного вечера и направился в библиотеку. Если его догадка верна, то.. сначала нужно проверить.
Книги, о которой подумал директор, на полке не оказалось.
— Ирма, — он подошел к библиотекарю, которая почему-то была несколько взвинчена, — Скажите, кто-нибудь заходил сегодня в Ваши владения?
— К моему удивлению - да,— ответила та, — Были двое, они вообще часто заходят. Но чтоб сегодня.. Люпин и Снейп, если я не ошибаюсь. Но они ничего не взяли.
«Взяли, Ирма, взяли» — подумал Дамблдор, но промолчал.
Его догадка подтвердилась. Когда-то давным-давно он слышал историю про эту книгу. Это был небольшой тираж, который оказался крайне неудачным. Ничем вроде бы не примечательная «Трансфигурация для дополнительного изучения» вела себя странно: книги не поддавались на заклинание призыва, почти никому не открывались, а иногда и вовсе улетали.
В настоящее время было неизвестно сколько представителей данного тиража сохранилось.
За экземпляром, хранившимся в Хогвартсе, Дамблдор приглядывал. Книга действительно, судя по всему, не хранила в себе знаний о Темной магии, однако, для любящего загадки директора, представляла определенный интерес.

«Книгу взял Снейп, а не Люпин. У него должна быть вторая, благодаря которой он и выучил заклинание. Возможно, наш экземпляр узнал магический след своей «сестры» и поэтому признал мальчика своим хозяином» — Дамблдор покинул библиотеку и задумчиво пошел по коридору. — «Заклинание не представляет большой опасности, но контрзаклятье находится в той же книге. Зелье Поппи вряд ли поможет».
Проблема была не такая серьезная, чтобы решать ее кардинальными методами. Хотя и по-простому тоже не выйдет. Если Снейп узнает, что только он может расколдовать Мародеров, то он не только не поможет, но и новых проблем не оберешься. «Думаю, ему мы ничего говорить не будем. А вот для нашей компании Гриффиндорцев это может стать неплохим уроком». Директор улыбнулся.
Где-то совсем близко послышался разговор и Дамблдор накинул на себя маскирующие чары.
Пройдя немного и свернув за угол, он увидел Снейпа и Лили Эванс, сидящих на подоконнике. Мисс Эванс демонстрировала, судя по всему ушибленное, колено, а Северус, судя по выражению лица, решал каким образом будет его лечить. Рядом с ними, на подоконнике, лежала та самая «Трансфигурация для дополнительного изучения». Директор остановился недалеко от них всего на несколько секунд и пошел дальше. В голове у него уже возникли несколько сценариев развития событий и он снова улыбался.

Дамблдор спустился на первый этаж и зашел в лазарет. Мадам Помфри на месте не было, зато Мародеры успели очнуться и к ним уже присоединился Люпин.
— Приятного вечера, молодые люди, — директор взмахнул палочкой и вонь от шерсти стала еле заметной.

Отредактировано GameMaster (18-12-2015 08:38:16)

+3

8

Антисглазной лак – это, конечно, табу. Про этот грешный лак в их компании не упоминали никаким раком: иногда доходило до абсурда. Но что поделаешь, если лучший друг оказался слишком слаб до уязвленной гордости?
Сириус принимал все его недостатки.
Впрочем, видимо, теперь у них появится новое табу: рыжее и с именем Лили. Или это будет рыцарская война до последнего вздоха? Или сначала – рыцарская война, а потом – табу? Сириус уже предчувствовал все неприятности на свою аристократичную задницу, он неловко улыбнулся, пожевал кусок свалявшейся шерсти, лезущей в рот. И воодушевленно начал:
- Джеймс, слушай, да что ты? Какая-нибудь дерьмовая случайность, а ты уже кипятишься. Мы этому Северусу наваляем по самые уши. И Моллигану наваляем. Только пусть рожа в нормальное состояние придет, - Сириус попытался изобразить понимающий, сочувствующий взгляд, но тут зашел Люпин. А главный по таким взглядам всегда был Люпин. Блэк даже выдохнул: у него самого со всеми этими выражениями соболезнований всегда было не слишком хорошо.
- Когда же вас выпустят отсюда?
- Я не знаю, малыш. Эта погань все не слезает, - Сириус снова почесался. Просто отвратительно. Его прекрасное, аристократичное лицо. Его прекрасные, аристократические руки!
На директоре Сириус окончательно иссяк. Даже по сторонам посмотрел – на реакцию друзей. Испугался на секунду, что ему уже окончательно поплохело: слишком много событий, чтобы успевать адекватно реагировать.
- А вы можете еще сделать так, чтобы не чесалось? – вежливая, белозубая улыбка на обросшем лице. Одни зубы.

+4

9

Он увидел их первым. Стоят рядом, парень пытается прижать ее к себе, она испуганно оглядывается. Волосы растрепались, губы приоткрыты - она так хороша! Он подходит ближе. Она видит его и ее глаза становятся блестящими от подступающих слез. Легким движением он практически отбрасывает черноволосого: тот гневно что-то шепчет и получает затрещину и едкий ответ. Она обнимает его.
Ее рыжие волосы пахнут цветами. А изящное тело так непозволительно близко. Она признается, что ждала его и уже почти отчаялась.
Он подхватывает ее на руки, с волнением ощущая, как она обнимает его за шею, и уверенно идет вперед.

Откуда-то издалека доносится голос. Все звучнее и громче. Он говорит на неизвестном языке и словно окружает их. Она шепчет ему нежности, почти касаясь мягкими и желанными губами его уха. Но в ушах этот голос! Такой момент! Он напрягается: сквозь абракадабру звуков отчетливо звучит его имя: Д-Ж-Е-Й-М-С, С-Л-У-Ш-А-й, Д-А Ч-Т...

- Джеймс, слушай, да что ты? Какая-нибудь дерьмовая случайность, а ты уже кипятишься, -  воодушевленно вещал Бродяга в метре от него. - Мы этому Северусу наваляем по самые уши. И Моллигану наваляем. Только пусть рожа в нормальное состояние придет.
Друг смотрел на него понимающе и Джеймс ощутил прилив сил. Он сжал карту в руке.

- Верно-верно! - торопливо ответил Поттер. - Мадам Помфри спец! Помнишь, после того матча, спину за день выправил! Хаа!
Джеймс представил себе как бежит за слизеринцем.  Настигает его...в крови клокочет адреналин и  возбуждение. Движения Джеймса быстры и точны, мышцы напряжены, рукава мантии развеваются, он хватает Снейпа за воротник и рывком прижимает к стене...

- Когда же вас выпустят отсюда? - Джеймс вздрогнул и обернулся. Недалеко от него стоял чем-то смущенный четвертый мародер.
- Я не знаю, малыш. Эта погань все не слезает.
- Лунатик, здарова! Новый имидж - как тебе? - в воздух взлетели клочки шерсти: Джеймс спрыгнул с кровати и встал в позу, напоминающую выступление культуриста и сумоиста одновременно.
- Какие новости из большого мира? - воззрился он на Люпина.

- Приятного вечера, молодые люди, - узнаваемый властный и вкрадчивый голос директора. Сейчас начнется...
Дамблдор сделал движение волшебной палочкой и вдруг стало так легко. Бежать за слизеринцем, обнимать Лили захотелось с удвоенной силой. И дышать, дышать, дышать...

+3

10

- Я не знаю, малыш. Эта погань все не слезает, - не злость, не страх. В словах слышалась грусть. Присмотревшись в очередной раз к темной фигуре, на мгновение Люпин увидел Блэка  - красивого  и уверенного, со светлой кожей, почти светящейся на фоне волн темных волос.  Ни капли радости в том, чтобы быть оборотнем  и испытывать повторяющийся кошмар. Долгие минуты ужасной боли и он переставал быть человеком. С Сириусом не происходило ни того, ни другого, но  - ощутимо как влажность  – оставаться человеком в самой что ни есть звериной шкуре ему было невыносимо. Ремус сильнее сжал губы.

- Лунатик, здарова! Новый имидж - как тебе?
Комично вскочившая в облаке пыли фигура невольно заставила Люпина улыбнуться. Никакая шерсть натуру не скроет. После пары минут с друзьями – просто рядом, слыша их голоса – как-то само собой к уставшему Люпину пришла спасительная мысль, что в заклинании нет надуманной им в библиотеке  непоправимой опасности. Ответ Блэка был встречен мысленным кивком головы: заклинания анимагии могут иметь длительные обратные процессы.  Вероятностные картины одинокого будущего, разросшиеся и ветвистые, исчезали подобно пыльце на ветру. Он был рад. Почти до слез, которые, безусловно, остались глубоко внутри – в темнице большинства его сильных эмоций.

- Понятно. Ремиссионный период бывает долгим, - ответил  Люпин Сириусу уверенным голосом.
- Какие новости из большого мира?
Вы, конечно, наделали шума. И не только его, – Люпин со смехом помахал рукой в воздухе, указывая на запах.
- Не буду пересказывать сплетни – я застал малую их часть. Но вы герои дня, однозначно! - имея привычку последовательно излагать события,  он почти сказал про свое вынужденно раннее начало учебной работы в библиотеке. Но отчего-то смутился и осекся.  Его окутало вязкое чувство и библиотека  вдруг стала запретным местом, в котором он совершил что-то постыдное.

Невольно осматриваясь, Ремус увидел знакомый предмет на кровати Джеймса – Карту мародеров. Люпин улыбнулся: сколько воспоминаний связано с этой компактной, полной магии вещью.  Ремус подошел к кровати и взял карту. Пальцы ощутили знакомый пергамент, отчего в душе разлилось тепло, он отрывисто, почти шепотом произнес заклинание и карта раскрылась. В первые секунды он ищет преподавателей – желание расспросить их не оставляет его. Вот библиотека... взгляд бегает по недавним местам… Снейп?! Лили?!  Люпин вспомнил выходящего из библиотеки слизеринца.

Лили была их другом, несмотря на нарастающую сложность в их отношениях с Джеймсом. Ее общение со Снейпом было, как казалось Люпину, не менее своеобразным. 
Его мысли прервал вошедший в лазарет  Дамблдор. Ремус обрадовался неожиданному приходу директора. Желание узнать  всю правду о произошедшем вновь появилось в его сердце.

+3

11

А вы можете еще сделать так, чтобы не чесалось?
— Думаю, смогу даже несколько больше. — Дамблдор направил палочку на Сириуса, выводя ей какой-то незнакомый Мародерам символ, и Блэк стал меняться на глазах. Шерсть становилась все короче, будто втягиваясь обратно в кожу, и через несколько секунд совсем исчезла. Улыбнувшись, директор проделал то же самое с Джеймсом и Питером. Надо сказать, что Питер, в отличие от остальных присутствующих Гриффиндорцев, вел себя тихо и, хотя старательно копировал все эмоции своих друзей, за все время пребывания в лазарете не произнес ни слова.
— Надеюсь, теперь вам станет немного легче, — Директор сел на одну из кроватей, — Но, к сожалению, это лишь временная мера. Действие моего заклинания продлится часа три и за это время было бы хорошо решить нашу проблему полностью.
Дамблдор сделал вид, что не заметил Карту в руках Люпина. Сейчас он мысленно выбирал самый приемлемый – и при этом интересный – вариант развития событий.
— Видите ли, молодые люди, заклятье, которому вы подверглись, описывается, насколько я знаю, только в одной книге. И эта книга, как вы уже могли догадаться, находится у Северуса Снейпа. — Директор поймал на себе четыре, абсолютно по-разному эмоционально-окрашенных, взгляда. — Хочу сказать сразу, что отобрать книгу не получится, она просто улетит от вас или не откроется.
Дамблдор прекрасно понимал, что отобрать – не единственный вариант, который неизбежно появится у Мародеров. Применив силу, можно заставить Снейпа открыть книгу самостоятельно или даже произнести контрзаклятье. Сознательно провоцировать неразумных детей на такие действия? Нет. Придется преподнести информацию иначе.
— А также владельца книги нельзя.. силой заставить помочь вам. Данная книга очень капризна. Вы не сможете применить контрзаклинание из нее, добытое подобным путем. Северус должен произнести обратное заклятье сам или показать его вам – добровольно или по чистой случайности.

В этот момент в лазарет зашла мадам Помфри.
— Ох, уже подействовало, как хорошо! А я уж думала, придется вам пролежать здесь всю ночь. — Она повернулась к Дамблдору. — Альбус, все в порядке?
— Да, Поппи, мы просто разговаривали. Думаю, можно отпустить ребят к себе в гостиную, — он выразительно посмотрел на Мародеров, встал и расправил складки мантии. — А меня ждет лимонный щербет. — С этими словами директор развернулся и вышел. Лимонный щербет действительно ждал его в кабинете. А после десерта можно будет проследить все ли в порядке.
— Сейчас, не уходите, нужно выпить еще кое-что для закрепления результата. — Мадам Помфри скрылась на мгновение в процедурном кабинете и вышла оттуда с подносом, на котором стояли четыре небольшие чашки с весьма неаппетитной темно-зеленой жижей. Всучив по чашке каждому Мародеру, и изобразив наставительное выражение лица, школьная целительница ушла в свою комнату.

Отредактировано GameMaster (25-04-2015 17:44:29)

+3

12

Дамблдор сделал несколько жестов волшебной палочкой - и мохнатый вонючий позор исчез! Столько времени потеряли! Фуу, этот красный порошок мадам Помфри! Как дурак все выпил... Подстава! Джеймс был обрадован и разочарован одновременно. Он потянулся и с проблесками нежности погладил свои снова человеческие руки.

Книга у Снейпа! Слизеринец окончательно распоясался! А Рем еще разговаривает с ним:
- Он же наш сокурсник. Ребята, зачем проблему на пустом месте?
Это от него сейчас останется пустое место! Как-он-посмел?! Теперь ясно, что делать. Три часа - отлично! И быстрее матчи выигрывали! Это будет его последняя книга!

На щеках Поттера появился румянец. Голыми руками отделаю!
От книг одни проблемы, всегда это знал, Джеймс усмехнулся и украдкой посмотрел на карту в руках Люпина.

- А также владельца книги нельзя.. силой заставить помочь вам. Данная книга очень капризна. Вы не сможете применить контрзаклинание из нее, добытое подобным путем. Северус должен произнести обратное заклятье сам или показать его вам – добровольно или по чистой случайности, - директор продолжил свой рассказ.
-Что?! - вырвалось у Джеймса. - Добровольно?! То есть вы не сможете окончательно расколдовать нас?
В это просто не верилось. Нет. Он столько раз насылал на Снейпа заклинания, где-то надеясь, что они останутся с последним навсегда. А лучше - он сам канет в лету. По правде, он не задумывался вообще. Магическая сила просто временами рвалась наружу. Как жало.  Но сейчас возбуждение боролось со страхом. Есть мысли, которые лучше не думать. Иначе жало вопьется в себя.

Положение жертвы - это какая-то шутка, точно. Что он предлагает, директор? Хвататься за отрепья слизеринца и молить о спасении? Мантия. Проберусь за ним - заучка, наверное, и засыпает с книгой. Импедимента и контрзаклинание у меня. Да, все так и будет.
Ахха, что за бред! Старик любит пошутить - это всем известно! Догнать и превратить в червя, делов-то!

Взгляни он на себя сейчас: пальцы теребят волосы на затылке, остекленевший взгляд, брови почти танцуют - сомнительный герой.
Дамблдор закончил, перекинулся парой слов с вошедшей мадам Помфри и двинулся к дверям.
Что, вот так? Ни окончания притчи, ни штрафа?
- Спасибо... мадам Помфри, - стакан в руке, стакан на столе.

+2

13

С момента появления Дамблдора в главном зале лазарета, сердце Ремуса забилось сильнее. Он узнает правду, а тягучие часы непонимания останутся позади. Люпин любил порядок и понимание. Неудачная борьба с "недугом", злость и страх перед превращением с годами переродились, как шрам, в новую форму - своеобразную любовь. Так раб любит господина. Он зависел от фатальной последовательности в своей жизни. И хотел понимать как можно больше, ведь это давало спасительную возможность контроля, а в глубине души - иллюзию возможности избавления от "болезни".

И сейчас, когда директор в паре метров от него, он все спросит, он узнает факты и сможет подготовиться. Между тем, гнетущие мысли, как скорпионы в ночи, снова нападали: факты могли оказаться трагичными.
К друзьям на его глазах возвращался прежний, полностью человеческий облик и Ремуса наполнили воспоминания, уже, как это часто бывает с ностальгическими моментами, слегка навязчивые, но все же приятные.
Однако, в следующий момент в животе все неприятно сжалось.

— Видите ли, молодые люди, заклятье, которому вы подверглись, описывается, насколько я знаю, только в одной книге. И эта книга, как вы уже могли догадаться, находится у Северуса Снейпа.
Значит он все-таки ушел с книгой! Снейп унес... единственный экземпляр?! Люпин напрягся. Как такое возможно? Это определенно не темная магия, учебники в день приезда еще очевидно никто не брал, как могла остаться единственная книга?

- Хочу сказать сразу, что отобрать книгу не получится, она просто улетит от вас или не откроется.
Ремус погрузился в себя: он знал о "нравах" библиотечных книг и за годы обучения неплохо натренировался управляться с ними, но как в таком случае ею пользуется Северус?

- А также владельца книги нельзя.. силой заставить помочь вам. Данная книга очень капризна. Вы не сможете применить контрзаклинание из нее, добытое подобным путем. Северус должен произнести обратное заклятье сам или показать его вам – добровольно или по чистой случайности.

Простые и отчетливые, слова директора падали в колодец непонимания. Вопросы, вопросы, вопросы... У юноши сбилось дыхание. В том, что описывал директор не было чего-либо необычайного... если бы это не относилось к студенту. Что за таинственная связь у Снейпа с этим заклинанием?
Нестандартность ситуации дополнялась невозможностью директора помочь им. В стенах Хогвартса Люпин обрел новую жизнь, друзей и защиту. Он мог с восхищением наблюдать за магическим мастерством преподавателей и верил, что они способны изменить его жизнь. В будущем, но обязательно к лучшему.
- Добровольно?! То есть вы не сможете окончательно расколдовать нас?
Ремус очень нервничал. И усиленно думал. Они подрались в первый же день, теперь они будут в бешенстве. Бродяга, конечно, пошутит.
И предложит, наверное, одну из тех  идей, что они проделали тогда на 4 курсе. Даже если их не поймают, за три часа... И Лили, конечно, ничего не скажут.
Неожиданное появление красивой рыжеволосой девушки в мыслях смутило Ремуса. Сейчас все в ее образе трепетно напоминало о спасительной гармонии и красоте...

Дамблдор был уже в дверях, когда Люпин с похолодевшей спиной понял, что так ничего и не спросил. Проследив отсутствующим взглядом за подносом в руках мадам Помфри, он почувствовал жажду.

Но теперь он знал правду и понял, что может сделать. Уверенности не было, но было желание. Слегка помятая и влажная от вспотевших пальцев карта показала ему все необходимое.
- Я... я скоро вернусь, - рывком положив карту на край кровати Поттера , юноша быстро вышел вслед за директором.

------> Гостиная Гриффиндора

+3

14

Паршивая новость. Джеймс теребил прическу. Очень паршивая.
Ничто уже не мешало понять, что это не шутка. Следовало собрать волю и руку в кулак и разрешить это дело. Схватив Карту Мародеров, Поттер суетливо начал рассматривать ее. Визуализация врага - это полезно. Тем более, что эмоциональная поддержка отсутствовала - все были в свои мыслях.

Пальцы постукивают по кобуре. Стоит зловещая тишина, только ветер поднимает пыль и подгоняет Перекати-поле. Звякнули шпоры на сапогах. Это его дуэль.

Джеймс ринулся к кровати - мантия-невидимка была на месте, он облегченно выдохнул.
- Бродяга, ты знаешь, где меня искать. - Джеймс подмигнул Блэку, поправил рубашку, набросил факультетскую мантию и пошел к выходу. И впервые за последние часы почувствовал тошнотворно-неприятное волнение, называемое страхом. Он боялся насмешек. Да он бы на костре сгорел - не признался. Поттер поскорее набросил на плечи мантию-невидимку, даже не оглянувшись на возможное присутствие мадам Помфри рядом. А может, это уже автоматизм, наработанный тренировками по квиддичу.

Три часа. Чертовых три часа! Вопреки магической защите Джеймс подсознательно надеялся на пустынные коридоры. Он тихо вышел из больничного крыла и прытко зашагал к лестнице. Змееныш на третьем этаже. Вспыхнувшие мысли о Лили и близости к ней Снейпа обожгли Поттеру щеки. Ну, попадись мне!

Радостно отметив, что слизеринец начал спускаться по лестнице, Джеймс бегом пересек два параллельных коридора и двинулся туда, куда он был уверен - или хотел верить - пойдет и Снейп: в свою подземную спальню. За предыдущие "невидимые" вылазки осторожничать в походке уже вошло в привычку. Хотя и не сразу - как спортсмен, Поттер часто двигался стремительно и в полную силу.

Вот и тот самый коридор. Карта показывает приближение Снейпа, мышцы Джеймса напряжены, челюсти готовы раздавить друг друга.

---------> Коридоры подземелий

Отредактировано James Potter (09-05-2015 21:07:17)

+1

15

Начало игры

Это определенно не их день. То, что Мародеры услышали от Дамблдора, было похоже на какой-то бред. Как это нельзя отобрать? Как это нельзя заставить? Как они тогда вообще могут что-то сделать? Почему вообще они должны просить о помощи этого заморыша, который заварил эту кашу? Чтобы он, Сириус Блэк, просил у Снейпа книгу... Нет, немыслимо. Немыслимо даже молча принимать участие в таком деле. Немыслимо даже воспринимать это как вариант.

Ремус ушел первым. Может, придумал что-то годное, может, просто пошел думать в одиночестве над решением проблемы. Бродяге хотелось, чтоб он все сделал сам. Ремус - человек неконфликтный, тактичный, бисер метать не станет, так что, наверное, только он бы и смог со Снейпом как-то договориться. Чисто теоретически.

Сириус, если честно, не хотел париться. Конечно, превращаться в вонючую мочалку ему тоже не хотелось, но в голову не приходили никакие идеи. Разве что...

Джеймс убежал спустя несколько минут, накинув плащ-невидимку, и Блэку не трудно было догадаться, что именно он задумал. Он перечить не стал - если даже книгу не удастся отобрать или открыть потом, Сохатый хоть душу отведет. Сириус бы тоже не прочь что-то натворить. Психовать после слов Дамблдора очень хотелось, вот только все разбежались. Питер, конечно, остался, но тут орать без толку. Он и не скажет ничего, какой смысл?

Подобие плана у Сириуса было, но его вряд ли одобрят Джеймс и Ремус. Впрочем, других вариантов не было, скоро Сохатый сам в этом убедится, а у Блэка уже будет новый план, который может сработать.

- Идем, Хвост, - обратился он к четвертому мародеру и, не оборачиваясь, пошел к выходу.

-----> Гостиная Гриффиндора

Отредактировано Sirius Black (07-12-2015 13:53:12)

+5


Вы здесь » the Green Door: Hogwarts 1976 » Хогвартс » Больничное крыло